Врач считает, что женщину можно было спасти при правильной диагностике
Врач считает, что женщину можно было спасти при правильной диагностике

В марте 2016-го после трепанобиопсии (процедура по получению образца костного мозга из подвздошной кости таза. — Прим. автора) в пермской больнице умерла женщина. По предварительной информации, медик повредил ей артерию, и пациентка потеряла большое количество крови. Родственники погибшей обратились в следственный отдел и прокуратуру. Было возбуждено уголовное дело.

Суд признал гематолога виновным и приговорил его к двум годам ограничения свободы. Это значит, что мужчина не может покидать пределы Перми, должен каждый месяц отмечаться в правоохранительных органах. Помимо этого, суд запретил ему заниматься медицинской деятельностью в течение двух лет.

Свою вину подсудимый не признал. Врач сообщил, что у пациентки было серьезное заболевание крови и склонность к кровотечению, именно это, по его мнению, и привело к смерти женщины.

По версии следствия, медик проколол подвздошную кость и латеральную крестцовую артерию, что вызвало кровотечение и гематому. Судмедэкспертиза признала прямую причинно-следственную связь между манипуляцией врача и смертью 60-летней пациентки.

— Если бы у пациентки правильно диагностировали осложнения, ее можно было бы спасти. Виновным себя не считаю, — сказал в суде врач.

По словам дочери пациентки, ее мать по телефону жаловалась на боли в месте прокола и боль в животе после трепанобиопсии. Супруг погибшей рассказал, что в день, когда его жену поместили в отделение реанимации, ее лечащий врач, она же заведующая отделением гематологии, сообщила, что это их ошибка, такое в их практике впервые случилось.

— Она также мне рассказала, что оперировал молодой врач. Я спросил: студент что ли? Она ответила, что это не первая его операция. Я видел, что в суде его коллеги пытались помочь ему своими показаниями. А потом мне позвонил их представитель, который предложил встретиться и предлагал 50 тысяч рублей. Я кинул трубку, — рассказал супруг Евгений.

По данным следствия, женщину отправили на трепанобиопсию, потому что у нее выросли показатели гемоглобина, нужно было поставить диагноз. Для диагноза взяли пункцию костного мозга. Когда началось кровотечение, провели другую операцию по перевязке подвздошной артерии.

Сертификат гематолога осужденный медик получил недавно, до этого прошел дополнительное обучение. Трепанобиопсии сначала проводил под наблюдением более опытных врачей. Но в этот раз операцию делал самостоятельно.

На суде врач не отрицал, что прокол возможен, если пациент шевелится, дергается и имеет низкий болевой порог.

— Пациентка постоянно уходила от иглы, — сказал врач.

Приговор судья оглашал три часа. Выяснилось, что незадолго до операции у подсудимого родился ребенок. Он не высыпался ночами, стал гораздо чаще брать смены, чтобы прокормить семью.

— Знаний врача на момент операции было достаточно, чтобы понимать, какие у пациента могут быть осложнения. Он мог их диагностировать, — огласил вердикт судья. — Он должен был проверить показатели крови пациентки. Но понадеялся только на ее лечащего врача. Проявил небрежность. Осложнения врач должен был предвидеть. Учитывая, что операция проводится вслепую, нужно было проявить особую предосторожность.

Муж погибшей назвал приговор слишком мягким и гуманным.

— Гражданский иск мы не будем подавать, — добавил супруг. — Я вижу, что это совсем молодой парень. У него семья. Конечно, жену не вернешь. Мы хотели добиться, чтобы он хотя бы понял, что сделал. Во время расследования и судебного процесса врач менял адвокатов. Каждому из них требовался месяц, чтобы ознакомиться с томами уголовного дела. Он обжалует приговор, это его право. А 21 марта истекает срок давности. В краевом суде вряд ли успеют рассмотреть его апелляцию. То есть приговор Ленинского суда обнуляется, его отменят, наказание он не будет отбывать, снимут и запрет на медицинскую деятельность. Останется только судимость.