15 ноября пятница
СЕЙЧАС +0°С

Сбой в гомофобии. Как посетитель пермского гей-клуба добился приговора для избившего его мужчины

По данным общественников, для судебной практики приговоры за гомофобию — редкость

Поделиться

Антон разрешил нам использовать его фотографию, но, понимая, с чем он может столкнуться, мы решили этого не делать

Антон разрешил нам использовать его фотографию, но, понимая, с чем он может столкнуться, мы решили этого не делать

Почти год назад пермяк Антон обратился в полицию с заявлением о том, что его избили около 6 утра 5 мая 2018 года у гей-клуба в Перми. Побои сопровождались оскорблениями. Их общий смысл сводился к тому, что жертва — «лицо нетрадиционной сексуальной ориентации» (цитата из материалов дела). Полиция задержала обидчика, дело дошло до суда. В его вердикте речь идёт не об обычной драке, а о побоях на почве гомофобии. Для судебной практики России это редкий случай — обычно, говорят в пермской ЛГБТ-группе «Радужный мир», следствие не устанавливает истинную причину подобных правонарушений.

С ножами на гей-клуб

В ночь с пятницы на субботу Антон пришёл со знакомой в гей-клуб. Подруга через час ушла, а мужчина встретил знакомого и остался. Около пяти утра в клуб зашёл молодой человек, с виду нетрезвый. По показаниям охранника, Виктор ходил и толкал других людей. Именно он позднее нападёт на Антона. Во время избиения Антон запомнил его лицо как раз потому, что впервые увидел его в клубе. Охрана дебошира вывела, но гости стали передавать друг другу, что на улицу лучше не выходить. Якобы там этот человек — уже с друзьями, и компания хочет избить посетителей.

По свидетельству охраны, у людей на улице в руках были ножи. Некоторые залезли на забор перед зданием. Приехавшая группа быстрого реагирования отвела компанию в сторону. В этот момент Антон с товарищем решили «прошмыгнуть», как он рассказывает, и вышли. Им нужно было попасть в соседний дом.

Компания побежала к ним — с криками, что приятелей «зарежут», утверждает пострадавший молодой человек. Его друга кто-то повалил на землю, а он получил удар, от которого упал в первый раз. Антон старше Виктора на десять лет, но телосложения худощавого, а нападавший, как выяснится позже, занимается боксом. Сквозь «коматозное состояние», говорит Антон, он услышал женский голос. «Какое вам дело? — говорила незнакомая девушка. — Отстаньте от них». Эти люди, считает собеседник, их спасли: последствия могли быть хуже. Группа быстрого реагирования и сотрудники клуба при этом не вмешивались, потому что «это не входит в обязанности». Но, по их словам, вызвали полицию. После приезда полицейских агрессивная компания разбежалась. Догнали только одного человека. В нём Антон опознал обидчика.

Других так и не нашли — задержанный сказал, что у него нет их контактов. Он объяснил, что познакомился с ними только в ту ночь. При этом нам виновный сообщил, что был в ту ночь со своими знакомыми. Якобы с ними проходил мимо клуба и увидел целующихся парней, после чего те и «получили люлей».

Продолжить общение с журналистом собеседник согласился только «за отдельную плату».

Жажда мести

В больницу Антона увезла скорая. Медики зафиксировали ушибы, ссадины и кровоизлияния. То же самое было у товарища. Заявление о побоях мужчина написал в тот же день — когда после больницы к нему домой пришёл полицейский. Антон объясняет: «Жажда мести, хотелось справедливости». Он не желал оставлять безнаказанным то, что его «избили ни за что ни про что — просто из клуба вышел не вовремя».

Сотрудник вначале отказывался брать заявление: якобы это можно было сделать лишь в отделении. Ещё полицейский, вспоминает Антон, намекал на сложность дела: «Просто избили какие-то люди на улице». Но, по словам собеседника, это был единственный случай, который можно отнести к предвзятому отношению к ЛГБТ в полиции, и после этого он с гомофобией не сталкивался. Сходить в полицию убедил и приятеля, хотя тот поначалу боялся: не хотел возможной огласки.

Задержанный, как выяснилось, работает в охране, имеет на иждивении двух детей. За неделю до нападения Виктор проходил мимо гей-клуба — решил зайти. Как говорится в материалах дела, увидел целующихся людей, ему стало «неприятно», и он просто вышел. Затем, в ночь на 5 мая 2018 года, молодой человек сидел в другом заведении неподалёку. Как он объяснит позже полицейским, именно там он познакомился с несколькими мужчинами и предложил им пойти в гей-клуб «подраться». Правда, позже полицейские услышат от него другую версию (её нападавший изложил и нам): в компании знакомых он проходил мимо гей-клуба, увидел целующихся мужчин — тогда и полез в драку. На этой версии он в итоге и остановился. Антон при этом утверждает, что они не целовались.

По мнению обвиняемого, гомосексуалы «не мужчины». Такое отношение признали мотивом преступления.

До суда обвиняемый узнал телефон Антона и звонил ему. Предлагал угостить коньяком, чтобы загладить вину, утверждает молодой человек. «Ты знаешь, мне, наверное, не столь важна бутылочка коньяка, — запомнил свой ответ потерпевший, — как осознание того, что ты будешь наказан».

«Че на суд поедешь?» — получил Антон сообщение во «ВКонтакте» от незнакомого пользователя (приводим переписку без исправлений). «Добрый день. С какой целью вы интересуетесь?» — ответил наш собеседник. «С познавательной!» «Конечно же да», — сказал Антон. «Петушара», — написали ему. «Ок. Пусть будет по твоему».

Выводы какие для себя сделали?

На суд Антон, впрочем, не пошёл, чтобы «не тратить нервы». К тому времени он нашёл в интернете ЛГБТ-группу «Радужный мир». Та помогала ему в суде, и юрист сказал, что нападавшего всё равно должны наказать.

— Там написано всё, — ответил обвиняемый на вопрос судьи о причинах своего поступка, когда шло заседание. — Стояли два молодых человека, целовались. Некрасиво.

— А пройти мимо и не бить?

— Некрасиво.

— Выводы какие для себя сделали? — спросила судья.

— Обходить таких людей стороной.

Дело рассматривали в особом порядке. Это значит, что нападавший согласился с предъявленным ему обвинением и ходатайствовал о вынесении приговора без судебного разбирательства. В таких случаях человек получает максимум две трети самого большого для своей статьи наказания. Максимальный приговор по 116-й статье Уголовного кодекса «Побои» — два года лишения свободы. В этом же случае ограничились обязательными работами в объеме 300 часов. Смягчающими обстоятельствами стали признание вины и малолетние дети Виктора, отягчающих — не было.

В приговоре сказано, что причина преступления — «ненависть в отношении лиц нетрадиционной сексуальной ориентации». В ЛГБТ-группе «Радужный мир» отмечают, что признание гомофобного мотива — редкость. В 2017 году социолог Александр Кондаков изучил 267 приговоров об убийствах, избиениях и грабежах ЛГБТ по всей России. Из них гомофобию увидели только в двух случаях.

Антон полагает, что приговор мог бы быть другим. В частности, в вердикте не говорится, что нападавших было несколько, что у них были ножи. Но хорошо, считает собеседник, что зачинщик не остался безнаказанным. Антон называет судью даже лояльной: вместо запрошенных прокуратурой 240 часов работ та назначила 300.

В конце 2018 года «Радужный мир» провёл опрос о преступлениях на почве ненависти и дискриминации в отношении ЛГБТ в 2017 — 2018 годах в Пермском крае. Активисты узнали о полусотне случаев: кроме избиений, это также сексуальные домогательства, травля в школе и дискриминация на работе. В полицию обратились лишь единицы респондентов.

оцените материал

  • ЛАЙК 0
  • СМЕХ 0
  • УДИВЛЕНИЕ 0
  • ГНЕВ 0
  • ПЕЧАЛЬ 0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Аноним
4 апр 2019 в 12:23

Ох уж эти "истинные натуралы", которых в гей-клубы тянет.

фывааа
4 апр 2019 в 15:05

У вас в статье написано, что Антон - пермяк - он мне не земляк! Пишите проживающий в Перми! Не надо оскорблять простой народ!

Ujcnm
4 апр 2019 в 13:25

Гомофобия это болезнь. Хотя глубинный народ так не считает, т.к. живет по лагерным понятиям.