24 мая пятница
СЕЙЧАС +5°С
  • 6 мая 2019

    У нас появились страницы авторов

    На сайте появились странички постоянных авторов 59.RU. Для того, чтобы на них попасть, нужно нажать на выделенные синим цветом имя и фамилию автора под новостью или статьей. На странице есть информация о журналисте и тексты, а также контакты и страницы в соцсетях — для быстрой связи. 


    10 апреля 2019

    Быстрый доступ к комментариям в мобильной версии

    Теперь в мобильной версии пользоваться сервисом комментирования стало еще удобнее — кнопка доступа к комментариям «закреплена» внизу экрана. На ней вы можете видеть количество уже оставленных комментариев, а нажав на нее — перейти к ним и оставить свой.

    26 марта 2019

    Теперь фото с 59.RU можно запостить в соцсети

    И сделать это в два клика — открыв фотографию и нажав на кнопку с логотипом соответствующей соцсети в правом нижнем углу. Два клика — и фото у вас на странице. 

    Сейчас опция доступна в десктопной версии, в скором времени она будет работать и в мобильной.

    Еще

«Десятки потерпевших — это говорит о том, что в Перми работает преступная система по микрозаймам»

Разбираемся в историях с микрофинансовыми и не только организациями Евгения Мезина

Поделиться

Евгений Мезин сейчас находится под арестом

Фото: архив 59.RU

На прошлой неделе большой резонанс получила история пенсионерки из Краснокамска, которая взяла в микрофинансовой организации кредит для обустройства дачного участка, а в итоге может лишиться квартиры. В Перми таких пострадавших десятки. Так, до сих пор идет следствие по самой нашумевшей истории 90-летнего ветерана Василия Ушакова. Его дочь-пенсионерка взяла займ в два миллиона рублей в микрофинансовой организации «Клок Хаус» на лечение у экстрасенсов. Расплатиться с кредитом женщина не смогла, и в итоге квартиру, которую она оформила как залог, у мужчины и его дочери забрали, а пытаясь их выселить, ветерана избили. Следователи возбудили несколько уголовных дел, в том числе по статьям «Мошенничество» и «Побои».

Самое интересное выясняется сейчас, когда под арестом оказался учредитель «Клок Хауса» Евгений Мезин. Сам на суде он называл себя лишь риелтором. Но история бравших микрозаймы пермяков говорят о нём немного больше.

Кто такой Мезин?

По данным базы «Контур Фокус», помимо «Клок Хауса» Евгений Мезин является учредителем девяти компаний, среди них — ООО «РостИнвест», агентство недвижимости «Белые ночи», «Центр развития бизнеса». Все они находятся по одному адресу — улица Куйбышева, 95б (бизнес-центр «Грин-Плаза»).

Названия этих фирм фигурируют в уголовных делах с десятками пострадавших — взяв займы, люди лишались единственного жилья. В этом списке, кстати, есть и еще одна громкая для СМИ фамилия — семья ветеранов Хохловых. Нам удалось связаться с несколькими потерпевшими. Все они называют одни и те же фирмы, у которых один учредитель — Евгений Мезин.

«Схемы отъема жилья похожи»

В распоряжении редакции оказалось коллективное заявление на имя главы ГУ МВД Пермского края Владимира Кошелева от 14 декабря 2015 года. В обращении 36 подписей потерпевших.

В этом письме потерпевшие подробно описали схему работы компаний «РостИнвест», «Белые ночи» и «Центр развития бизнеса». Приводим письмо полностью:

— Каждый из нас в свое время обратился за займом в одну из трех организаций, а именно ООО «РостИнвест», «Центр развития бизнеса», группу компаний «Белые ночи», принадлежащие одной и той же группе лиц. Суммы выдавались от 7 до 500 тысяч рублей. У некоторых пострадавших оформлялись договоры на поддельные паспорта и подделывались подписи в договорах. В связи с тем, что юридически мы неграмотны, подписывали договоры и расписки, не осознавая правовых последствий, а чаще были введены в заблуждение, в итоге все лишились единственного жилья. Текст договоров о займе и залоге не соответствовал правовым нормам и противоречит законодательству, а слова сотрудников этих кредитных организаций оказывались ложью.

Мы выполняем все обязательства, платим оговоренные суммы, а эти господа даже не фиксируют у себя платежи, нарушая еще и Налоговый кодекс. В конечном итоге у всех единственное жилье оказывается перезаложенным и проданным третьим лицам, как только потерпевший подписывает договор. А все суды проходят без нас, заочно. Представители МФО от нас скрываются, а в роли владельцев нашего жилья выступают третьи лица. При этом все сделки регистрируются в городской регпалате практически в день проведения суда или фиктивных «торгов», которые вообще не проводятся, или [в день] «купли-продажи третьим лицам». У всех пострадавших эти «третьи лица» одни и те же и являются сотрудниками этих же фирм.

У некоторых пострадавших в момент фиктивной регистрации новых владельцев были на руках письма от судебных приставов, Росреестра о запрете каких-либо регистрационных действий с их квартирами на момент разбирательств. Несмотря на это, сделки регистрировали в регпалате, и мы лишаемся жилья. Схемы отъема квартир схожи. Фигурируют одни и те же лица и организации. «Белые ночи» и «РостИнвест» принадлежат всё тем же лицам и оформляют незаконные сделки.

Многих выселили на улицу с детьми без судебных приставов и уполномоченных на это лиц. Есть эпизоды с избиением и угрозами насилием. Мошенники глумятся над нами в лицо, утверждая, что им ничего не будет. На данные сутки имеется более 20 заявлений.

В интервью на портале Properm юрист пострадавших емко описала схему работы указанных фирм.

— Сначала клиент приходит в компанию «Центр развития бизнеса», где берет заем под высокие проценты и под залог имеющейся недвижимости (квартиры, комнаты, доли). После у заемщиков возникает просрочка. Не важно, вносили они платежи для погашения займа или нет, ее сделают, — рассказала юрист. — Потом выясняется, что долги вместе с залоговыми квартирами перепроданы — в компанию «Белые ночи» или «РостИнвест».

Дальше, по словам юриста, новые кредиторы начинают предлагать варианты «решения». Один из них — продажа квартиры и прощение долга. С теми, кто не соглашаются, встречаются в суде, который выносит приговор в пользу истцов.

«Сын нас предал и продал»

О фирме «Центр развития бизнеса» заговорили в 2015 году, когда региональные и федеральные СМИ рассказали о пермских ветеранах Хохловых. Бездомными ветеранов сделал их собственный сын Леонид, который взял займ на сумму 1,2 миллиона рублей у микрофинансовой фирмы «Центр развития бизнеса» под залог квартиры родителей. Мужчина хотел открыть свой бизнес, для оформления залога использовал доверенность на распоряжение недвижимостью, которую отец давал ему для других целей. Долг отдать не смог, и кредитор реализовал залоговую квартиру. 28 августа 2014 года Дзержинский суд Перми принял решение о том, что 77-летний пенсионер утратил право на квартиру и постановил выселить его.

Фаина Хохлова и ее муж после случившегося у него сердечного приступа

Фото: скриншот эфира передачи «Пусть говорят»/Первый канал

Под прицелом телекамер судебные приставы приходили на квартиру ветерана труда, заслуженного врача России Фаины Хохловой. Тогда у ее мужа случился сердечный приступ. Врачи скорой помощи не смогли госпитализировать пострадавшего. Ветеран боялся покидать свою квартиру. В мае 2015 года историю ветеранов Хохловых рассказали в ток-шоу «Пусть говорят». На эфире побывали 75-летняя Фаина Хохлова и ее сын — его зал встретил гневно. Тот выпуск назывался «Не дорогие мои старики». В эфире Хохлова рассказала, что их жизнь превратилась в ад, а своего сына она не простит. Дверь в квартире ветеранов пытались выпиливать, замки портили нескольку раз, мужа выволакивали в коридор, вытащили из квартиры стиральную машину и электроплиту. Сам сын на передаче оправдывался: говорил, что не смог отдать кредит из-за друга, с которым они планировали бизнес. 

Также на передаче побывала адвокат пострадавших Вероника Бурлакова, которая рассказала историю Надежды Соловьевой — другой пермячки, взявшей займ в «Центре развития бизнеса» под залог своей квартиры. Когда Соловьева решила погасить весь долг, микрофинансовая организация продала его. Человек, выкупивший долг, запросил сумму, которая в 27 раз превышала первоначальный кредит. При этом он настойчиво предлагал отдать ему квартиру в обмен на долг. Бурлакова тогда также отметила, что на тот момент — в мае 2015 года — уже были 28 человек, пострадавших от «Центра развития бизнеса».

— Схема следующая. Там дают договор денежного займа. Они могут дать любую сумму, хоть 100 тысяч, и протянут столько времени, пока размер долга не вырастет до стоимости квартиры. Квартира Хохловых стоит 4,5 миллиона рублей. Суд о выселении пенсионеров прошел заочно. В договоре было прописано, что все споры должен решать третейский суд, — рассказывала Бурлакова.

Депутат Госдумы Татьяна Москалькова тогда высказалась, что Центробанк, который лицензирует микрофинансовые организации (МФО), должен запретить выдавать кредиты под залог жилого имущества и на такие суммы, ведь такие условия заведомо невыполнимы.

— 28 эпизодов. Это говорит о том, что в Перми работает система, — присоединился к гостям студии «Пусть говорят» депутат Пермской гордумы Олег Бурдин. — Здесь есть признаки организованной преступной группы.

Далее в программе озвучили следующую информацию: в Перми действует МФО «Центр развития бизнеса», она же «РостИнвест». Ее учредители — Мезин, Кудряшов, Каменев, Афанасьев. В адрес пострадавших и их юристов поступали угрозы и применяли даже физическую силу. Приехать на программу согласились единицы, многие боятся за свою жизнь. Всё это продолжается с 2010 года.

Тогда участники эфира попросили силовые ведомства оценивать этот выпуск «Пусть говорят» как официальное обращение в надзорные органы для возбуждения уголовного дела. После эфира СУ СК по Пермскому краю сообщило, что следователи проверят все прозвучавшие факты деятельности МФО, связанные с выдачей займов под залог недвижимости, особенно принадлежащей престарелым людям и инвалидам, которая впоследствии была отчуждена.

Фаина Хохлова и ее сын на эфире «Пусть говорят»

Фото: скриншот эфира передачи «Пусть говорят»/Первый канал

На днях мы связались с Леонидом Хохловым. Мужчина рассказал, что родители его простили. Его уголовное дело до сих пор находится в полиции. Прошло уже четыре года.

«Двери оказались закрыты»

Нам удалось связаться еще с одним потерпевшим. Он согласился рассказать свою историю анонимно, потому что боится за свою семью. Евгений (имя изменено. — Прим. авт.) брал займ в 540 тысяч в «Центре развития бизнеса». В МФО он, по его словам, пришел из-за безвыходной ситуации — заболела его мама. 

— В 2013 году у нас была тяжелая ситуация. Моя мать жила еще тогда в украинском Крыму и тяжело заболела. Звонил её сосед, сказал, что зашел к ней и обнаружил её без сознания, — рассказывает Евгений. — Я хотел её оттуда вывезти, хотел оплатить перелет и лечение. Денег на руках тогда совсем не было. Обратился в эту фирму «Центр развития бизнеса». На тот момент ее руководителем был Кудряшов. Проценты были бешеные, взяли под 120 процентов годовых. 

Семья Евгения взяла займ под залог доли в недвижимости. Мужчина рассказывает: никаких претензий к ним не было, платежи они вносили вовремя и регулярно, половину долга вообще закрыли сразу. Но когда решили закрыть долг досрочно, начались проблемы.

— Я тогда позвонил в их офис и предложил выплатить весь оставшийся долг. Мы договорились даже с их коммерческим директором съездить в регистрационную палату и снять обременение с квартиры, — говорит Евгений. — Человек при этом честно смотрит мне в глаза и говорит: «Всё сделаем. Завтра ждем вас». На следующий день я приехал. Привез остаток в сумме 370 тысяч рублей. Дверь на замке. Звонили — никто не отвечал или бросал трубку. Кудряшова невозможно было поймать. Как оказалось, схема была отработанная — были и другие потерпевшие. Люди искали, бегали по офису, где сидела одна секретарша. Она закрылась и не открывала.

Остаток долга семья пыталась отдать две недели, хотя, по словам мужчины, сам долг они уже давно закрыли, платили проценты. Евгений признается: они вообще не понимали, что происходит. А немного позже мужчине позвонили.

— Позвонивший человек представился как Евгений Мезин. И вот он сообщает мне: «Ваша закладная сейчас у меня на руках. Я купил эту закладную», — вспоминает Евгений. 

Мезин пригласил Евгения пригласил в офис компании «Белые ночи». Там мужчине сообщили, что Кудряшов за 500 тысяч рублей продал его закладную.

— Я попросил показать договор купли-продажи. Попросил документы, подтверждающие, что Мезин является владельцем закладной. Мне ничего не предоставили, но попросили чеки, показывающие, что именно я оплачивал долг. Я отдал чеки, они сняли с них копии, — вспоминает собеседник. — А потом по этим копиям на меня написали исковое заявление. Естественно, решение третейского судьи было в их пользу. Мезин быстро получил это решение на руки, там было сказано, что наша квартира забирается за долги. После получения свидетельства о том, что он теперь владелец квартиры, Мезин продал её компании «РостИнвест». Тогда её директором был Александр Каменев, сейчас он является директором «Белых ночей». «РостИнвест» — такая же мезинская структура. После Каменев подал на нас уже в районный суд о выселении...

Семья обращалась в полицию, но из квартиры потерпевших всё равно выселили.

— Потерпевшие сами друг друга нашли и объединились, были коллективные обращения в полицию. И тишина в ответ, — рассказывает Евгений. — Через месяц нам прислали бумагу о выселении. Это было наше единственное жилье. Там же проживала моя дочь с грудным ребенком. Все наши апелляции суд отклонил. Сейчас мы снимаем квартиру, а все уголовные дела приостановили. Другие люди, не только мы, просто устали, устали биться в эту глухую стенку — бух-бух — никакой реакции.

Евгений Мезин: «Кого я обманул?»

На время следствия по делу ветерана Василия Ушакова учредителя «Клок Хауса» и «Белых ночей» Евгения Мезина арестовали. На суде по мере пресечения Мезин называл себя индивидуальным предпринимателем и говорил, что он занимается куплей-продажей жилья. А дочь ветерана Татьяну Ушакову обвинял в обмане.

Евгений Мезин во время суда по мере пресечения

Фото: архив 59.RU

По словам Мезина, представленные доказательства противоречат материалам дела.

— Ушакова не отрицает, что те факты, которые были перечислены, имели место. С ней заключили договор, она через 10 дней приходит и говорит, что собирает чемоданы, — заявил на суде Евгений Мезин. — Пишет заявление, что съедет через две недели, снимет всех с регистрационного учёта. Я ей на добром слове поверил и согласовал изменение договора, и ей сразу не 450 тысяч выдали, а 900 тысяч. То есть она получила все деньги по сделке. Какой может быть крупный ущерб? Я не понимаю логику следствия.

Защитник Мезина Михаил Кузьминых поддержал речь своего клиента.

— Мой клиент говорит правду. Вот расписка Ушаковой, что она взяла у Мезина 900 тысяч рублей. Она всё прекрасно понимала. По займу она получила 500 тысяч рублей в «Клок Хаусе». Есть уже решение суда по квартире Ушаковой. Она его проиграла, — заявил адвокат. — Ушакова недобросовестно поступила по отношению к своему отцу. Она лишила его уже двух квартир.

Тогда в зале суда за Евгения Мезина предложила внести залог его подруга. Женщина сразу положила на стол крупную сумму. Однако учредителя МФО отправили в СИЗО на время следствия.

После суда в соцсетях и пермских телеграм-каналах появились статьи в защиту Евгения Мезина. На редакцию портала 59.RU также выходили с предложением опубликовать некий материал за деньги. 

Вот один из таких материалов под названием «Кто подставляет Бастрыкина?»: 

— В скором времени все «контроллеры» могу оказаться в глупом положении. Похоже, что мошенником в данной ситуации могут оказаться не те, кто ссужал деньги дочери ветерана, покупал у нее квартиру, а… дочь ветерана. Ей 6 августа 2018 года дали сначала 200 тысяч рублей. Буквально на следующий день (!), то есть 7 августа Татьяна Ушакова попросила дать ей еще займ. Она получила еще 300 тысяч рублей. 8 августа она снова приходит в офис компании и просит еще денег. В «Клок Хаусе» заподозрили неладное и отказали. Тогда она обратилась в другую компанию — ИП Евгений Мезин. Там под договор купли-продажи квартиры за 1,4 миллиона рублей она получает 450 тысяч рублей с условием, что еще 550 тысяч рублей она получит после перехода права собственности на квартиру. Из полученных денег она погашает займ перед «Клок Хаус». Далее 17 августа Татьяна Ушакова, не дожидаясь перехода права собственности, просит у ИП Евгения Мезина еще 900 тысяч рублей. Ей идут навстречу и выдают необходимую сумму. Далее начинается что-то странное. 31 августа истратившая все деньги на «экстрасенсов» Татьяна Ушакова приходит в офис ИП Евгений Мезин с адвокатом (на адвоката деньги нашлись!), заявляет, что ее обманули экстрасенсы, поэтому она хочет вернуть квартиру. Владелец ИП Евгений Мезин принимает решение избавиться от проблемного жилья и продает его третьим лицам, а именно — Марии Куренковой. Татьяна Ушакова оспаривает сделку в Индустриальном суде. На суде она лжесвидетельствует, то есть уверяет, что вообще никаких денег ни от кого не получала. Судья предъявляет ей расписки, банковские выписки и приходит к выводу, что деньги ею были получены в полном объеме. Выносит решение не в ее пользу, то есть отказывает в требованиях. Новые собственник Мария Куренкова заселяет в квартиру Ушаковой своего представителя, ее отца-ветерана выселяют с применением силы. Разразился скандал.

Мнение юриста: «Незнание закона не освобождает от ответственности»

Мы обратились к пермскому юристу Александру Антипову с просьбой дать правовую оценку.

— По сути деятельность МФО является законной, но большинство граждан считают, что сами знают, как решить проблему, и не консультируется с юристами — независимыми, а не работающими в этих самых МФО, которые прямо заинтересованы против клиента, — пояснил 59.RU Александр Антипов. — Увы, но незнание законов не освобождает от ответственности. В договорах займа МФО всегда пишут условие, что все споры рассматриваются в третейском суде. Это очень удобно для них — третейский суд не является государственным органом, то есть он не входит в судебную систему вообще. Он создан для того, чтобы стороны сами определили арбитра, который будет выступать в качестве судьи по их делу. Такое разбирательство занимает считаные дни, максимум — пару недель. В обычном суде процесс разбирательства может идти долгие месяцы, если не год. Юридически МФО очень подкованы, вести суды против них сложно. В моей практике такие суды были. И то мы смогли добиться только реструктуризации долга, а также небольшой рассрочки (примерно месяца два–три). Но в итоге смогли всё погасить, и квартиру не забрали. Это история со счастливым концом.