5 апреля воскресенье
СЕЙЧАС +0°С

Споры вокруг инклюзии: за и против

В разделе «Новая школа» итоговой версии «Стратегии-2020» эксперты отмечают поспешность широкого внедрения инклюзивного обучения. Новая политика в отношении детей с ограниченными возможностями здоровья приводит не к равенству прав, а к потере детьми...

Поделиться

В разделе «Новая школа» итоговой версии «Стратегии-2020» эксперты отмечают поспешность широкого внедрения инклюзивного обучения. Новая политика в отношении детей с ограниченными возможностями здоровья приводит не к равенству прав, а к потере детьми с особыми образовательными потребностями возможности получить соответствующее образование в массовой школе.

Так, в ходе семинара «Новая школа»: ключевые проблемы социализация детей и развитие образования в современной России», который состоялся 12 апреля, участники выявили многие аспекты российской системы образования, препятствующие внедрению инклюзивного образования. Среди них недостаточная компетентность учительского состава, чрезвычайная неоднородность группы, которую называют «дети с ограниченными возможностями здоровья», крайняя дороговизна оборудования и постройки школ для обеспечения инклюзивного образования, отсутствие необходимых учебных материалов, отсутствие стандартов и законодательные препятствия.

Своей точкой зрения на проблему внедрения инклюзии в интервью РИА «Новости» поделилась президент Центра лечебной педагогики Анна Битова.

Битова считает, что, несмотря на проблемы в организации инклюзивного обучения, развитие инклюзии – совершенно необходимый процесс. «Инклюзия в России вводится пока стихийно. На днях на парламентских слушаниях, посвященных инклюзивному образованию, из уст экспертов прозвучало определение «дикая инклюзия», – рассказывает она. – Так, родители особого ребенка хотят, чтобы он учился в общеобразовательной школе, а в школе не созданы для этого условия. Важно ведь не только то, что ребенок посещает обычный детский сад или школу, но и то, какая поддержка ему там оказывается: есть ли тьютор, проводятся ли дополнительные занятия, обучен ли персонал. С другой стороны, даже в советское время дети с ДЦП, аутизмом ходили в обычные школы. То есть дело не столько в технических условиях, сколько в отношении тех, кто помогает ребенку с нарушениями развития войти в детский коллектив».

Согласно мнению эксперта, в инклюзивной школе все должно быть устроено с учетом особенностей конкретного ребенка. «Неправильно было бы стандартизировать интегративную среду – нужен индивидуальный подход. Скажем, ребенку с ДЦП нужна безбарьерная среда, аутисту – тьютор и, возможно, игровая комната, где бы он мог отдохнуть. Многое можно сделать без особых затрат – оборудовать в классе или коридоре огороженный занавеской уголок для отдыха и игры», – поясняет президент центра.

Кроме того, как отмечает Битова, для ребенка с ограниченными возможностями здоровья нужно разработать индивидуальные критерии оценки успеваемости.

«В общеобразовательной школе сейчас нет разноуровневого образования: все дети должны учиться по одному образовательному стандарту, – поясняет Анна. – А должно быть несколько стандартов: ребенка с особыми образовательными потребностями нельзя равнять с остальными детьми. По сути то, что ребенку с особым развитием предъявляются обычные аттестационные требования, является главным препятствием инклюзии. Необходимо оценивать успехи особого ребенка относительно его собственного развития, а не стандартной учебной программы, и это должно быть закреплено законодательно».

Битова также отмечает, что инклюзия имеет ряд преимуществ, однако без специального образования тоже нельзя обойтись. «Спецшколы нужны. Это подтверждает и зарубежный опыт: во многих странах, где инклюзивное образование получило широкое распространение, работают и спецшколы для детей с тяжелыми нарушениями здоровья», – поясняет она.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!