1 июня понедельник
СЕЙЧАС +7°С

Деньги могут позволить купить даже самую дорогую кошку, но лишь любовь может заставить ее мурлыкать. Герои нашей истории способны на искреннюю любовь, преданную дружбу и вечную благодарность к тем, кто помог им снова поверить людям. Эти животные не стоят денег, им не нужна заморская колбаса и отборное молоко. Их внимание и доверие можно заполучить лишь добром, заботой и лаской.

Кисель

Я помню, как крепко спал в углу возле батареи. Было тепло. Но неожиданно меня подхватила резкая, грубая рука, и меня куда-то понесли. Стало холодно. Я понял, что мы оказались на улице. Меня посадили в какой-то большой, рычащий как собака, ящик. Сам хозяин тоже сел в эту коробку. Я немного успокоился, ведь хозяин рядом. Но всеми лапами и хвостом я чувствовал опасность. Коробка зарычала. Мы поехали. Деревья за окном мелькали так быстро, что у меня закружилась голова, я упал. В волнении и страхе я заснул. Головой прижался к ноге хозяина, чувствовал его тепло, потихоньку успокаивался. Мне стало что-то мерещиться во сне: громкие голоса, свист ветра, какой-то щелчок. Я резко открыл глаза. Тогда я в последний раз увидел своего хозяина. Щелчок, который мне послышался, был настоящим – это открылась дверь ящика. И вот я уже не лежу возле теплых коленей хозяина, а кубарем скатываюсь по пыльной холодной дороге. Мне больно, хрустят кости, а меня все несет ветер. Я очнулся в мокрой траве. Первое время я из нее не вылезал, боялся. Трава была для меня словно лес. Прошло несколько дней, я вышел на разведку. Оказалось, что рядом деревня. Я часто видел людей. Однажды и они заметили меня. Брать меня домой никто не хотел, зато некоторые меня охотно подкармливали. Через неделю кое-что случилось.

Я спал в той самой траве, вдруг услышал «кис-кис». Я привык, что так меня звал хозяин. Но вместо него сквозь солнечные лучи я увидел молодого человека, который мягкой и теплой рукой поднял меня с сырой земли и крепко прижал к груди. Меня снова посадили в рычащую коробку. Но на этот раз я совершенно не боялся. Я сразу понял: он меня спас! После меня несколько раз возили к врачу, который быстро вылечил мне лишай. Первую неделю мне сложно было шевелиться, я мало двигался, больше спал. Именно из-за моей лености хозяин назвал меня Киселем. Сейчас я гораздо активнее, хотя в жаркий день люблю поспать пузом кверху. Ем не так много, но почему-то располнел. Я спокойный и рассудительный. Кажется, Тимур, мой хозяин, за это меня и любит. Как-то раз он случайно запер меня в ванной комнате, мне пришлось весь день быть голодным. Но я тоже люблю Тимура, особенно по утрам на меня нападают приступы какой-то непонятной нежности, хочется мурлыкать, топтаться у него на груди, чтобы он скорее проснулся, нюхать лицо, щекотать его усами. Все соседские коты считают своих хозяев существами, которые их лишь кормят и убирают туалет. Для меня Тимур – спаситель!

Мэрилин Монро 

Все свои дни я проводила в тесной коробке. Мне очень хотелось из нее выбраться. Но мои лапы меня не слушали. Они сильно болели, расползались в разные стороны, подворачивались. Коробка стояла рядом с деревом. Каждое утро я просыпалась с мечтой о том, чтобы вскарабкаться на это дерево. Но как только собирала все силы, тут же падала. Я была очень грязной, от меня плохо пахло. Я не могла даже уйти на чистое место. Все меня сторонились, никто не хотел помочь. Но как-то раз пришли люди, сделали фотографию. Их речь была очень быстрой и тихой, но мне удалось услышать слово «приют». Как оказалось позже, это были люди из «Потеряшки». Через пару дней меня забрал какой-то мужчина, принес в свой дом. Позже меня увидела его жена, оказывается, именно она предложила меня забрать к ним домой. Мне сделали несколько операций, много уколов. Мои ноги стали послушнее, но все равно я их не чувствую. Они живут собственной жизнью. Я часто падаю. Делаю все медленно и неуклюже. Меня часто приходится мыть. Я доставляю неудобства хозяевам. Но я чувствую их любовь. Со мной живут еще шесть котов. Нам совсем не скучно. Мы дружные. Правда, мне иногда хочется покомандовать. А это не всем нравится. Про меня говорят, что я девочка с характером, могу за себя постоять. Меня назвали Мэрилин Монро. Но все зовут просто Мишей. Я очень счастлива в этой семье, а еще счастливее меня делают семечки, которые я очень люблю кушать. Ничто так не поднимает настроение, как догонялки с Сифоном. Его тоже взяли с улицы, может быть, поэтому мы с ним так близки.

Сифон

В декабре был сильный мороз. Ловить снежинки уже не было сил. Мне хотелось есть и спать. В заброшенной деревне не так много мест, где можно поживиться. Я знал один магазин, но злая продавщица никогда не пускала меня внутрь. Мне оставалось только сидеть на пороге в надежде, что пройдет редкий покупатель. Идти все равно было некуда. На бетонной лестнице я почти забылся сном. Помню только, что трясло меня так сильно, что было слышно, как зубы дрожат. И кости. Я был очень худой, тощий. Задняя лапа больше напоминала палку, чем конечность живого существа. Так я просидел несколько часов, носом уже почти достал лестницы. Полностью заснуть не удалось, я дремал. Вдалеке слышался рев мотора одинокого автомобиля. Вскоре он стал приближаться. Все громче и громче. Через пару минут автомобиль остановился у магазина. Из него вышла молодая девушка и тут же застыла от удивления. Трясущегося словно при смерти кота встретишь нечасто. Она подбежала и открыла дверь магазина, я не заставил себя ждать. Оказавшись внутри, я увидел, как женщина за прилавком с жадностью ест сосиски. Я тоже хотел, но даже если бы мне дали, я не смог бы даже откусить, от холода сковало все тело. Я обратил внимание на свою спасительницу. Она чуть не плача глядела на продавца, а та вдруг как закричит: «Вы зачем кота сюда впустили?». Лицо моей спасительницы исказилось от злости. Она молча взяла меня на руки и вышла из магазина. Меня усадили в теплую машину. Дальше я ничего не помню, от тепла меня одолел сон. Проснулся я уже в квартире, мою мордочку обнюхивала Мишка. Мы сразу же с ней подружились. Прошло уже достаточно времени, но я все равно не могу забыть тех холодных дней. Я понимаю, как обязан своим хозяевам, спасшим меня от неминуемой смерти. Мне хочется доказать им, что взяли они меня не зря. Поэтому каждый раз я их встречаю, мурлычу, облизываю. Они радуются. Мне хотелось бы делать больше. Но это все, что я могу.

Аркаша

Мои первые дни после рождения прошли в наглухо закрытом полиэтиленовом пакете. Я был там с сестренкой, такой же крохой, только недавно открывшей глазки. Мы лежали в пакете на снегу под машиной. Было ужасно холодно. Силы нас покидали, нам было сложно шевелиться. Я скоро понял, что не чувствую хвоста, он перестал меня слушаться, одно ухо сильно болело, позже я и его перестал ощущать на своей голове. Глаза слипались, потом покрылись плотным слоем гноя, видеть было вообще практически невозможно. Я не видел свою сестру, только чувствовал ее холодное тело. Дышать мы старались медленно, чтобы сохранить кислород в пакете. Мы все время спали, и, просыпаясь, понимали, что в наших организмах снова что-то отказалось работать, замерзло. Вскоре стало страшно засыпать и просыпаться, хотелось уже заснуть навечно, чтобы не мучиться. Мы потеряли всякую надежду на спасение. Но нас нашли. Как это удалось людям? Мы стали жить в квартире у доброй женщины из приюта «Потеряшка». Вместе с нами жили еще трое котов и одна кошка. Мы ладили. Однажды меня забрали и повезли в больницу. Там мне делали уколы и небольшие операции. Мне стало гораздо лучше. Только вот чесаться я не перестал, и глаза еще были словно в пелене.

С сестрой нам пришлось разлучиться. В доме женщины из «Потеряшек» мы жили недолго, оказывается, мы там были временно, на передержке. Но вот за мной пришла моя хозяйка. Она мне понравилась с первого взгляда. Благодаря ей я сплю в тепле, много кушаю, а главное меня наконец избавили от лишая и вылечили глаза, которые теперь с удовольствием и преданностью сморят в глаза хозяйки. Звали меня Митей, но это имя мне совсем не нравилось. Как-то к хозяйке пришел друг. Звали его Аркашей. Его имя сразу засело у меня в голове. И каждый раз, когда хозяйка звала своего друга, я с удовольствием откликался тоже. Теперь и меня зовут Аркашей. Чтобы дать понять хозяйке, как я ей благодарен, я всегда ее встречаю, прыгаю на руки, даже когда ей этого не сильно хочется. Ложусь спать рядышком с ней, но мне тут же становится очень жарко, и я убегаю на холодильник. Стараюсь ее не разочаровывать, правда, она расстроилась, что я не люблю молоко. Но я считаю, что все кошки вовсе не обязаны любить молоко. Еще я ее испугал один раз, когда упал с балкона. Я наблюдал за птичками, они меня очень увлекли.

Моня

Я родилась в зоомагазине. Мы жили там 1,5 месяца с моей мамой, братьями и сестрами. Нас охотно кормили продавцы. Мы даже и не догадывались, что есть жизнь за стенами магазина. Нам было хорошо и уютно вместе. В магазин каждый день приходили покупатели и с умилением смотрели на нас, гладили. Нам было приятно. Но мы не придавали этому большого значения. Однажды за покупками пришла рыжеволосая девушка с молодым человеком. Они подошли к нам и приманили меня. Меня долго гладили, а потом взяли на руки. С того момента я домашняя кошка. Теперь мне 5 лет. Я понимаю, как повезло тем питомцам, которые живут в теплых квартирах, могут посидеть на коленях у своих хозяев. В зоомагазине мы ели, что давали. Зато, будучи домашней, я узнала, что очень люблю консервированный горошек, свежие листья салата и сухофрукты. Я очень подружилась с хозяйкой. Часто в знак признательности облизываю ей руки и ложусь вместе спать. Часто мне приходится спать рядом с Дымой. Эта кошка появилась позже меня. Сначала я ее невзлюбила. Ее взяли с улицы, и она тут же стала устанавливать свои порядки в доме. Мне это не понравилось. Поэтому у хозяев сложилось обо мне впечатление как о характерной, своенравной кошке. Но на самом деле я способна на крепкую дружбу.

Дыма

Стояла зима. Кушать было нечего. Я больше переживала не о себе, а о тех малышах, которые шевелились у меня в животике. Они требовали еду и тепло. Но меня отовсюду гнали. Я скиталась по разным дворам и улицам, нигде не могла найти приюта. Мне было трудно передвигаться, не хватало сил. В конце концов я нашла открытый подвал и коротала там свои голодные, но зато уже теплые вечера. Правда, мои уши не отогрелись, они стали некрасивые, словно порванные. Меня начал беспокоить сильный зуд, я поняла, что это лишай. Живот с каждый днем увеличивался. Я чувствовала на себе огромную ответственность, но не могла ничего сделать. Когда я спала, крепко свернувшись в клубок, почувствовала, как меня взяли на руки. Но я подумала, что это сон. Открыла глаза я только дома. Теперь у меня был дом. От хозяев я слышала, как они пытались меня пристроить в другой дом. Мне стало страшно. Я не хотела отсюда уходить. И они это поняли. Я по сей день живу с ними и радуюсь каждому новому дню. В первый день меня закрыли в ванной комнате, чтобы меня не обидела кошка Моня, которая тут жила уже давно. Но под вечер меня выпустили, и тогда я со всех лап побежала к хозяевам, запрыгнула к ним в кровать и провела с ними всю ночь. Теперь мы так делаем с Моней. Мы с ней подружились.

Яша 

Я думал, меня никогда не полюбят. Знаете сказку про карлика Носа? Он никому не нравился, потому что был некрасивый, даже уродливый. Никто не видел в нем хорошего человека, а ведь у него доброе и нежное сердце. Моя история очень похожа на судьбу Карлика Носа. На улице я оказался потому, что был некрасивым, не таким как все. Я родился таким. Зубы не помещались в пасть. Как я не старался, не мог их спрятать. Пока я плутал по дворам и одиноким улицам, познакомился с другими котами, и те объяснили мне, что это заболевание называют заячьей губой. Я стал противен сам себе, постоянно задавался вопросом, почему эта болезнь выбрала именно меня. На улицах моего вида все пугались, никто не кормил меня, никто не пытался приласкать. Мне это надоело. И я спрятался в подвал, чтобы не пугать окружающих и не вызывать отвращение. Но нашлась добрая женщина, которая каждый день к подвалу приносила еду. Именно благодаря ей я выжил. Эта женщина рассказала обо мне в приют «Я живой». Мне стали искать хозяина. И нашли. Я был уверен, что и новые хозяева долго меня терпеть не будут, тоже выбросят. Но нет. Они меня любят. А я очень люблю их. Теперь мне есть, кому дарить свою любовь и ласку. Я люблю прыгать на грудь хозяйке, обнимать лапами ее за плечи. Я подружился с Ачей и Сарой. Несмотря на то, что я кот, эти собаки меня уважают. Можно сказать, я даже главный среди них. Иногда они походят ко мне и подставляют мордочки. Тогда я их тщательно вылизываю, выражая свою любовь и благодарность. С Сарой первое время нам было сложно найти контакт. Она мне сломала палец на лапе, в связи с чем мне его пришлось ампутировать. Девочек, конечно, не бьют, но я отомстил Саре – расцарапал ей шею. Но это в прошлом. Сейчас мы дружная семья.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!