Истории

«Страшная снаружи, но добрая внутри». Студент из Конго — о Перми и о том, как в ней живется

Руссон Мбу-Куа учится на разработчика месторождений и поёт «афронародный трэп»

Поделиться

Все новости

Руссон живёт в Перми уже три года

Фото: Тимофей Калмаков

Три года назад Руссон Мбу-Куа приехал в Пермь из Конго, чтобы учиться в политехническом университете на разработчика месторождений. За это время парень освоился, выучил русский язык и даже стал петь частушки и народные песни. Благодаря им он вместе с другими студентам получил первое место на «Российской студенческой весне». Специально для 59.ru Руссон рассказал, как живется африканцу на Урале и какое впечатление на него произвела Пермь.

— Когда я окончил школу, мне сказали, что могут отправить меня учиться за границу. Предложили на выбор Алжир и Россию. В Алжире более привычный климат, как и у нас, говорят на французском языке, но я выбрал Россию. Такое решение я принял по нескольким причинам. Во-первых, я много слышал о русской культуре и хотел узнать о ней больше. Во-вторых, живя в Конго, я видел несколько фильмов, где русские актеры говорят на французском. Их акцент казался мне смешным. Я подумал, что если попробую говорить на русском языке, это тоже будет смешно. Захотел попробовать, проверить, смогу ли выучить язык. Ну и третья причина — большое количество ресурсов, которыми обладает Россия. Здесь хорошо учат нефтегазовому и горному делу, умеют добывать ископаемые. У нас в Конго тоже есть нефть, газ, металл, и такие специалисты нужны. А еще я хотел проверить, как люди могут жить при -30... -40 градусах. Думал, что это невозможно.

У Руссона уже есть собственный клип

Когда кто-то идет на войну, у него должен быть автомат, а когда едешь в Россию, нужна теплая куртка — так я рассуждал перед отъездом из Конго. Поэтому купил себе в дорогу верхнюю одежду. Она была не настолько теплой, как то, что продают здесь, поэтому скоро я пошел за новой.

Я думал, что жить в холодном климате для меня будет тяжело, но я быстро привык. По-моему, мнение о том, что люди из южных стран мерзнут сильнее северян, — миф. Думаю, все люди реагируют на холод одинаково. В двух пуховиках или в трех шапках я не хожу.

Молодому человеку нравится на Урале. Холод для него не проблема

Фото: Тимофей Калмаков

Улетая из Конго, я не предполагал, что окажусь в Перми. Думал, меня отправляют в Питер. Приехал, вышел на улицу, а это — Пермь. Я раньше вообще не знал, что есть такой город, был расстроен, что очутился здесь. Город казался неприветливым, некрасивым: на многих зданиях облупилась краска, есть очень старые, полуразрушенные дома. Но потом, через несколько месяцев, я понял, что это очень крутой город. Знаете, Пермь — страшная снаружи, но добрая внутри. Здесь очень добрые, открытые, отзывчивые люди, которые любят Россию. Когда живешь рядом с ними, тоже начинаешь любить ее, хочешь жить здесь. Кроме Перми, я был еще в Москве, Санкт-Петербурге, Уфе, Ставрополе, но Пермь — мой любимый российский город. В Москве, если обратишься к кому-то, скажешь «Привет», на тебя посмотрят как на странного человека, а тут все с радостью знакомятся и общаются.

В Перми у меня очень активная, веселая студенческая жизнь. Однажды к нам в университет пришел рэпер Гена Раптор. Ему в голову пришла идея совместить русскую и африканскую культуру. Гена предложил сделать номер, где я бы выступал вместе с нашим университетским ансамблем «Радольница». Мы спели «Буйную головушку» и заняли с ней первое место на «Студенческой весне». Получилось очень круто. Так родился новый жанр — афронародный трэп. Мне нравятся русские песни, частушки. Это спокойная народная музыка.

Руссон и ансамбль «Радольница» победили на «Студенческой весне»

Самым сложным для меня здесь стало изучение русского языка. Когда я только приехал в Россию, я не знал, как спросить дорогу, что говорить в магазине. Было очень-очень тяжело. По-моему, русский — это один из самых сложных языков в мире. Я бы поставил его на третье место по сложности после арабского и китайского.

Из-за трудностей с русским языком я даже звонил родителям и говорил, что больше не могу тут оставаться, хочу вернуться в Конго. «Как я буду так жить? Я ничего не знаю», — говорил я. Но мне отвечали: «Нет, оставайся. Если через три месяца все еще будешь хотеть домой, тогда вернешься». Через три месяца о возвращении я уже не думал, мне было нормально.

Еще я скучаю по нашей конголезской еде: рыбе, овощам, свежей арахисовой пасте из местных орехов. Все это очень-очень вкусное. Русскую еду я тоже ем, но она мне нравится меньше. Нормально идут пельмени, гречка. Самое вкусное, что я здесь ел, — это салат оливье.

Руссон еще не решил, где будет жить после окончания вуза: вернется на родину или останется в России

Фото: Тимофей Калмаков

За три года в Перми я ни разу не ездил на родину, соскучился по родным. Но времени отправиться в Конго нет: то учеба, то практика. Прошлым летом я проходил практику в шахте, на глубине 400 метров. Страшно ли было? Нет, я же мужчина. Наоборот, мне понравилось.

Хочу на Крещение окунуться в прорубь. Не уверен, что решусь, но хочу попробовать. Это очень интересно. Кажется, что окунуться в ледяную воду, будучи в одних трусах, невозможно. Но вдруг получится.

Останусь ли я в России после окончания университета или уеду в Конго, я пока не знаю. Посмотрим, мне еще два с половиной года учиться. Если найду работу здесь, то, скорее всего, останусь.

Если так получится, что я влюблюсь в русскую девушку, то женюсь на ней. Для меня не важна национальность. Для меня важнее всего хороший характер, воспитание, душевность, большое сердце.

Следите за новостями и live-трансляциями с места событий в нашей группе «ВКонтакте».

Комментировать

СВЯЗЬ С РЕДАКЦИЕЙ

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваше видео и фото.

Круглосуточный телефон службы новостей 8 (342) 215-01-21