Игорь Гладнев, депутат Пермской городской думы, заместитель генерального директора ОАО «Минеральные удобрения», телеведущий: «Театр находится внутри каждого из нас!»

Каждый, кто видел Игоря Гладнева на сцене пермского театра драмы, не мог его не запомнить. Одна из самых ярких ролей – Блэз, в спектакле по одноименной пьесе Клода Манье. К сожалению, сейчас жители Перми лишены этого удовольствия...

Поделиться

" src=

" src=

Поделиться

Каждый, кто видел Игоря Гладнева на сцене пермского театра драмы, не мог его не запомнить. Одна из самых ярких ролей – Блэз, в спектакле по одноименной пьесе Клода Манье. К сожалению, сейчас жители Перми лишены этого удовольствия. «Весь мир – театр…», теперь в «репертуаре» господина Гладнева уже совсем другие роли.

Так как Игорь Гладнев – человек деловой, даже в выходные его день расписан по минутам. Несмотря на это, он уделил корреспонденту 59.ru время и поделился своим взглядом на проблемы города, профессию актера и депутата.

Беседу пришлось проводить буквально «на бегу». Игорь Алексеевич предупредил меня, что его ждут в гимназии имени Дягилева, поэтому пообщаться мы можем в пути и после мероприятия.

Действие I
В машине

– Игорь Алексеевич, не так давно вы выступили с инициативой по реконструкции зданий. Расскажите, как возникла идея этого проекта.

Хотелось бы, чтобы эта инициатива стала городской целевой программой по реконструкции домов первых массовых серий и детских дошкольных учреждений. Это дополнительные площади, на которых можно разместить детей. Плюс реконструкция самого дошкольного образовательного учреждения, что само по себе очень важно. Мало того, что у нас нет мест в садиках, еще и в материально-техническом плане катастрофа. Мой коллега по Думе Валерий Шептунов в качестве пилотного проекта уже представлял конкретный детский сад на территории микрорайона Пролетарский в присутствии представителей администрации Перми. «Пермский завод силикатных панелей» готов выступить как инвестор. 

– Сейчас ситуация в Перми складывается таким образом, что ввод новых домов практически совпадает с выбытием ветхих. Как можно решить эту проблему?

– Реконструкция домов первых массовых серий находится в той же плоскости. На сегодняшний день мы имеем четыре абсолютно объективные и нарастающие по своей проблематике обстоятельства. Первое – недостаточное количество строительства новых квадратных метров; второе – значительное расслоение общества по материальному достатку; третье – отсутствие нормальной прогнозируемой перспективы для создания всевозможных схем и инвестиционных программ в области ипотеки. Сегодня все это остается «голубой мечтой» именно для тех людей, которые по-настоящему в этом нуждаются. И самое главное, что я ставлю на первое место по приоритетам, – приходящий в ветхость существующий жилой фонд.

Если на сегодняшний день мы имеем в городе порядка 6 200 жилых домов, совершенно ясно, что их старение, износ и отсутствие ресурсов для их ремонта приведет к тому, что через два года мы будем иметь 15 процентов ветхих домов, еще через пять – 35 процентов. Бюджет с себя ответственность по ремонту снял: новый жилищный кодекс и реформа жилищно-коммунального хозяйства в этом плане говорят совершенно конкретно. Жители должны нести полную разделенную между всеми собственниками ответственность по содержанию своего дома, коммуникаций, территории. В противном случае, как снежный ком будет увеличиваться стареющий жилой фонд и, боюсь, одним только расселением и застройкой новых микрорайонов мы проблему не решим. Именно поэтому в ходе своей работы на территории округа я пришел к выводу, что сегодня это – проблема номер один. Даже не дороги, как это ни парадоксально. А именно капитальный ремонт нашего жилого фонда.

Для того, чтобы привести в порядок тот фонд, который находится в плачевном состоянии, нужно около 7 миллиардов рублей, а у нас весь бюджет города – 12 миллиардов, поэтому это совершенно нереально. Проблему нужно решать всеми возможными способами, и вот тут точно можно сказать, что все способы и методы хороши. Если мы отремонтируем дом, которому 40 лет, поменяем трубы, приведем в порядок и утеплим фасад, поставим новые стеклопакеты, этот дом сможет простоять еще 15-18 лет. Таким образом, мы сможем постепенно, но при этом сохраняя определенную динамику, решать проблему. В противном случае мы станем заложниками существующей ситуации. Исходя из этого и родилась идея о создании целевой программы по реконструкции домов первых массовых серий. Это комплексная целевая программа, где мог бы поучаствовать и бюджет, и были бы предоставлены возможности тем инвесторам, которые уже сегодня готовы приступить к созданию надстроек и мансардных этажей.

– Насколько эта программа может быть интересна для строительных компаний?

– Конечно, для большой строительной компании, которая возводит многоэтажные дома, это не слишком привлекательно, потому что это малые объемы. Как известно, на малом объеме большую прибыль не сделаешь. А вот малый и средний бизнес и те организации, которые обладают достаточными ресурсами для того, чтобы взять на себя часть этой работы, вполне могли бы это сделать. Самое главное, что себестоимость у реконструируемого квадратного метра значительно меньше, чем у нового. Есть готовые коммуникации, сети, что, как известно, почти в половину сокращает затраты.

– Честно признаюсь, что для меня стало настоящим открытием, что вы депутат. Я знала вас только как актера и телеведущего.

– Актером я уже не работаю года два. Я работаю заместителем генерального директора по связям с общественностью и депутатом. А вы на сцене-то меня видели?

– Конечно. И по телевизору тоже.

– Ну, по телевизору-то страшнее. На сцене лучше, говорят. Я себя не оценивал, но говорят, неплохо… было. В молодые годы.

– Для меня и, я думаю, для многих читателей удивительно, что вы так кардинально изменили карьеру. На мой взгляд, для творческого человека работа или «призвание» быть депутатом, неинтересно. Хотелось бы узнать, как же вы к этому пришли?

– Нет более безнадежного дела, чем пытаться дать самому себе оценку. В первом случае, это может быть глубокое заблуждение, потому что ты слишком хорошо о себе думаешь. Это вещь явно не полезная, я бы даже сказал опасная. А во втором случае ты можешь слишком плохо про себя подумать, это вещь вредная для человека. Поэтому не знаю, вы меня этим вопросом застали врасплох. Вы, может быть, всех остальных моих увлечений не знаете…

– Конечно, не знаю, очень бы хотелось узнать.

– (Смеется.) Видите ли, будучи актером и оставаясь человеком лицедействующим, могу сказать совершенно точно: меня всегда привлекали, и в профессии артиста в том числе, возможность и желание что-то произнести свое и от себя. Понятно, что актерское ремесло – это такое дело и такая профессия, которая в значительной степени «зависимая», и самостоятельность здесь – вещь условная.

Действие II
Кофейня

«"Произносить себя", общаться с окружающей действительностью всегда было для меня необходимостью, – отметил Игорь Гладнев. – Я преподавал и в школе, и в высших учебных заведениях. Естественно, это далеко не отходило от моей профессии, от того образования, которое я получил. Но вопрос коммуникации всегда оставался для меня самым главным. Мне важно взаимодействовать с людьми, и от этого взаимодействия получать результат. Но волею судьбы так сложилось, что я огромную часть жизни посвятил театру. Если у кого-то я оставил приятное впечатление – большое им спасибо. Потому что я благодарен тем людям, которые идут в театр и выступление актеров воспринимают как определенное общение. Если это общение построено на основе добра, света, взаимного участия в чем-то хорошем. Вот это для меня является важным опытом в моей актерской деятельности. Я крайне отрицательно отношусь к хамству, грубости на сцене, к примитивным ужимкам, прыжкам и кривляньям». 

– Что вас привело в компанию «Минеральные удобрения»?

– В 1995 году я познакомился с Валерием Михайловичем Чупраковым, который тогда был генеральным директором компании. На тот момент, помимо актерского ремесла, я принимал активное участие в независимых творческих проектах. В частности, по спортивным танцам на паркете. Я вел конкурсы бальных танцев, в том числе и по приглашению в других городах, тогда же началась наша дружба с Игорем Максимовичем Гальпериным, одним из лучших преподавателей спортивных танцев на паркете в России, который живет в нашем городе. Валерий Михайлович тогда был и остается сейчас президентом премии «Экзерсис». Это высшая премия, своеобразный «Оскар» в области профессионального бального танца.

Мы впервые организовали у нас в городе всероссийский кубок по бальным танцам среди команд. Это было наше ноу-хау. В течение четырех лет этот конкурс проходил у нас и оставил заметный след в истории российского бального танца, а у меня очень хорошие воспоминания. Поскольку Валерий Михайлович был генеральным директором «Минеральных удобрений», многое, что происходило в моей жизни, было связано и с предприятием. Я влюбился в коллектив этого предприятия, именно влюбился как артист. На всевозможных турслетах и корпоративных мероприятиях присутствовали такие замечательные, талантливые люди и одаренные артистически в том числе, что я не смог пройти мимо этого. Я, естественно, в эту ситуацию погрузился. Я остаюсь человеком, который всегда работал в коллективе, и для меня это важно. С того времени я активно взаимодействую с предприятием «Минеральные удобрения». Многих из тех, кто сегодня там является руководителями, я помню еще молодыми специалистами.

Затем еще одна очень важная часть, которая повлияла на мой выбор – я попал в сферу общественной деятельности на предприятии, и это уже связано с политикой. Руководство завода, в свое время Валерий Михайлович Чупраков, и сегодня генеральный директор Геннадий Михайлович Шилов, решает вопросы развития производства вместе с решением социально значимых задач для города и его жителей. Простите за пафос, но на ОАО «Минеральные удобрения» работают неравнодушные, азартные люди. Иначе не было бы футбола, огромного количества проектов в области попечительства и благотворительности, и именно благодаря Шилову и предприятию восстановлен один из красивейших храмов в селе Култаево.

С 1998 года я работал с Валерием Михайловичем Чупраковым в качестве помощника, и затем , когда он стал депутатом Законодательного собрания, мы продолжали сотрудничать. Я могу сказать совершенно точно, что именно Шилов и Чупраков – те руководители, которые мыслят системообразующе и идут к результату последовательно и неуклонно. Сегодня я учусь и работаю в эффективной и развивающейся компании.

– А что вас самого побудило стать депутатом?

– Что касается мотивов, почему я стал депутатом и часто возникающего вопроса «А что это он?», я вам честно скажу: для меня очень важно работать и взаимодействовать с людьми, с которыми находится понимание. Для меня также важен фактор личностного общения и уважения. Это, наверное, не самое лучшее качество для политика, но я не могу избавиться от этого «комплекса». Я не отказываю себе в удовольствии общаться с теми людьми, которых я люблю и уважаю. И, конечно, надо быть человеком, который не замыкается на своих амбициях, разделяет общий курс. Вот по этим причинам я сегодня нахожусь в таком положении, не сбрасывая со счетов, не отказываясь от миссии общения с людьми.

Например, телевизионные проекты «В четверг под вечер» и «Позиция», которым уже больше трех лет, также построены на простых человеческих вещах, когда один спрашивает, а другой отвечает. Не знаю, насколько это важно для других, для меня это очень существенно – спрашивать именно то, чего я не знаю, но хочу узнать. Это очень важный, можно даже сказать пропагандистский аспект работы СМИ.

Я сегодня абсолютно уверен в том, что сидя в депутатском кресле, голосуя за вещи, которые будут влиять на нашу жизнь, делаю полезную работу.

– Ну, а по театру вы не скучаете?

– Вообще театр находится внутри каждого из нас. Это и есть тот самый театр, в который человек верит и который он видит перед собой. Если этот театр, в котором ты работаешь, совпадает с твоим реальным ощущением, большое счастье, большая благодать, удача для любого артиста и режиссера, и вообще для любого работника. Неважно, какой он артист – народный, заслуженный, высоко одаренный, или его лишь слегка Бог поцеловал. На сегодняшний день таких точек соприкосновения у меня с театром нет, или не стало. Однако жизнь такая интересная штука – как известно, весь мир – театр, а люди в нем актеры… так что зарекаться не буду. Мечтать и грезить о других театрах я не могу, потому что я живу в этом городе. У меня на сегодняшний день хватает тех обстоятельств жизни, где я могу себя реализовать, распределить свою энергию. Говорить о том, страдаю я по театру или нет, нет смысла.

Действие III
На улице

– А в какой роли вы имели честь видеть вашего покорного слугу? 

– Я видела много спектаклей. Но, в первую очередь, это «Блэз».

– (Смеется.) Здесь я точно могу сказать: «мальчик» засиделся, но спектакль очень хорошо принимали зрители.

– У меня от него остались самые приятные и радостные впечатления.

– Это главное. Это то, о чем я вам только что говорил.

Действие IV
Дом Дягилева

На святочных вечерах в доме Дягилева господин Гладнев выступил в качестве ведущего благотворительного аукциона в поддержку деятельности музея. Конферансье объявляет: «Депутат пермской городской думы Игорь Гладнев!». А за спиной слышу: «А я-то думаю, где я его видела? Это же актер, помнишь?». Начинается аукцион, и я наблюдаю, как не прошло и минуты, а он уже приковал внимание всего зала и «заразил» азартом зрителей. Стартовая цена одной из книг – 200 рублей – выросла до двух с половиной тысяч.

Концертная программа продлилась дольше, чем мы ожидали. Времени на беседу практически не остается.

Действие V
В машине

– В гимназии художник Евгений Широков вас спросил, почему вы не носите орден. О каком ордене идет речь?

– «Академия безопасности, обороны и правопорядка» – это такая общественная организация, которая создана в Москве, и, имея филиалы в городах России, участвует в издательских проектах, социально значимых акциях, гуманитарных, общественных мероприятиях. Ну и по каким-то, видимо, особым причинам, эта общественная организация присуждает такие вот символические награды. В том числе и мне досталась. 

– Почему же вы его не носите?

– Если говорить о знаках отличия и о привилегиях, в этом смысле я убежден, что есть люди, которые должны быть награждены за особые заслуги перед отечеством, государством, но это должно быть по совокупности. Такова моя позиция. Нас история, кстати, учит тому, что в один исторический период – это подвиг, проходит небольшое количество времени, по историческим меркам – мгновение, приходит следующее поколение и говорит: «Это не подвиг, а преступление». Ордена за победы, доблесть и честь в создании и созидании для людей и отечества должны быть и те, кто их удостоен, должны иметь почет и уважение своих детей и внуков. А все остальное, как говорится, для парадного портрета.

– Все-таки, за что вы получили этот орден?

– Не знаю (Смеется.). Приду домой, посмотрю и скажу вам.

– Я сделала для себя такой вывод, что у вас просто нет свободного времени. Вы можете себя назвать занятым человеком?

– На мой взгляд, есть разница между занятым человеком и тем, у кого нет свободного времени. Занятой – значит, постоянно чем-то занят. Здесь есть некоторый оттенок сарказма, юмора, либо несерьезного отношения. Мне кажется, что у любого человека, независимо от того, каким он делом занимается, свободного времени по определению маловато. Потому что у домохозяйки, например, свободного времени, может быть даже меньше, чем у меня, у которого есть работа, какие-то общественные нагрузки, увлечения. Вот сегодня у меня, в общем-то, выходной день.

Занятость зависит от самого человека, насколько подробно он увлечен делом. Хотелось бы мне верить, что подробно…(Задумался.). Я бы пожелал себе «тщательнЕй», особенно сейчас, когда много таких вещей, о которых я не знал и даже не догадывался, и по работе в Думе, и вообще в целом по городу. Я говорю своим избирателям: «Все, что сегодня происходит, вы вполне можете мне поставить в упрек, потому что это моя ответственность». Не важно, что это. Дороги ли это, здравоохранение, очереди в больницах, отсутствие мест в детских садах.

– И часто вас упрекают?

– Дело же не только в том, что упрекают и конкретно говорят, а дело в том, как люди настроены. Мы живем не в идеальном городе, поводов для того, чтобы его совершенствовать, огромное количество. Я стараюсь себя не отделять, хотя часто приходится оправдываться и оправдывать какие-то обстоятельства или события. Но мы пытаемся работать. Что касается моей работы на заводе и моей работы в качестве депутата, у руководителей предприятия принято решение помогать людям через так называемый социальный центр. Ежемесячно более 1 500 человек приходят в нашу организацию за консультацией юриста, медицинской помощью, работает социальная парикмахерская, проводится текущая работа для подростков и детей, пенсионеров. Плюс еженедельно я встречаюсь и разговариваю с людьми, поэтому, что и где «болит», мне известно.

– Вы сказали, что у вас много дополнительных увлечений.

– Нет, немного. Марки не собираю. Физкультурой и лыжами не занимаюсь, хотя надо бы начать.

– Чем же все-таки занимаетесь?

(С иронией.) В свободное время? В свободное время я занимаюсь свободой. Стараюсь читать книги, на которые хватает времени, общаюсь с друзьями.

– А семья?

Семья – это счастье, счастливый билет, который каждый должен вытянуть, или постараться, во всяком случае.

– Вы вытянули?

– Да! Но это отдельный и, если будет время, интересный разговор…

Занавес

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter