Все новости
Все новости

Русский как иностранный

В Прикамье возобновила свою работу школа русского языка для мигрантов. Сегодня за парты сядут изучать «великий и могучий» представители таджикской диаспоры, которые живут в Прикамье. В этом году ожидается, что количество желающих...

Поделиться

В Прикамье возобновила свою работу школа русского языка для мигрантов. Сегодня за парты сядут изучать «великий и могучий» представители таджикской диаспоры, которые живут в Прикамье. В этом году ожидается, что количество желающих изучать русский язык только увеличится. Но нужны ли подобные заведении в Перми? Целесообразно ли их вообще открывать? Все ведомства, занимающиеся вопросами мигрантов, в один голос отвечают: «Да!»

Впервые школа русского языка для мигрантов открыла свои двери для учеников в прошлом году. Сделано это было неслучайно, так как именно прошлый год был объявлен годом русского языка в России. Инициатором и, по сути, директором школы стал ректор института культуры Евгений Малянов. В этом году проект вновь возобновил свое действие. Его инициаторами выступили региональная общественная организация «Русское национально-культурное общество» и Пермский государственный институт искусства и культуры при поддержке администрации губернатора Пермского края.

Как сообщила начальник отдела национальных отношений департамента внутренней политики администрации губернатора Пермского края Раиса Щукина, больше всего желающих обучиться основам русского языка было среди представителей таджикской диаспоры. «Таджикистан – одна из немногих стран, где русский язык не является государственным. Поэтому среди представителей этой национальности так мало знающих русский язык. При этом таджикская диаспора в Пермском крае является одной из самых многочисленных. Регулярно мы проводим мониторинг, который показывает, что до 60% таджиков вообще не владеют языком или очень плохо на нем говорят», – отметила собеседница.

Отметим, в школе русского языка для мигрантов работают преподаватели русского языка и литературы из ПГИИК, прошедшие специальную подготовку и получившие соответствующий сертификат.

По словам начальника отдела трудовой миграции беженцев-переселенцев и работы с соотечественниками краевого управления Федеральной миграционной службы (УФМС) Павла Ощепкова, адаптация мигрантов носит сложный характер. «Мигранты из стран ближнего зарубежья сейчас могут самостоятельно получить разрешение на работу, но они не могут элементарно заполнить документацию, – говорит г-н Ощепков. – Если они начнут осваивать русский язык, то приблизятся к нашему социуму, языковое единство облегчит адаптацию. Это поможет и в нашей работе. Мы тратим немало нервов, объясняя по десять раз мигранту одно и то же предложение, а он все равно не понимает».

Собеседник резонно отметил, что проблему адаптации породили лидеры бывших советских республик, которые в 90-е годы закрывали у себя русские школы, сжигали русскую литературу, как это сделали, например, в Узбекистане. «Национальные волнения в нашем крае возникают в том случае, если порог пришлого населения становится избыточным. В определенных районах края, где процент пришлого населения выше, например, деревни Савино, Менделеево Карагайского района, конфликт проявился на практике», – отмечает г-н Ощепков.

По данным УФМС края за девять месяцев текущего года, в регионе на миграционном учете стоят 74 тысячи мигрантов и лиц без гражданства, остальные – нелегалы, их порядка 10-15 тысяч человек. Разрешение на работу за это время получили 15 тысяч 365 иностранцев. Работу мигранты находят в основном у индивидуальных предпринимателей, юридических лиц, реже – у физических лиц.

Средний возраст въезжающих иностранцев, в частности таджиков и узбеков, – до 30 лет. По статистике УФМС края, чаще всего трудовые мигранты задействованы в сфере строительства. Всего их в крае в данной отрасли насчитывается почти 11,5 тысяч человек. Они идут в каменщики, арматурщики, штукатуры. На втором месте – предоставление коммунальных, социальных и персональных услуг: мигранты работают дворниками, изготовителями ключей, ремонтируют обувь. Всего в этой сфере работают 11 тысяч 197 мигрантов. И третье место – отрасль транспорта и связи, где освоились порядка 1 тысячи 300 человек...

Между тем в прошлом году принять участие в первом цикле обучения в школе изъявили желание 63 человека, во втором – 67 человек. В этом году ожидается, что желающих выучить русский язык будет около 70. Возраст школьников, по словам Раисы Щукиной, в среднем составляет от 15 до 23 лет. Однако попадаются и совсем взрослые, которым за 40, но их меньшинство. Г-жа Щукина отметила, что первые выпускники данной школы буквально с трепетом получали сертификаты: «Для них это становится первым шагом для социальной адаптации, расширения познаний о городе и крае. Обучение в школе является бесплатным, так как материальное положение многих из них является бедственным».

В аппарате уполномоченного по правам человека (УППЧ) также положительно относятся к тому, что в Перми появилась школа русского языка для мигрантов, которая, кстати, не имеет аналогов в России. «Это замечательно, что такая школа появилась на свет. Наши посещения в спецприемники для мигрантов показывают, что представители других стран элементарно не могут отстоять свои права, потому что не знают языка. Им не оказывают ни медицинскую, ни какую другую помощь», – заявила начальник информационно-аналитического отдела УППЧ Элина Павлова.

Директор Пермского правозащитного центра Сергей Исаев считает, что введение школ русского языка воспитывает толерантность в обществе. «Знание языка позволит найти не только черную работу, – отметил г-н Исаев. – Мигрант сможет реализовать себя в большей степени». Правозащитник напомнил, что еще в 80-е годы классические университеты проводили месячные курсы по русскому языку для приезжих иностранцев.

Собеседник также подчеркнул, что мигранты не обращаются к правозащитникам, когда сталкиваются с ущемлением собственных прав. «Так проявляется азиатское почитание власти, которую они признают как традиционную патриархальную силу, – отметил г-н Исаев. – Власть для них как благодетель».

Так или иначе, но в крае мирно уживается много национальностей, хотя с мигрантами отношения складываются сложнее. Причина – у «чужаков» свое мироощущение, которое коренное население не принимает так сразу. «Все это трансформируется в фобии, – делает акцент собеседник. – К тому же мигранты составляют трудовую конкуренцию. Тут необходимо более четкое и динамичное регулирование со стороны власти. Власть видит последствия, что опасно. Сама проблема просачивается сквозь пальцы».

В заключение отметим, что в настоящее время идет набор в группы по освоению русского языка выходцев из стран ближнего зарубежья. Первое занятие состоится сегодня, 24 октября. Весь курс рассчитан на месяц, а сертификаты о прошедшем обучении выдадут в ноябре.

Фото: Фото с сайта News.ferghana.ru

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter