Все новости
Все новости

Георгий Шевцов: «В войну даже Горьковский сад был засажен картошкой».

Мы публикуем вторую часть интервью ветерана Великой Отечественной Войны Георгия Семеновича Шевцова. На этот раз его рассказ посвящен жизни в тылу и на фронте.

>

Как только объявили войну, весь город и все села превратились в муравейники — все суетятся, что-то делают: мужчины движутся в сторону военкоматов, женщины собирают сыновей, мужей и отцов на фронт.

За Кунгуром строилась военная база, в строительстве была задействована автоколонна. Это сейчас автоколонн пруд пруди, а тогда это была большая редкость. Эту автоколонну уже на второй день войны вместе с шоферами погрузили на железнодорожные платформы и отправили на фронт.

Я учился в кунгурском лесотехникуме. 12 декабря 1942 года я закончил техникум. Из 175 поступивших в 1939 году закончило 14 человек. В начале войны прошел митинг, после которого ребята старше 18 лет, а их было большинство, ушли на фронт. Митинг начался в 11 часу, а в 5 часу с кунгурской станции отошел поезд на фронт с ребятами. Этих ребят после войны я так разыскать и не смог.


О тыловой жизни

Справка:

Георгий Шевцов. Родился в 1925 году в Кунгуре. С 1939 по 1942 год обучался в кунгурском лесотехникуме. 10 января 1943 года добровольцем ушел на фронт. В мае 1944 года был комиссован из-за тяжелого ранения. В 1945 году поступил в Пермский государственный университет на физико-математический факультет. В 1950 году закончил университет с отличием. В 1954 году поступил в аспирантуру, успешно защитил кандидатскую диссертацию. С 1950 по 2000 год проработал в Пермском государственном университете.

Сразу с начала войны почувствовалась нехватка продовольствия, была введена плата за обучение и карточная система. Я считался иждивенцем-школьником, по своей карточке я получал 400 граммов хлеба в день. Хлеб был не очень качественный, со всякими примесями. Получишь этот кусочек и не знаешь, как его съесть: сразу или оставить напоследок.

Ощущение было жуткое, и особенно тяжелое время было в первый год войны. Уже на второй год все почувствовали себя немного легче: обзавелись огородами. Своя картошка — это уже большой плюс.

У меня сохранилось такое воспоминание: у Горьковского сада по улице Краснова даже тротуары были расчищены и засажены картошкой, не говоря уже про сам сад. И что самое удивительное, никто не воровал. Народ тогда был исключительно честный.

Все начали работать. Мужчин отправили на фронт, а дети, женщины и старики стали работать на заводах. На Свердловском, а тогда еще Сталинском заводе, работало 8 тысяч детей от 14 до 16 лет, брали и 11 и 12-летних. Видел после войны фотографию в газете, на которой директор завода премирует детей-ударников вареньем. Так оно и было, и они были довольнешеньки.


О фронтовых буднях

>

Как-то в промежутке между боями я, пацан, сидя в окопе, спросил у 45-летнего рядового (тогда он казался мне дедом): «За что ты воюешь: за родину, за Сталина?». Он, покрутив ус: «Вот раньше говорили так: — за веру, за царя, за отечество. Что же сейчас? Скажешь за бога — да черт с ним, за царя — еще похлеще, а за отечество — это святое».

Я помню, у нас был один парень, у него всю семью немцы уничтожили. И когда мимо нас проводили пленного власовца, он готов был его зубами растерзать. Настроение у солдат было жуткое, очень трудно было довести пленного немца до штаба. Большинство не выдерживали — убивали фашистов по пути.

О дружбе и любви

Читайте также:

Дважды воскресший Георгий Шевцов: «Самая большая награда, что я остался жив в прохоровской мясорубке».

Дружбы особой не было — подружишься с кем-нибудь, а его завтра убьют. И любви большой, как в фильмах, не было. Какая любовь, если над головой постоянно рвутся снаряды? Ну, может, только в штабах и тылу, там обстановка позволяла.>

О встрече победителей

Мы по Курщине шли, заходим в село, а там одни печки стоят. Изредка можно было увидеть старушку, которая искала в руинах какие-то тряпицы, одежонку. Никто нас с цветами и флагами не встречал: некому было.

Зато потом, в Киеве, уже встречали по полной программе. Наших бойцов, погибших на подступе к городу, похоронили на Крещатике. Правда, уже в 50-е перезахоронили куда-то, я специально приезжал на могилы боевых товарищей, но так их и не нашел.

Беседовал Максим Риттер


Редакция PRM.RU выражает благодарность Георгию Семеновичу за интересный рассказ. Поздравляем всех ветеранов с 65-летием победы в Великой Отечественной войне и желаем крепкого здоровья и долгих лет жизни.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Гость