Беспредел в погонах: безнаказанные пытки

65 официальных жалоб на пытки в отделах милиции и системе исполнения наказаний в Прикамье поступило за минувший год. Однако ни одного уголовного дела по статье «Принуждение к даче показаний под пытками» не возбуждено до сих пор...

Поделиться

65 официальных жалоб на пытки в отделах милиции и системе исполнения наказаний в Прикамье поступило за минувший год. Однако ни одного уголовного дела по статье «Принуждение к даче показаний под пытками» не возбуждено до сих пор. Омбудсмен края уверена, что главная причина такого беспредела – покрывательство и отсутствие расследования.

В своем ежегодном докладе пермский омбудсмен Татьяна Марголина одной из главных и острых проблем назвала применение незаконно физической силы и пыток сотрудниками милиции. Пыткам подвергают людей, чтобы попросту силой выбивать из них признательные показания. Особого внимания требуют Дзержинский район Перми, Лысьва, Березники, Чайковский.

«Людей избивают прямо в отделе милиции в конкретных кабинетах с целью получить от них признательные показания, – начала свой рассказ Уполномоченный по правам человека в Пермском крае Татьяна Марголина. За год 65 жалоб. Я допускаю, что это далеко не все. Примеры самые вопиющие».

«Пистолет упал и прострелил ему ногу»

Так милиционеры Дзержинского района Перми на допросе прострелили ногу задержанного человека. Сначала провели мимо дежурной части в кабинет дознавателей. Ночью в течение нескольких часов человека избивали. А потом прострелили ногу.

Позднее из объяснительной милиционеров следовало, что пистолет находился в кармане задержанного. На допросе оружие выпало из кармана, и пистолет от удара выстрелил в ногу.

Далее – медвытрезвитель Орджоникидзевского района. Здесь снова использовали мягкие вязки (метод «сложить в конвертик»). Проверка по факту пока не окончена.

Напомним, 8 апреля 2009 год в Ленинском вытрезвителе умер житель Перми Александр Самойлов. Он в легкой степени опьянения был задержан сотрудниками милиции, которые и применили «конвертик». Самойлов скончался от остановки сердца.

Вдова Самойлова пять раз обращалась в правоохранительные органы с заявлением о возбуждении уголовного дела по факту смерти ее мужа, однако Ленинский межрайонный следственный отдел выносил постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Сейчас гибель в вытрезвителе расследуют заново. Снова идет проверка.

Другой пример: в Лысьве задержанного подвесили в наручниках в отделении милиции. Провисел мужчина не один час.

В Чайковском подозреваемого в краже сумочки провели к служебной машине УВД. По словам стражей порядка, аж трое сотрудников милиции не могли справиться с агрессивным поведением мужчины. Милиционеры, избив мужчину, приставили травматический пистолет сначала к голове задержанного, а потом прострелили ему ногу.

В Кировском районе Перми также задержали человека на улице. Привели в отделение. В кабинете избили до потери сознания. В таком состоянии оставили лежать в коридоре у туалета, не оказывая медпомощи. Самое вопиющее здесь то, что подозрения в отношении этого мужчины не подтвердились, говорит Татьяна Марголина.

Кроме того, абсолютное большинство мест принудительного содержания условия в них приравниваются к пыточным. Например, есть камеры, где нельзя не только лечь, но даже сесть.

ГУВД провело проверку. Девять изоляторов, где людям вообще невозможно находиться, закрыли. На сегодня только 11 изоляторов из 33 соответствуют нормативным требованиям.

Между тем пострадавшие не всегда отступают. Сегодня в Чусовском суде слушается дело следователя Вяткина, выбивавшего показания из жены против собственного мужа, жителя села Комарихинская Анатолия Стефанского.

Стефанского подозревали в убийстве односельчанки, Анны Пасечник. Хотя это обвинение и для него самого стало весьма неожиданным.

Его задержали по не относящемуся к убийству доносу. По словам пострадавшего, по дороге в ИВС он ехал в машине с женщиной, которая должна была дать показания по убийству Пасечник, труп которой нашли неподалеку от ее дома. Стефанского отвели в камеру, женщину – на дачу показаний. Как выяснилось позже, показания она должна была дать против Анатолия. Чтобы получить нужные сведения, следователь выбивал их из «свидетеля».

На следующий день в милицию пригласили и жену задержанного. Она тоже должна была подтвердить, что Пасечник убил муж. Естественно, таких показаний она не подписывала, за строптивость следователь несколько раз ударил ее по ушам, потом по затылку (все побои были засвидетельствованы позже врачами), рассказал Стефанский.

«Все это я знаю только со слов жены и той женщины, потому что три дня, с 3 по 5 августа, провел в ИВС. А четвертого я узнал, что меня подозревают в убийстве. Ко мне пришла следователь Боброва и сообщила, что на меня показали двое – та женщина и моя жена. Я попросил у следователя телефон, позвонил дочери и рассказал об обвинении. Она наняла адвоката, тот записал правдивые показания свидетелей», – рассказал житель Комарихинской.

5 августа, когда суд должен был избрать Стефанскому меру пресечения, адвокат представил новые показания свидетелей. Задержанного освободили под подписку о невыезде, назначив экспертизу крови и «детектор лжи». И то и другое подтвердило его непричастность к убийству. В результате, обвинение со Стефанского сняли. Теперь он проходит по делу свидетелем.

Приговор по делу следователя Вяткина будет оглашен в ближайшее время.

Факт пытки покрывают

Что примечательно, многие пострадавшие молчат и не верят, что насилие в их адрес будет расследовано.

Доходит до того, что 6-7 раз отказывают в возбуждении уголовного дела. Между тем ратификация Европейской конвенции обязывает реагировать на такие факты. До сих пор нет понимания, что любая жалоба на незаконное применение спецсредств должна быть рассмотрена в уголовном порядке.

«К сожалению, у нас чаще жертва становится преступником. Удивительным образом заявление избитого не рассматривается вообще, но моментально фабрикуется дело против этого человека», – разводит руками омбудсмен.

На сегодня руководство краевого ГУВД высказывает готовность содействовать расследованию фактов пытки, но на деле в отдельных отделах милиции идет покрывательство оборотней в погонах. Опрашивают то должностное лицо, на которое и жалуется пострадавший. По итогам такого опроса делают заключение, что факт пытки не подтвердился. Самого заявителя попросту игнорируют, не опрашивая. Не смотрят и на медицинское заключение о побоях, продолжает уполномоченный.

Таким образом, в 2010 году более чем в 50% случаев было отказано в возбуждении уголовного дела.

«Или попросту факт избиения невозможно доказать, – отметила Татьяна Марголина. – Пострадавшие очень поздно обращаются по факту пыток».

Такое преступление должно быть расследовано в течение трех-десяти дней после факта насилия. Следы побоев еще есть. Если человека избили в милиции, он должен идти в надзорные органы в этот же день: в прокуратуру, в аппарат уполномоченного, к руководству ГУВД.

«Самое страшное то, что подобные факты не находят адекватной оценки, по сути, милиционеры оказываются безнаказанными. Нет эффективного расследования, – отметила собеседница. – Принуждение к даче показаний с применением насилия и пыток запрещено. Но, видимо, в профессиональном сознании человека в погонах это укладывается плохо. В этом году нужно по каждому факту проводить экспертное обсуждение в краевой прокуратуре или СУ СК. Я думаю, что мы можем остановить это явление».

Фото: Видео Андрея БЕЛОУСОВА, фото с сайта Ticklethewire.com

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter