Все новости
Все новости

Сироту поселили на пепелище?

В Кунгуре сирота, оставшись после детдома в сгоревшем родительском бараке, мыкается по друзьям и знакомым. Продолжается все это уже пять лет. Обивать пороги чиновников было бесполезно. Сгоревшие деревяшки признали вполне пригодным жильем для сироты – инва

ds

Поделиться

Поделиться

В Кунгуре сирота, оставшись после детдома в сгоревшем родительском бараке, мыкается по друзьям и знакомым. Продолжается все это уже пять лет. Обивать пороги чиновников было бесполезно. Сгоревшие деревяшки признали вполне пригодным жильем для сироты – инвалида второй группы. Только в этом году все сдвинулось с мертвой точки, после того как Константин Зуев обратился к прокурору. Однако сейчас началась судебная волокита. Между тем уже в мае, когда молодому человеку исполнится 23 года, он утратит право воспользоваться льготой для получения квартиры.

Константин Зуев покинул стены детского дома пять лет назад. Молодой человек – инвалид второй группы. Из-за отклонений в психике парня не берут на работу. Единственная поддержка – друзья. У Константина нет даже жилья. Закрепленная за ним квартира в бараке давно сгорела. Сейчас в ней нет ни окон, ни дверей. Еле-еле заколочена досками, а щели прикрыты картонкой.

В этом доме всего восемь квартир. Пожар в квартире Зуевых случился еще в 2005 году. В квартире жили мать Кости, его сестра и дядя. «Я был тогда в детском доме. Они пили, сюда таскали мусор», – рассказал Константин Зуев.

Еще до пожара в квартире Зуевых коммунальная служба за большие долги отключила электричество. Мама Кости, чтобы согреться, решила прямо в квартире развести костер. В результате вместо квартиры осталось только пепелище. Стены здесь обуглены, ветер гуляет по всем углам. Так сирота остался с пропиской, но без жилья.

По законодательству воспитанник детского дома только до 23 лет может воспользоваться льготой для получения квартиры. В течение пяти лет Константин обивал пороги различных инстанций с просьбой помочь улучшить жилищные условия.

«Мы были и у главы Кунгура, в УК «Гарант-Комфорт», во всевозможных отделах и управлениях. Везде отказ, – говорит в беседе с корреспондентом 59.ru воспитатель-куратор Кости Соломия Бурцева. – Более того, межведомственная комиссия вынесла заключение о признании жилого помещения по улице Газеты «Искра», 3, где и прописан Костя, пригодным для проживания. Эти эксперты там даже ногой не ступали. Решение приняли в своих кабинетах! И дружно подписались. Если они хотя бы пришли и собственными глазами увидели почерневшие стены, думаю, в них бы хоть немного взыграла совесть».

Отчаявшись получить помощь от чиновника, сирота обратился к прокурору Кунгура. Последний подал заявление в суд. «Ситуация отягчается тем, что Константину в середине мая исполнится 23 года. После этого числа, в силу возраста, Косте могут отказать во всех инстанциях. Сгоревшее жилье, где прописан сирота, между тем является муниципальным, оно не приватизировано, – говорит юрисконсульт управления городского хозяйства администрации Кунгура Алла Братилова. – Если молодой человек от него откажется, он сможет получить другое. Но это возможно только в случае, если официально будет подтверждено, что жить в сгоревшей квартире нельзя».

В феврале Кунгурский суд постановил: в сгоревшей квартире воспитанника детского дома Константина Зуева в срок до 1 апреля провести независимую строительную экспертизу за счет мэрии Кунгура. После в обугленном помещении суд обязал провести капитальный ремонт также за счет мэрии Кунгура. Однако чиновники подали ходатайство в Пермский краевой суд. «Администрация Кунгура не намерена оплачивать экспертизу, в этом нет необходимости. У нас есть собственные специалисты, которые установили, что жилье Зуева не подходит для проживания и необходим капремонт, – пояснила юрист Алла Братилова. – Поэтому с ходатайством обжаловать решение Кунгурского суда мы обратились в краевой суд. В первых числах марта пройдет слушание. Если наше ходатайство удовлетворят, мы составим смету ремонтных работ в жилье Зуева».

Таким образом, пока чиновники оттягивают решение суда, право Кости на квартиру или ремонт сгоревшего жилья тает с каждым днем. «Если до 15 мая вопрос не будет решен, в этой ситуации придется разбираться только через суд», – подытожил юрист.

Между тем воспитатель Кости Соломия Бурцева озадачилась еще одной проблемой.

«Сам Костя – парень хороший. Не курит, не пьет. Только из-за инвалидности иногда случаются срывы. А вот семья у Кости асоциальная, – говорит собеседница. – Пока в сгоревший барак свой нос «растаявшие во времени» родственники не суют. Они бродяжничают, пьют. Если даже жилье Кости отремонтируют после пожара, о своих правах на жилье заявят «вновь обретенные» сиротой родственники. Например, его дядя».

По словам воспитателя, сейчас в Кунгуре строят сразу два высотных дома, но подрядчики отказали в помощи. «Мы пробовали добиться, чтобы Косте выделили отдельное жилье, хотя бы комнату в общежитии. Но был один ответ – жилья для сироты нет», – подытожила собеседница.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter