Искусственное «оживление» Перми

В процессе превращения Перми из промышленного города в культурную столицу городские и краевые власти продолжают «оживлять» городскую среду. Так, вслед за нашумевшими «Красными человечками», огрызком яблока, «Пермской аркой» и прочими объектами паблик-арта

Поделиться

Поделиться

В процессе превращения Перми из промышленного города в культурную столицу городские и краевые власти продолжают «оживлять» городскую среду. Так, вслед за нашумевшими «Красными человечками», огрызком яблока, «Пермской аркой» и прочими объектами паблик-арта, на очереди строительство информационной стены возле Театра-Театра и реконструкция фонтана на городской эспланаде. Жители Перми неоднозначно относятся к уличным объектам культуры. Корреспондент Kvartira59.ru попытался проследить историю появления этих форм «оживления» Перми.

Паблик-арт-проекты являются единственной возможностью интеграции современного искусства в городскую среду, считает руководитель паблик-арт-программы Музея современного искусства PERMM Наиля Аллахвердиева. Напомним, превращение Перми из промышленной периферии в центр современного искусства началось еще в 2008 году с приездом в город известного галериста и политтехнолога Марата Гельмана. Уже с открытием музея PERMM пермяки неадекватно восприняли благие попытки столичных деятелей «окультурить» город. К примеру, шквал негодования вызвала выставка «Русское бедное», где обычный мусор стал материалом для произведений современного искусства. В качестве оформления здания Речного вокзала, где разместился музей, стали вкопанные корнями вверх окружающие его деревья. На сегодняшний день, несмотря на «оживление», Пермь-I до сих пор остается малолюдным местом.

Первый акт вандализма не заставил себя ждать. В ночь с 29 на 30 апреля 2010 года неизвестные швырнули в «Ротонду» московского архитектора Александра Бродского, расположенную у входа в музей, подожженную канистру с бензином. У «Ротонды», сооруженной из старых дверей и окон Речного вокзала, серьезно покоробило конструкцию. «Ротонда стала символом их (пермяков. – Прим. ред.) невежества. Архитекторы и критики говорят о ней как о шедевре, а они видят только двери в туалет», – отписался тогда в своем блоге Марат Гельман.

Новым шоком для жителей Перми и депутатов Законодательного собрания Пермского края стали установленные 14 сентября 2010 года на крыше и территории возле Органного зала (где проводятся заседания парламента) четырех «Красных человечков». Конструкции из дерева и пластика – «Red People» – установил Андрей Люблинский – художник и дизайнер из столичной арт-группы Pprofessors. В одном из деревянных идолов, сидящем с поднятой рукой на Органном зале, пермяки сразу же узрели безголового голосующего депутата. После протеста народных избранников, человечка пересадили на крышу краевой филармонии – то же здание, где находится правительство Пермского края. Другому «Красному человечку», сидящему возле Дома Советов на импровизированном стуле, неизвестные сломали ногу. По всей видимости, «ценители» пытались сфотографироваться, сидя на нем.

Интересно, что двоих человечков, едущих на самокатах, изначально планировалось разместить возле экстрим-парка на Локомотивной, однако теперь их также можно наблюдать на лужайке у КДЦ. По словам известного блогера, директора рекламной группы Lege Artist Антона Толмачева, не стоит пермякам думать, что Пермь идет впереди планеты всей – ранее аналогичные деревянные скульптуры уже были установлены художниками Андреем Люблинским и Марией Заборовской в Подмосковье. Возле Органного зала осталась скульптура из деревянного бруса «LOVE» высотой 2,3 метра, также арт-группы Pprofessors.

Не меньший скандал вызвал еще один арт-объект – «Яблоко» – на который из краевого бюджета был выделен один миллион рублей. Согласно идее автора памятника, художницы с Украины Жанны Кадыровой, огрызок яблока символизирует общество потребления. Произведение искусства представляет собой трехметровое надкушенное яблоко перед библиотекой имени Горького: зеленая кожура – это плитка из керамогранита, а мякоть фрукта – это кирпичи от пермских зданий начала 20 века. «Огрызок яблока возле Горьковской библиотеки никто на Градсовет не выносил, тогда как члены совета рассматривали проекты памятников Борису Пастернаку и Александру Попову», – возмущается член градостроительного совета Перми Денис Галицкий.

Гнев православной церкви вызвала фреска с изображением античных богов высотой в четыре этажа на фасаде бывшего здания ракетного училища со стороны улицы Окулова. Художники арт-группы ZUK Сlub считают, что боги отражают тему современной корпоративной культуры и мироустройства. Рисунки с торца ВКИУ, напротив Кафедрального собора, по всей видимости благодаря усилиям РПЦ, покрасовались недолго. Несмотря на то, что здание бывшего ракетного училища в прошлом году было внесено в реестр памятников истории, по словам министра культуры Пермского края Николая Новичкова, фрески богов «никто смывать не позволит».

Рисунки уличных художников также «украсили» стену возле Законодательного собрания росписью в народном стиле с вкраплением стрит-арта. В 2010 году под кистями живописцев преобразились деревянные пермские дома, а в этом году в рамках паблик-арт-программы «Длинные истории Перми» интернациональная команда художников раскрасила большинство городских заборов. Отметим, что противники данного арта нашлись и здесь, узрев в рисунках на заборах изображения гениталий. К чести сказать, опыт преобразования заборов в произведения искусства был заимствован у соседнего Екатеринбурга.

Очередным ударом по городской казне стала установка новых остановочных павильонов от дизайнера Артемия Лебедева. По его словам, производство одного павильона обошлось городу в 350 тысяч рублей, а печать на стеклах – в 500 рублей за квадратный метр. Стоимость дизайн-проекта составила 500 тысяч рублей. «Больше ни один город ни в одной стране не получит проект остановки за такие смехотворные деньги», – подчеркнул дизайнер. По мнению Дениса Галицкого, эти остановки небезопасны для пермяков, так как не имеют должной электроизоляции, а освещать их всю ночь – большие убытки для города. Впрочем, освещение к творениям Лебедева не проведено до сих пор.

Наконец, символом Перми для людей, приехавших в город на фестиваль «Белые ночи», стала скульптура Николая Полисского «Пермская арка» – 12-метровый объект в Сквере камней, по форме похожий на табурет. Фестиваль еще идет, а, по-сути, ни строительство скульптуры, ни реконструкция сквера до сих пор полностью не завершены. Аналогичная работа г-на Полисского уже была сооружена в Подмосковье.

Новым объектом-«интервентом» в городскую среду должна стать «Стена» возле Театра-Театра высотой 9-12 метров. Она будет изготовлена из клееного бруса сечением 300х300 миллиметров. Стена должна являться носителем информации, сценическим порталом, символом театра в городском пространстве, – считают деятели современного искусства. Около и вокруг нее могут планомерно или стихийно возникать торговые, культурные и другие массовые действия. Сама площадь реконструируется в соответствии с ее новым статусом – мощение приобретает линейную структуру и изготавливается из разных пород местного камня, говорится на официальном сайте архитектурного агентства «Архитекторы Асс». Некоторые пермяки уже объединяются в социальных сетях, чтобы устроить акции протеста против этого сооружения.

Это не полный перечень объектов «оживляющих» городскому среду Перми, и многие из них, как, например, портрет Сергея Есенина на недостроенном здании ПГМА работы Александра Жунева, не являются продуктом Музея современного искусства или центра развития дизайна. Между тем, по мнению экспертов, действительно полезным проектом Пермского центра развития дизайна могли бы стать стационарные туалеты по индивидуальному дизайну. Однако этому так и не пришлось воплотиться в жизнь.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter