Феномен детской жестокости: причины и последствия

Произошедшая недавно история еще долго будет тревожить сердца всех неравнодушных: школьники до полусмерти избили кота. Третьеклассники били его ногами, закидывали камнями и пытались воткнуть ему в шею острый крюк… Многим из нас искреннее хотелось бы счита

Поделиться

Произошедшая недавно история еще долго будет тревожить сердца всех неравнодушных: школьники до полусмерти избили кота. Третьеклассники били его ногами, закидывали камнями и пытались воткнуть ему в шею острый крюк… Многим из нас искреннее хотелось бы считать это происшествие чем-то «из ряда вон», но, как бы ужасно это не звучало, подобные случаи – не трагичное исключение, а, скорее, правило, подтверждающее феномен «детской жестокости».

Кто виноват, и как быть – вопросы, на которые отвечаем сегодня.

Предметный разговор

Начинаю разговор с привычного и даже стереотипного вопроса: «Как могут дети – с минимумом жизненного опыта – быть настолько жестокосердными?..»

«Это детские души-то чистые? – удивляется психотерапевт с двадцатилетним стажем, Ярослав Кустормин. – Может, скажете еще, что они – херувимы во плоти? Я психотерапевт с огромным стажем, но со школьниками и подростками работать избегаю. Скажу больше – я их боюсь. Они все чрезвычайно агрессивны, кто-то конструктивно, кто-то разрушительно. Порой их «убийственная» энергия направляется на ближнего. Криминальные таблоиды пестрят сообщениями о подростковых преступлениях, отличающихся феноменальной жестокостью. Понятно, что каждый из нас до беспамятства любит свое чадо, и готов продолжать его любить, в независимости оттого, что оно, это животное, вытворяет. У Андерсена в сказке о новом платье короля, про мальчишку, воскликнувшего, что король-то голый, сказано: ребенок не может быть дураком. Может. И дураком, и садистом, и убийцей. То, что ребенок чист и свят – это расхожее клише, и кто впервые обнаружил это клише? Фрейд. Он считал, что человеческий детеныш – носитель всего самого порочного и извращенного, что и нужно из него выколотить в процессе так называемого воспитания».

Слова, конечно, жесткие, но… Ежегодно в стране выявляется более 300 тысяч общественно опасных деяний несовершеннолетних. Причем 100 тысяч из них совершаются детьми, не достигшими возраста уголовной ответственности. По нормам российского Уголовного кодекса, ребенок в возрасте младше 14 лет не может быть осужден за совершение преступления.

Жестокость среди детей и подростков приобретает масштабы национального бедствия. Хроники школьных драк, убийств и изнасилований пугают даже видавших виды следователей. Что происходит с нынешними детьми, и где искать причины такой агрессии?

«Поговорим о детской жестокости и о ее причинах, – говорит детский психолог Марина Звягинцева, – детская агрессия может быть двух «видов» – фрагментарная и устойчивая. Первая проявляется в неожиданных поступках ребенка, которому агрессивное поведение вообще-то не свойственно. Типичный пример фрагментарной жестокости: неожиданная агрессия, которая направлена на близких – на братьев-сестер, на бабушек-дедушек. Или на маму, которая потом удивляется: «Папу совсем не видит, но нежен с ним, а я для него все делаю, а он в ответ грубит!» А ведь тут все понятно: шесть-семь лет – возраст переломный. Ребенок учится наблюдать себя со стороны, уже кого-то из себя строит. Но делает это крайне неловко: увидел где-то тот или иной образец поведения и примерил на себя. Обычно в такой момент мы видим в его глазах интерес: а что будет, если я сделаю то-то и то-то? С помощью агрессивных выходок дети подчас определяют для себя границы дозволенного.

Что касается устойчивой жестокости – это несомненный сигнал беды. Как правило, она проявляется по отношению к каким-то группам (либо ко всем детям, либо к животным, либо ко всем взрослым) и связана уже не с возрастом, а с личными особенностями ребенка. Обычно особенности эти формируются в силу каких-то неудачных обстоятельств: агрессия со стороны родителей, их недостижимые требования или издевки, или гиперопека. И является той формой поведения, через которую ребенок реализует свой страх, стресс или преодолевает препятствие. Тогда как обычный ребенок сможет попросить, поменяться, подождать, возмутиться и при этом имеет хотя бы минимальный тормоз на причинение боли другому».

Кроме того, по словам специалиста, детская жестокость бывает неосознанной и осознанной. Неосознанная жесткость проявляется, как правило, в дошкольном возрасте, когда ребенок еще не в полной мере осознает, что делает кому-то больно. Неосознанная жестокость может быть продиктована исследовательским интересом (например, оторвать бабочке крылья и посмотреть, что будет), может быть подражательной (наказать куклу или животное так, как наказали меня или как увидел по телевизору), жестокость ребенок может проявить и «за компанию», когда очень хочется быть похожим на других. Мучая зверюшку или более слабого сверстника, ребенок не испытывает удовольствия от своего поступка, для него в этой ситуации важно, как он выглядит в глазах компании, которой хочет понравиться. Другое дело – жестокость осознанная, когда ребенок целенаправленно причиняет вред другому (всегда более слабому), получая от этого удовольствие и не испытывая чувства вины.

Очень часто жестокость со стороны окружающих вызывает, как ни странно, поведение самого пострадавшего. И эти особенности поведения выросли в семье. Запомните: у уверенных в себе родителей уверенные, спокойные дети. Для ребенка очень важно, как родители оценивают его в присутствии посторонних взрослых. Дети считывают наше к ним отношение и интуитивно принимают его. Так что сформулируйте для себя: за что вы уважаете своего ребенка? И уверенно подчеркивайте его достоинства при общении с окружающими. Да и наедине не забывайте хвалить за все хорошее, что в нем есть.

В защиту «братьев меньших»

Немецкий теолог Альберт Швейцер сказал: «Тот, кто привык считать бесполезной жизнь любого существа, рискует прийти к мысли о бесполезности жизни человека».

Я думаю, что жестокость к животным это не обязательный атрибут серийного убийцы, большинство малолетних садистов, вырастая, становятся примерными гражданами «страны возможностей», при этом стоит упомянуть широко известного Чикатило, который любил животных, в частности, кошек и при этом удостоился прозвищ: «Ростовский Потрошитель», «Бешеный зверь» и даже «Сатана»…

Мои мысли на тему подтверждает Анна Еремина: «Мне в школьном возрасте нравилось убивать лягушат. Я их как будто случайно топтала, потом плакала, жалела, хоронила, мастерила крестики, а как только похороню, опять высматриваю, кого случайно задавить. Но маньяком я не выросла». «А я, например, всегда жалел кошек и ненавидел собак, – вспоминает Роман Лобин. – Любых. Диких, домашних, маленьких, больших, неважно, каких. Был у меня электрошокер, так классно было нажимать кнопку и смотреть, как гавкающая свора разбегается в ужасе, еще как то применил его на собаку напрямую, еще приятно было видеть, как собаку переехал трамвай, но сейчас у меня и мыслей подобных не возникает».

«Суть происходящего: совсем маленькие дети часто больно щиплют или бросаются с кулаками на людей (в том числе пытаются бить родителей) – потому что центром вселенной мнят себя, а все остальные не могут испытывать боль и обижаться, – наталкивает на размышления кандидат медицинских наук, психолог Алина Столяр. – Став постарше, ребенок понимает, что людей бить нельзя (и то, некоторые родители предпочитают ему это вколачивать), а животные в эту категорию не входят. Для серийника же все окружающие существа, люди, животные, так и остаются «Всеми Остальными» – боль может чувствовать он, но не они. Поэтому их можно убивать. Хотя, я уверена, что жестокость к животным не обязательный компонент маньяка. Кому-то, может, наоборот – животных жаль, людей – нет».

Детская жестокость по отношению к животным не обязательно свидетельствует об отклонении в психике. Одно дело – разрезать дождевого червяка пополам, потому что интересно посмотреть, как будут извиваться отдельные половинки. Совсем другое – потрошить соседского котенка, чтобы насладиться его агонией. Издевательство над животными в детстве очень характерно для серийных убийц, потому оно рассматривается как один из основных симптомов будущего психопатологического поведения (наряду с затянувшимся ночным недержанием мочи и юношеской пироманией).

Тем не менее существует масса примеров, когда серийные убийцы в юном возрасте мучили животных. Застыв на примитивной стадии эмоционального развития, они так никогда и не утрачивают тягу к жестокости. Наоборот, со временем тяга к садизму разрастается, и когда животные перестают удовлетворять садистов, они переносят свою жестокость на людей.

Полезные советы

Как исправить проявления жестокости в ребенке по отношению к животным?

«Я бы рекомендовала почаще обращать внимание ребенка на жизнь животных, таких же живых существ, как и мы с вами, о том, что и мы, и они – дети единого, величественного царства Природы, – философствует психолог Марина Звягинцева. – Читайте и обсуждайте с детьми книги, посвященные описанию жизни животных и растений. Всякий раз при удобном случае обращайте их внимание на хрупкое очарование природного мира. В качестве объекта созерцания совсем не обязательно выбирать только общепризнанных красавцев: белокрылого лебедя, гнедого жеребца, величавого оленя... Это может быть обыкновенный паук, который так трудолюбиво плетет свою тончайшую, но необыкновенно крепкую паутину; это может быть обыкновенный муравей, который так усердно тащит в свой муравейник груз, превышающий его собственный вес в десятки раз! Рассказывайте им о мужестве, силе и смелости собак, например, о сенбернарах, которые спасли жизнь многим альпинистам. Объясните, как растут цветы, как они поворачивают к свету свои головки и закрываются перед сном. Пусть дети ухаживают за комнатным растением или животным, тем самым вы разбудите в них чувство понимания природы. Объясняйте детям, что любить животное –  это не только ласкать и гладить его. Любить животных по-настоящему это, прежде всего, уметь вставать на их защиту (или, по крайне мере, не нарушать их покоя и не вмешиваться в их жизнь), уметь за ними ухаживать. Учите детей правильному уходу за домашними животными: как их кормить, какие создать условия, как себя с ними вести. В общем, учите тому, как сделать жизнь домашних питомцев приятной и радостной. Объясняйте, что те, кого мы приручили, нуждаются в нас». Недаром психологи считают, что дети, выросшие в одном доме с братьями «меньшими», становятся добрыми и отзывчивыми. Поэтому тем, у кого детки еще маленькие, специалисты советуют: чаще играйте с ребенком в игры, изображая тех или иных зверюшек. Первое время лучше играть в зверей, которые вам знакомы, чтобы вы знали, что можно рассказать о них ребенку: где живут, что едят, каковы их особенности и повадки. Ну, а чем дальше в лес, тем диковиннее зверь. Вскоре вы убедитесь, что детям очень нравятся представлять себя то одним, то другим зверьком. Попробуйте, кстати, и вместе с ребенком побывать в чьей-нибудь шкуре. Удостоверьтесь, что быть мышкой или пингвином очень интересно!

Если агрессия направлена на других детей, а не на животных, и вы, к примеру, узнали, что ваш ребенок участвует в травле – не осуждайте, не морализируйте: «Как ты мог? Это ужасно!» Иначе ребенок просто замкнется в себе и никогда ничего больше не расскажет. А ведь наша задача – не оттолкнуть его от себя, а выяснить, что он при этом испытывал. Как правило, ничего страшного. Это просто интерес: а что будет, если таким образом поковырять человека. Если ваш ребенок – агрессор, задумайтесь: ничто не берется ниоткуда. Постарайтесь честно ответить себе: приняты ли в вашей семье ссоры в качестве способа разрешения конфликтов? А рукоприкладство? Равнодушие к вашим старикам? Обычно поведение ребенка зеркально отражает манеру общения, принятую в семье. Еще один момент: родители, воспитывающие мальчиков, часто считают драку нормальным для них способом общения и специально поощряют: «Всегда давай сдачи!» Постарайтесь заменить эту разрушающую установку на мирное решение конфликтов и недопустимость провокаций. По крайней мере, учите детей, что нельзя срывать злость на других людях, для этого можно выразить ее иначе – порвать бумагу, умыться, нарисовать злую картинку, порвать ее, глубоко подышать, посчитать до десяти.

«Кстати, говорить «Поставь себя на его место!» – просто бессмысленно, – объясняет психолог Марина Звягинцева. – Умение посмотреть на себя со стороны надо воспитывать, причем исподволь. Отличный способ – почитать книги соответствующего содержания. Например, в моем детстве, помню, мы читали сказку про индийского мальчика, который стал таким же маленьким, как бабочка, которую он мучил. И ему пришлось худо! Такие поучительные произведения есть для каждого возраста. Если же издеваются над вашим ребенком, и учитель бессилен ему помочь, выход один – менять социальную среду, то есть класс. Впрочем, этот совет справедлив и для тех детей, кто оказался вовлеченным в травлю – расти в коллективе, где такое оказалось возможным, не полезно никому».

Если «травля» ведется в направлении вашего отпрыска, объясните ему, как вести себя в случае провокации: не пускаться в слезы, не начинать заводиться, не опускать глаза (уверенная позиция – это то, что меньше всего ждет от нас обидчик). И, кстати, один из самых эффективных способов выходить из конфликтных ситуаций – предварительно их проиграть. Пусть ребенок поочередно выступит в роли обидчика и жертвы и заранее поймет, как правильно поступить, если обозвали, дернули за косу, поставили подножку, ткнули в спину и так далее. Практика скорее, чем разговоры и советы, приведет к нужному результату.

Даром преподаватели…

«Еще один интересный момент – реакция на происходящее со стороны педагогов, – грустит психолог Марина Звягинцева. – Для них любая драка (или выяснение отношений на повышенных тонах) считается их прямой недоработкой, а значит, и виной. Не спорю, встречаются еще редкие экземпляры учителей, которые хоть как-то пытаются реально решать проблемы с психологическим здоровьем в вверенном им детском коллективе. Однако многие учителя все-таки предпочитают вести себя, как небезызвестные китайские обезьяны: не вижу, не слышу, не скажу. И пытаются спустить все «на тормоза». Скажу даже больше: иногда учителя пытаются происшедшее скрыть – узнав о травле кого-либо из учеников, занимают в корне неверную позицию: дескать, дети сами разберутся, взрослым вмешиваться не следует. Особенно печально, когда ребенок или подросток (подросткам, как правило, это дается крайне тяжело) решается открыться взрослому, рассказать о своей беде, а взрослого по тем или иным причинам такие откровения не интересуют. Искоренить школьное насилие можно, лишь публично признав факт его существования».

Общеизвестно: современные дети в большинстве своем крайне жестоки и агрессивны. Пожалуй, в этом можно обвинить кого и что угодно: и телевидение, пропагандирующее жестокость и насилие, и школьные/дошкольные учреждения, где жестокость поощряется, оставаясь безнаказанной. Однако самые глубокие корни этого явления специалисты все же традиционно наблюдают в семье. Да, детская жестокость берет начало в отчем доме. Ведь не секрет, что большинство современных родителей с раздражением отмахивается от «назойливых» приставаний ребенка. Его воспитали таким, он не знает другого способа взаимодействия с миром.

А, может быть, можно все еще исправить?..

Фото: Фото Abatsk.ru

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter