2 декабря четверг
СЕЙЧАС -4°С

Виктор Шмыров, знаменитый историк и общественный деятель, директор мемориального центра истории политических репрессий «Пермь-36»: «Собчак не будет кричать «Путина долой!», а вот «4 года – Путину» будет!»

Поделиться

Поделиться

Поделиться

Главной темой минувшей недели стали, конечно же, выборы президента. Игнорировать это событие стало трудно даже крайне аполитичным людям. В Германии открылся магазин одежды «Бревик», чье название созвучно с фамилией норвежского террориста Андреса Брейвика. А в Перми к финалу подошел крупный коррупционный скандал – вынесен приговор главе Краснокамского района Дмитрию Маркелову. Свое мнение о выборах, национализме и коррупции высказал руководитель всероссийской культурно-исторической площадки – музея «Пермь-36» – Виктор Шмыров.

Если не Путин, то кто?

Нынешние выборы стали беспрецедентными в истории России. За последние три месяца прошло бессчетное количество митингов, а счет участникам ведется на сотни тысяч. Одни митингуют за Путина, другие – за честные выборы. 7 марта ЦИК признал выборы состоявшимися, а победителем – действующего премьер-министра Владимира Путина, за которого проголосовали 45 млн 602 тыс. 075 (63,60%) человек. Инаугурация назначена на 7 мая.

Многие прогнозировали второй тур. Для вас результаты выборов стали неожиданностью?

– Все ожидаемо, ничего необычного нет. Конечно, мы все надеялись на чудо, но чуда не произошло. Более того, результаты Путина оказались даже выше, чем давали соцопросы. В итоге Путин вновь избран президентом, но есть интрига, и очень опасная. Она заключается в легитимности выборов. Все зависит от объемов фальсификаций. Сейчас не найти, наверное, человека, который бы не сомневался, что фальсификации были. Если смотреть на результаты в Москве, а там удалось организовать массовый контроль, и возможность фальсификаций была снижена, Путин не набрал 50%. А если посмотреть на страну, то вроде бы набрал. Если исключить вбросы и карусели и помнить, что изначально были неравные возможности, то мы придем к выводу, что легитимность Путина под большим-большим вопросом. С этим будем жить не только мы, но и он. Он же был лидером, думал, что его любит весь народ. И вдруг он понимает, что может быть не легитимен. Я думаю, это одна из причин, почему Путин сорвался и стал называть значительную часть населения своими врагами. А так делить страну недопустимо для президента. И очень опасно.

А в этом уже вторая проблема. Сотни тысяч людей вышли на улицы в Москве, тысячи в других городах, и Путин пережил большой шок. Настолько большой, что он назвал их бандерлогами, начальник штаба Говорухин – обезьянами, а под конец сорвался и назвал их изменниками и врагами.

Несмотря на договоренность от 24 сентября о рокировке, политологи уже не так уверены, что Дмитрий Медведев займет пост премьер-министра или пробудет на нем значительное время.

– То, что Путин вполне может отказаться от своих обещаний, в этом даже не возникает никаких сомнений. Раньше он не сдавал своих, и мы это знали. Это было даже не офицерское товарищество, а принцип Омерты. Но я думаю, что какое-то время Медведев все-таки поработает в должности премьера. Я не знаю, какой из него будет премьер, но для того, чтобы в истории как-то это имя сохранилось, Медведеву будет оказываться все возможное уважение.

От движения «За честные выборы» ждут не лозунгов, а действий. Что сейчас делать митингующим?

– Люди выходили не на митинги, а выразить отношение к происходящим событиям. А наши политики по привычке стали действовать в традиционном ключе: раз люди вышли, то надо их куда-то вести, лозунги выдвигать, что-то кричать. Вот здесь была совершена колоссальная, на мой взгляд, ошибка. Мы ошиблись, переоценив протестный заряд.

Я в то время был в Москве, в среде лучших российских либералов. И все говорили о круглом столе, поскольку видели прямые аналогии с Польшей: протестное движение, которое жмет на власть, и необходимость переговоров. Но власть тоже переоценила заряд. В итоге протест оказался значительно меньше, а лозунги были максимальными. «Свободу политзаключенным» – даже я не знаю, кто полит-, а кто не политзаключенный. Что такое отменить результаты выборов? Все это революционные требования. А нам надо возвращать то, что было отобрано, те пяди и крохи. Увеличили президентский срок на шесть лет, значит, первое требование к Госдуме – не сложить полномочия, а поставить вопрос о снижении срока. Вот пример – Ксения Собчак. У нее глубокое личное уважение к Путину, потому что он действительно сыграл важную роль в жизни ее семьи. И она не будет кричать «Путина долой», а вот «4 года – Путину» она кричать будет.

А людей вывели на митинги, попытались поставить под знамена. Но многие не хотят стоять под знаменами, поэтому сейчас должны появиться какие-то другие формы. Не знаю, какие. Например, в США до гражданской войны или в Индии во времена Ганди – гражданское неповиновение. Черт его знает, что будет, но что-то будет. Молчание кончилось.

Хайль, Бревик!

В германском городе Хемниц открылся магазин одежды для любителей неонацистской символики «Бревик» (Brevik). Название магазина созвучно с именем «норвежского убийцы» Андерса Брейвика (Breivik), который прошлым летом расстрелял 77 человек. Жители города считают неприемлемым существование такого магазина. Владельцы бренда Thor Steinar, чья одежда продается в магазине, утверждают, что назвали его в честь норвежского города. Тем не менее такая провокация вызвала серьезное возмущение в обществе.

Стоит ли запрещать подобные магазины, да и вообще проявления национализма, или оставить, чтобы «выпустили пар»?

– Германский национал-социализм – самое большое зло, существовавшее в истории человечества, самая большая мерзость. Холокост – половина еврейского населения убито. Немцы до сих пор болезненно это переживают и несут на себе бремя вины своих предков.

А то, что появился этот магазин… Всегда есть какое-то количество асоциальных людей. В прежние времена они совершали жестокие преступления, сейчас это сурово наказывается. А вместо этого они надевают нацистскую форму, кто-то вот в таких магазинах одевается. Что с этим делать? В Германии прошла мощная программа денацификации, навязанная победителями. Поначалу она принималась только частью продвинутой интеллигенции, но сейчас стала повсеместной. Это стало необходимостью, частью германской ментальности, и это замечательно. Нужна образовательно-просветительская деятельность. Национализм в Европе приобретает крайние формы в какой-то части из-за плохого знания истории. И, наверное, нужны какие-то запретительные меры сродни тем, что введены за отрицание холокоста.

Когда-то я приехал работать в чердынский краеведческий музей. Я разбирал коллекции и нашел клад – ящики с вещами, привезенными из Германии: ордена, медали, повязки, в общем, вещи запрещенные. Директор музея привез из Германии не ковры и кофточки, а вот такое. Но тогда это нельзя было легализовать и показать. Это было запрещено, хотя и нужно для истории, для исследователей. А стоит ли запрещать такую моду? Наверное, стоит, если она оскорбляет чувства людей.

Казнить нельзя помиловать

6 марта краевой суд признал главу Краснокамского района Дмитрия Маркелова виновным в получении взятки и приговорил к семи годам в колонии строгого режима и штрафу в 500 тысяч рублей. Расследование и суд длились чуть больше года. Жители района обратились к Маркелову с просьбой об аренде земли. В качестве благодарности он запросил 400 тысяч рублей. Во время передачи денег чиновник был задержан.

Семь лет тюрьмы за 400 тысяч взятки, – на ваш взгляд, адекватное наказание?

– Давайте прикинем: 7 лет – это 2500 тысячи дней. Разделим 400 тысяч на 2500 дней. Получается, что он будет сидеть за 150 рублей в день. Можно, конечно, расстреливать, как в Китае, но там коррупция растет. А рядом Сингапур, где не расстреливают, но и коррупции нет. Там метод другой – неизбежность наказания. Один чиновник попался на том, что взял особняк стоимостью полмиллиона и еще пару кредитов – 18 месяцев отсидел. Вот это жестокость по-сингапурски. Понятно, что на Маркелове отыгрываются. Это попытка показать «вот как жестоко мы можем себя вести с теми, кто берет взятки». А наше жестокое законодательство досталось нам в наследство от ГУЛАГа. И это ни к чему хорошему не приводит. Наказание не соразмерно, конечно. Для меня всегда загадкой останутся лагерные врачи, которые не лечат, а убивают, и судьи, которые выносят такие приговоры. Как они потом спят?

Фото: Видео автора, монтаж Андрея БЕЛОУСОВА

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Перми? Подпишись на нашу почтовую рассылку