29 ноября понедельник
СЕЙЧАС -2°С

Сколько стоит смерть солдата?

По мнению Минобороны РФ, смерть ребенка не является доказательством страдания родителей. Напомним, военное ведомство обязали выплатить матери солдата-срочника из Перми, погибшего во время прохождения службы, один миллион рублей...

Поделиться

Поделиться

По мнению Минобороны РФ, смерть ребенка не является доказательством страдания родителей. Напомним, военное ведомство обязали выплатить матери солдата-срочника из Перми, погибшего во время прохождения службы, один миллион рублей. Но Минобороны не согласилось с этим решением и заставило женщину, потерявшую единственного сына, доказать факт своих страданий.

Кассационная жалоба по делу о гибели пермского солдата-срочника Андрея Глушковского рассматривалась в Уральском окружном военном суде сегодня, 5 июня. Одновременно суд рассматривал жалобу потерпевшей стороны на слишком мягкий приговор виновнику трагедии. Все решения, вынесенные по этому делу ранее, остались в силе.

Андрей Глушковский погиб во время прохождения службы в железнодорожных войсках в Екатеринбурге (войсковая часть №61207). Молодому человеку, который никогда не имел дело с автотранспортом и не получил никакого инструктажа, приказали заменить колесо на грузовике ГАЗ-66. Сорвавшееся с колеса стопорное кольцо отскочило и разрушило солдату черепную коробку. Он умер через несколько недель, не приходя в сознание. Андрею оставалось служить чуть меньше месяца. В мае Екатеринбургский гарнизонный суд вынес приговор капитану Михаилу Бочарникову, который отдал приказ, приведший к смерти рядового. Командира приговорили к двум годам лишения свободы условно, но от должности не отстранили, моральный вред не был взыскан. Основания для такого приговора – отсутствие судимости, беременная жена и положительные характеристики со службы (хотя, по сведениям защиты пермского солдата, у военного было два дисциплинарных взыскания). При этом своей вины Бочарников не признал и извинился перед матерью только после многократных напоминаний. Суд взыскал с Минобороны РФ один миллион рублей в качестве компенсации морального вреда.

Мать погибшего Андрея Татьяна Глушковская подала со своей стороны кассационную жалобу на приговор офицеру, сочтя такой вердикт «чрезмерно мягким». Жалобу подало и Минобороны РФ, считая, что женщина не доказала факт своих страданий, связанных с гибелью сына.

Адвокат потерпевшей Нина Варанкина зачитала корреспонденту 59.ru отрывки из кассационной жалобы военного ведомства: «Судом при вынесении приговора в удовлетворении исковых требований в части, касающейся взыскания компенсации морального вреда, было заявлено, что нравственные переживания матери, потерявшей единственного сына, являются общепризнанными и не нуждаются в каком-либо доказывании. Наличие факта родственных отношений само по себе не является достаточным основанием для компенсации морального вреда. Доказывание наличия моральных и нравственных страданий у истца, а также причинно-следственной связи лежит на самом истце, что предусмотренной статьей 146 ГПК РФ. Для доказательства физических и нравственных страданий у истца, а также причинно-следственной связи необходимо использовать показания свидетелей, заключение и показания врачей-экспертов, справки из лечебно-профилактических заведений, медицинскую карту больного, выписки из истории болезни, а для доказательства нравственных страданий – показания врача-психолога. Только при анализе вышеуказанных доказательств в их совокупности можно установить объективную картину, связанную с наличием либо отсутствием заболевания у истца. Возможно, сильные головные боли и бессонница, указанные в иске, вообще отсутствуют у истца или они начали проявляться до происшедших событий, а может, были врожденными. Сейчас установить истинную картину уже не представляется возможным из-за непредоставления указанных доказательств», – говорится в тексте жалобы Минобороны.

Татьяна Глушковская даже не смогла поехать на судебное разбирательство. По словам Нины Варанкиной, женщине физически невыносимо слушать, что написано в заявлении представителей Минобороны. «Даже суд признал, что сам факт того, что мать потеряла единственного сына, уже говорит о том, что ей причинен моральный вред. А представитель Министерства ее вдавливает и помоями обливает», – говорит адвокат потерпевшей. По ее словам, либо министерство должно выгонять из своих рядов сотрудников, пишущих подобное, либо нужно ограждать молодых ребят от службы в армии.

Как пояснил глава ПРПЦ Сергей Исаев, истец действительно должен доказывать факт нравственных страданий при предъявлении исков, но в этом случае доказательства не нужды, потому что все очевидно. «Вообще доказывать факт нравственных страданий – это распространенная практика. К примеру, если вас оскорбили, и вы подаете в суд, вы обязаны засвидетельствовать ваши страдания. Но в данном случае это, конечно, дико – заставлять мать, потерявшую сына, доказывать, что она страдает. Я считаю, что это особый цинизм со стороны Минобороны», – говорит юрист.

Отметим, миллион рублей в качестве компенсация морального вреда уже был взыскан с Минобороны. Гарнизонный военный суд Улан-Удэ принял такое решение в пользу рядового запаса из села Усть-Качка Андрея Бояршинова. В ноябре 2009 года он проходил службу в Бурятии и получил тяжелую травму. По приказу командования 18-летний молодой человек выполнял высотные ремонтные работы без каски и страховки (ему их просто не выдали). Парень жив, но стал инвалидом.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Перми? Подпишись на нашу почтовую рассылку