Все новости
Все новости

«Хромая лошадь»: 10 лет за 156 жизней

Суд по делу о пожаре в «Хромой лошади» закончится к весне. На неделе гособвинители озвучили сроки, к которым следует приговорить обвиняемых. Совладелец сгоревшего клуба Анатолий Зак может получить 10 лет тюрьмы. Потерпевшие и родственники погибших считают

Поделиться

Суд по делу о пожаре в «Хромой лошади» закончится к весне. На неделе гособвинители озвучили сроки, к которым следует приговорить обвиняемых. Совладелец сгоревшего клуба Анатолий Зак может получить 10 лет тюрьмы. Потерпевшие и родственники погибших считают, что главный виновник – экс-глава пермского Госпожнадзора Владимир Мухутдинов.

В прениях по уголовному делу о пожаре в Хромой лошади» прокуроры огласили официальную причину пожара. Гособвинитель Вадим Казаринов по минутам описал, как разворачивались события ночи 5 декабря 2009 года. Озвучили и доказательства вины подсудимых.

Совладелец «Хромой лошади» Анатолий Зак, обращаясь к потерпевшим, сказал, что в своем последнем слове он будет опираться только на факты. Он попросил прийти родственников погибших.

«Финансы клуба контролировали Зак, Титлянов, Мрыхин и Ефремова»

Гособвинители подробно изложили, почему начался пожар, объяснили, почему погибло много людей. Они рассказали и о том, какие нарушения игнорировали руководители развлекательного заведения многие годы. Во-первых, рекламируя очередную вечеринку, дирекция клуба умолчала о пиротехническом шоу. Идея запуска фейерверков принадлежала арт-директору заведения Олегу Феткулову. Руководитель фирмы «Пироцвет» Сергей Дербенев все-таки спрашивал у Феткулова о том, обработан ли потолок противопожарной пропиткой. «С этим все в порядке», – был ответ. Но, как выяснилось, это было не так. Более того, даже артисты клуба узнали о пиротехническом шоу буквально за час до выступления. Их просто предупредили, что надо будет расступиться по краям сцены.

Установить пиротехническую технику пришлось Дербеневу-младшему. Он знал, что в случае хорошего исполнения, фирма его отца весь декабрь будет обеспечена заказами от клуба.

Позже Дербеневы заявили, что причина пожара – неисправная проводка. Но и это оказалось не так. Следствие установило иную причину возгорания. «Мы определили точный очаг пожара – потолок над правым углом сцены, где и располагался один из фонтанов фейерверка. Это северо-восточная часть зала клуба, – говорит гособвинитель. – У холодного фейерверка «Рио», который использовали в тот вечер, радиус опасной зоны – пять метров. Эксперты утверждают, что подобные фейерверки порой запрещают даже на улице в близи от помещений».

Камеры внутреннего видеонаблюдения, показания посетителей свидетельствуют, что искры доходили до потолка. Горение началось именно там. Уже через 10 секунд после запуска фейерверка некоторые посетители заметили красное мерцание на потолке, а потом пламя.

Дербенев-младший скрыл свою причастность к организации пиротехнического шоу, он сначала назвался посетителем. На суде Дербеневы не признали свою вину.

Следствием установлено, что во время горения декоративные деревянные ветки и плиты подвесного потолка падали на людей. Большинство посетителей даже не знало о запасном выходе. Сотрудники клуба также подтвердили, что через эвакуационный выход прошли только персонал и артисты. Посетителей здесь никто не видел. А танцовщики сообщили, что запасный выход – узкий проход, который был завален какими-то ящиками и бутылками с водой. Персонал с трудом пробирался по такому лазу.

Со слов опрошенных посетителей, в тот вечер в клуб пустили не менее 300 человек. Указателей «Выход» не было, дверной проем из зала был наполовину закрыт. В момент возгорания пытались открыть створку, но безуспешно. Уже через считаные минуты люди стали падать. На сцену капали оплавленный пенопласт и пластмасса.

«Кроме команды ведущего, не было других сигналов оповещения. И то, его «Дамы и господа! Мы горим – выходим из здания» прозвучало шутливым тоном, многие не придали сначала значения, не сразу пошли к выходу. Эвакуацией никто не руководил», – продолжает гособвинитель.

Скрытое горение началось у потолка над слоем прутьев. «Причина – возгорание пенопласта от искры, горящей частицы, – подчеркнул прокурор. – В очаге возгорания оказались монтажная пена, слой пыли, дерево, ткань, проводка. Все это способствовало обильному токсичному дыму. Горение таких материалов происходит очень быстро, уже через 10 минут пламя потухло. Люди отравились продуктами горения».

На суде были озвучены показания жены второго соучредителя «Хромой лошади» Константина Мрыхина. «Она также пострадала на пожаре. С ее слов известно, что Мрыхин и Зак хорошо знали друг друга. Зак инвестировал в клуб свои деньги, – сообщил Казаринов. – Финансовые процессы в клубе контролировали Зак, погибший Титлянов, Мрыхин и Ефремова».

Поделиться

Для развития бизнеса здание незаконно перестроили. Помещение было рассчитано на 50 мест. В 2003 году начались работы по расширению площади. Уже в 2004-ом одну из стен демонтировали, был построен еще один зал, провели расширение входной группы. Согласно документам, площадь кафе – 460 квадратных метров, по факту – 666 квадратов. Количество посетителей регулярно превышало вместимость в пять раз.

Вадим Казаринов добавил, что действия руководства клуба – Зака, Феткулова и Ефремовой – гособвинение оценивает как «действия по предварительному сговору». «Они знали, что помещение клуба не соответствовало нормам безопасности, что и повлекло массовую гибель людей», – сообщил собеседник.

«Рыба гниет с головы»

Гособвинители попросили приговорить Анатолия Зака к десяти годам лишения свободы в колонии общего режима. Его обвиняют по части 3 статьи 238 УК РФ («Выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлекшие по неосторожности смерть двух или более лиц»).

Сторона гособвинения учла, что погибли 156 человек, нанесен моральный вред потерпевшим. «Срок в колонии-поселении не будет соответствовать принципу социальной справедливости», – отметил гособвинитель Вадим Казаринов.

Для пиротехника Сергея Дербенева и его сына Игоря просят пять лет колонии общего режима с лишением права заниматься всеми видами пиротехнической деятельности в течение трех лет.

Экс-главу пермского Госпожнадзора Мухутдинова обвиняли по двум эпизодам по статье 285 УК РФ («Злоупотребление должностными полномочиями»). По первому срок истек, по второму эпизоду прокуратура просит дать два года лишения свободы в колонии-поселении, а также лишить бывшего чиновника права занимать руководящие должности в органах МЧС и Госпожнадзора сроком на три года. Более того, Мухутдинову суд учтет его пребывание в СИЗО, поэтому, вероятно, бывший чиновник выйдет на свободу.

Инспектору Госпожнадзора Рослякову просят дать пять лет, его коллеге Наталье Прокопьевой – 4,5 года колонии-поселения (с отсрочкой наказания до достижения ее ребенком 14 лет).

Для арт-директора «Хромой лошади» Олега Феткулова просят четыре года десять месяцев лишения свободы в колонии-поселении с отсрочкой отбывания наказания до достижения его ребенком 14 лет. А исполнительному директору клуба Светлане Ефремовой – два года лишения свободы в колонии-поселении.

«Все гражданские иски мы попросили удовлетворить, в том числе признать ответчиком казну РФ, то есть Минфин», – отметил гособвинитель.

В зале суда после речи прокурора начался гул. Родственники не скрывали слез и упреков. Пострадавшие написали протест о несогласии с озвученными сроками для подсудимых. У потерпевшей Натальи Замориной даже не нашлось слов возразить гособвинению. У женщины на пожаре погибли дочь Елена Шиляева, сын Максим Заморин с женой Маргаритой.

Главным виновником трагедии многие потерпевшие называют совсем не Зака, а экс-главу пермского Госпожнадзора. В этом уверен отец погибшего Борис Гуляев. «Он чиновник, должностное лицо. Дружба с Заком у него давняя и очень тесная. Следователи насчитали за 2007–2008 годы 85 взаимных звонков. В среднем два звонка в неделю, – говорил Гуляев на суде. – Ему вменяется халатность в работе. Напомню об этой «халатности». Во-первых, из материалов дела известно, что он, будучи еще начальником 9-го отряда ГПС, в декабре 2003 года подписал акт приемки законченного строительством кафе «Хромая лошадь», предварительно подделав подпись инспектора Березина, уже год не работающего в МЧС. Далее, многократно посещая клуб, обедая и ужиная там со своими друзьями, со своими сослуживцами, с женой и родственниками, Мухутдинов не мог не видеть многочисленных нарушений противопожарных требований. Конечно, он видел и понимал, но никаких мер для безопасности посетителей не принимал. Более того, разрешал эксплуатацию. Мухутдинов на суде утверждает, что бесплатный вход в клуб, скидки на стоимость обедов и ужинов с выпивкой и разные подарки – это не взятки. Я считаю, что он самый опасный преступник в этой компании. Рыба гниет с головы».

30 января с последним словом в суде выступит Анатолий Зак.

Фрагмент видеозаписи последнего слова потерпевшего Бориса Гуляева в зале суда

Фото: Фото Андрея КОЛЧИНА, видео Лики РОМАШКИНОЙ, монтаж Андрея БЕЛОУСОВА

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter