Все новости
Все новости

Владимир Гладышев, член совета по топонимике при мэре Перми: «Атмосферу психоза вокруг церкви нагнетают узколобые атеисты»

Ни об одном из переименований улиц Владимир Гладышев не жалеет, отметил он в интервью 59.ru. Г-н Гладышев, пожалуй, самый рьяный борец за возвращение городским улицам прежних названий. Он рассказал, что споры о топонимике шли даже в его семье, но он убедил близких в своей правоте. Еще гость редакции заметил, что не понимает «психоза» вокруг возвращения церкви ее собственности.

Поделиться

«Оставьте хотя бы полквартальчика»

– Владимир Федорович, добрый день! Вы нередко поднимаете шум, когда у нас сносят какое-либо историческое здание. Что здесь меняется? Больше или меньше стали сносить?

– К сожалению, больше. И прежде всего страдают ценные средовые объекты. А что это такое? Представьте себе улицы в Европе. С готической, барочной застройкой – они вызывают восхищение. Но эти здания не памятники, сами по себе они ничего не представляют. А вот в комплексе – это благородная седина на висках европейских городов. Вот что ценно. И у нас могло сохраниться то же самое, но та любимая мной и другими купеческая Пермь уходит буквально на глазах. Надо оставить хотя бы квартальчик, хотя бы полквартальчика такой застройки.

Потом будем все восстанавливать, но это уже будут новоделы. Разве они ценны? Например, вопиющий случай произошел на ул. Пермской. Вдруг на второй половине пешеходной зоны прошлой осенью начали сносить красивый, хорошо сохранившийся двухэтажный особняк. Все, вместо него появится новодел. Застройщик получит лишь два этажа (больше сделать не позволят ограничения), но что мы потеряем? Получится усредненная, приземленная, не страшная, но все же безликая застройка. А все почему? Потому что здание не охранялось государством как памятник, как объект культурного наследия. В таких случаях виноваты прежде всего власти, которые закрывают глаза на законы, ищут в них лазейки – и подписывают необдуманные распоряжения.

– А меняется ли, на ваш взгляд, настроение у пермяков? Больше ли у вас стало союзников?

– Общее настроение, конечно, поменялось. Сейчас к истории относятся даже с каким-то почтением, это стало модно. В любую кафешку зайди, посмотри на снимки – везде на них старинная застройка. В школах, гимназиях изучают прошлое, пишут рефераты, проводятся конференции. В этом плане вроде бы удалось изменить настроение общества. Но под красивые слова застройщики продолжают мертвой хваткой держаться за земельные участки в центре города.

Поделиться

«Против названия «Большевистская» голосовал даже коммунист»

– Ваше имя ассоциируется в том числе с массовыми переименованиями пермских улиц. Многие считают, что это деньги на ветер. Жители жалуются на мороку с документами, путаницу с адресами и так далее. Как относитесь к этим разговорам?

– Должен сказать, что защитников возвращения прежних имен все-таки больше. Никакой уважающий себя исторический город, а Пермь к таковым относится, не потерпит ситуации, когда в центре одни советские названия – крайне идеологизированные, однотипные, «прилепленные» к карте старинного города.

– Но взять, к примеру, улицу Коммунистическую или любую другую. Не все ведь вдумываются в то, с чем связаны названия. В конце концов, просто привыкли к ним.

– С этим я как раз всегда спорил, в том числе и со студентами-журналистами, у которых преподавал. Я давал им задание – пойдите и поговорите с людьми, которые живут на определенной улице. Первое, что говорят жители, как правило, что им все равно. Но надо обязательно обращаться не только к тем, кто затюкан, замордован жизнью. Надо спрашивать и тех, кто хотя бы иногда задумывается, а на какой же улице я живу, почему она названа в честь, например, массовых убийц?

Кроме того, повторюсь, родная история теперь пользуется каким-то пиететом, уважением. Ребята пишут рефераты о том, чье имя носит улица. Так и появляется интерес к жизни, активная позиция жизненная.

– До советской власти и при ней были разные системы названий улиц. Все ли на совете по топонимике при главе города согласны, что правильная была именно та, за которую боретесь вы?

– Трезвомыслящий народ собрался и среди ведущих специалистов, которые входят в совет. Это историки, краеведы, руководители архивов, исторических обществ, ну и конечно, ведомств городской администрации. Между прочим там разные деятели и по политическим симпатиям. Бывает, кто-то воздерживается или голосует против, но это единицы. По возвращению Екатерининской (бывшая Большевистская) проголосовали единогласно. А на тот момент среди нас и коммунист был.

Если говорить об ул. Петропавловской, вначале была ситуация фифти-фифти: опросы говорили, что настроения жителей по этому поводу разделились. Разные мнения были даже в моей семье (мы живем как раз на Коммунке, как ее раньше называли). Женская половина была за старое имя, именно потому что не хотели возиться с документами и так далее. А мужская – за возвращение родного имени, то есть за Петропавловку. Два на два получилось. Но в итоге настроения и в обществе, и в моей семье склонились в нашу сторону. Что касается обмена документов – это не несет для рядового жителя никаких затрат, ни денежных, ни временных. Когда возникнет необходимость в связи с другим событием в жизни поменять документ, вот тогда в бумагах и поставят другое название улицы.

Поделиться

Берегите памятники, но не Сталину

– Перейдем к другой теме. Вы как краевед считаете, что всегда нужно освобождать объекты, ранее принадлежавшие церкви?

– Да. Здесь я, конечно, поддерживаю разумный и взвешенный подход руководства нашей епархии, которое не торопит, но и заявляет о своей позиции. Недавно я проводил экскурсию на Белой горе. Мне вспомнился Коровников, наш знаменитый строитель, кстати, он был демократом по убеждениям. Он призывал возвращать здания, сказав: «Награбленное надо возвращать». Коровников доказал это своим примером – вернул подсобное хозяйство своего строительного объединения, в которое уже не мало было вложено, Белогорскому монастырю.

– Смотрите, с одной стороны есть интересы церкви, с другой – скажем, галерея. Она до сих пор находится в подвешенном состоянии. Вы, получается, на стороне епархии?

– Нет, я ведь как раз оговорился: мне симпатично именно разумное и взвешенное отношение к проблеме. В церкви четко говорят, что не пойдут на такое святотатство и вероломство: никто никого не будет выгонять, лишать здания, которое одинаково дорого и верующим, и неверующим пермякам.

Атмосферу психоза на тему церкви создает, как правило, какой-нибудь такой узколобый атеист, человек, который просто не задумался серьезно о проблеме. В данном случае все равно надо будет возвращать Спасо-Преображенский собор.

– Чей бы памятник вы убрали, а кому, наоборот, поставили новый?

– Ну, я пришел на нашу встречу в майке с изображением Василия Каменского. Памятник ему у нас до сих пор не поставлен. А он, я настаиваю, открыл пермское небо своими первыми полетами, среди которых, конечно, были и неудачные. Скульптуру можно было бы поставить на набережной.

А если о тех памятниках, которые бы я убрал... Вы же говорите с историком. Я бы ни один не стал уничтожать. Наоборот, давно пора открыть парк советской скульптуры. Многие конструкции сделаны из временного материала, и их надо сохранить. Такой парк мог бы расположиться на Вышке в Мотовилихе. Есть мнение, что надо восстановить памятник Сталину. Здесь я, напротив, считаю, что это глупость. Нельзя входить в одну реку дважды.

Фото: Видео Михаила ВОСКРЕСЕНСКИХ, монтаж Павла ГРИНКЕВИЧА

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter