Игорь Гладнев, министр культуры Пермского края: «Мы верно понимаем вектор политики президента»

Пермская культурная революции приказала долго жить. У кого сегодня есть шанс получить бюджетное финансирование, как государство собирается воспитывать патриотизм граждан и что скрывается за словами Владимира Мединского о «Рашке-говняшке», 59.ru рассказал министр культуры Пермского края Игорь Гладнев.

 

– Игорь Алексеевич, когда будет завершена реконструкция Кудымкарского драматического театра?

– Театр нужно ввести в эксплуатацию, но существуют моменты, связанные с согласованием объекта. При этом мы должны понять: деятельность театра – не только покраска и побелка, но и те возможности, которые появляются у коллектива...

– Но ведь когда «нет покраски и побелки», нет и творческих возможностей!

– Всегда можно найти недостатки. Нужно смотреть перспективу, в которой развиваются события. Та работа, которая была сделана за последний год, – это серьезное продвижение вперед.

– О чем вы говорите? Было открытие театра, на которое приезжал губернатор Виктор Басаргин, а спустя неделю театр закрылся...

– Была открыта первая очередь театра. Мы видели, что сценическое оборудование есть, театр может заниматься репетиционной деятельностью. Понятно, что сегодня требуется ряд организационных усилий, чтобы устранить все замечания и предписания. При этом можно говорить, что ничего не сделано и в театре нельзя работать. А можно задать вопрос: что нужно сделать, чтобы театр заработал?

– И что должно быть сделано?

– Руководство театра не должно оставаться в стороне. Не хочу вдаваться в подробности, но могу сказать, что ресурсы и дополнительные возможности по материально-техническому оснащению есть. Руководству нужно очень внимательно отнестись к тому, чтобы эти ресурсы использовать.

– Можете назвать дату открытия театра?

– Для того чтобы завершить работу, понадобиться какое-то время. Какое – не могу сказать.

– Какова нынешняя политика в сфере краевой культуры? Со стороны кажется, что она направлена на то, чтобы разрушить всю предыдущую работу команды экс-губернатора...

– А что было разрушено?

– Например, несколько культурных институций и фестивалей, самый лучший из которых – «Белые ночи в Перми».

– Это субъективная точка зрения. В этом году фестиваль «Белые ночи» впервые идеологически соответствовал тому, что из себя представляет Пермский край. Я имею в виду тему евразийства. Для Пермского края тема пересечения европейской и азиатской культуры является основополагающей. Если говорить о политике, то, на мой взгляд, одним из главных постулатов являются ценности, понимание того, что для нас сегодня является важным, существенным и неизменным. Для кого-то культура – это события, настроение...

– А для вас?

– Культура – это определенные формы, способы и возможности для самосовершенствования и для продолжения всего лучшего, что есть сегодня в том, что вам досталось от предков. То, что ты можешь преобразовать и передать в неискаженном состоянии. Как мы принимаем наш русский язык и как мы его передаем. Как мы воспринимаем гуманистические и нравственные постулаты от предков и как мы их передаем.

– Нам от предков много чего досталось – сталинизм, ГУЛАГ и другие постыдные страницы нашей истории тоже необходимо передавать?

– Я вас в какой-то степени разочарую, но за последние пять-десять тысяч лет главные вопрос остался неизменным и звучит он так: «Чему мы служим?» Культурная политика в сегодняшних условиях – это служение. Это большой путь к самосовершенствованию, обретению знаний и умений.

– Как министр культуры может повлиять на «служение»?

– Может повлиять! Одним из главных источников и носителей культуры сегодня являются наши малые города и поселения. В них живут люди с четкой установкой, они преобразовывают, трудятся, воспитывают своих детей и делают все для того, чтобы они, пройдя путь созидания, передали своим детям и внукам ощущение этого строения. Вот это и есть культура. Потому что с точки зрения возможности индустриальных, конечно, в городе есть среда, которая располагает к ярким, интересным, привлекательным и соблазнительным формам. Но по сути и своему предназначению, культура – совсем не то. Культура – это глубинный процесс. Мы наследуем образцы, в том числе и нравственного поведения, которые нам достались от нашей классики. Поэтому сегодня важно приводить не негативные примеры, а образцы последовательного служения и самосовершенствования.

Поделиться

– Но для этого не нужен министр культуры! Носителям культуры и классики не нужна государственная поддержка.

– С помощью государственной культурной политики мы можем повлиять на процесс.

– Вот я и спрашиваю, в чем заключается нынешняя культурная политика? Раньше в Перми проходили фестивали, а сейчас их количество сократилось.

– Это не так. Количество культурных событий в 2013–14 гг. было не меньше. При этом ресурсы для проявления творческой инициативы было предоставлено в разы больше! Второй момент: сегодня мы расширяем деятельность на территории всего Пермского края. Для нас важно найти учреждения и людей, которые на своем месте будут героями ничуть не меньше, чем мастера, которые выступают на концертных площадках, например, в Перми.

– То есть министерство будет поддерживать не профессиональную, а любительскую культуру?

– Не любительскую, а сутевую. Мы будем предоставлять возможность, чтобы все лучшие особенности территорий, были максимально проявлены. Это во-первых. Во-вторых, культура сегодня – это базисное понятие для того, чтобы понять, что мы есть, чем мы наполнены. В этом смысле, вопросы патриотического воспитания для нас приоритетны. Мне кажется, культура сегодня должна твердо встать на позицию понимания того, что мы все вместе должны проявить все лучшее в человеке, истории и нашем наследии.

– Вы хотите сказать, что культура должна стать пропагандой?

– Нет, культура – это образ. Вы понимаете, что такое образ? На иконе – образ, вот это надо понимать.

– То есть, вот я посмотрел фильм или спектакль и у меня должен сложиться положительный и патриотичный образ родины?

– Для того чтобы человек, мог увидеть гармоничные вещи, особенно в детском или юношеском возрасте, для него необходимо эти образы создавать, чтобы они стали для него естественной средой.

Поделиться

– У нас все это было в советское время. Мы возвращаемся к этому?

– Роман «Тихий Дон» – это пропаганда? Важно же понять, каким путем мы приходим к этому. Что мы на этом пути приобретаем. В этом смысле, культура должна выполнить свою патриотическую функцию. А насколько хорошо мы понимаем важность русского языка?

– Когда государство говорит о таком интимном чувстве, как патриотизм, это превращается в пропаганду.

– Да, патриотизм – интимное чувство. При этом мы должны понимать, что родина, родня, родник – однокоренные слова. И в них необходимо, как вы правильно говорите, каждому что-то разгадать. Пусть каждый ответит самому себе, за что он любит родник, родню, родину. Вот это и есть интимный процесс.

– Владимир Мединский (министр культуры РФ. – прим. редакции) недавно заявил, что ведомство не будет давать деньги на фильмы, снятые по принципу «Рашка-говняшка»...

– А можно я вам задам откровенный вопрос. Как бы вы отнеслись к человеку, который стал бы говорить гнусные вещи о вашей маме? Вот! Для того чтобы обрести понимание и важность того, что происходит сегодня, необходимо понять, что роднит нас с нашей родиной общее желание ее защитить. Слова Владимира Ростиславовича вызваны глубокой болью, сочувствием и сопереживанием тому, что происходит сегодня. И он, как руководитель большого уровня, как человек, который формирует государственные ориентиры, благодаря которым мы понимаем, в каком направлении нам нужно развиваться, высказал эту боль. А вульгарное понимание: мы никого не будем поддерживать, кто говорит плохо про нашу родину. Да разве так? Мы же понимаем, что есть люди, которые с помощью спекуляций могут преуспеть, чтобы заработать. Министр как раз говорил об этом: мы не позволим спекулировать, передергивать и извращать. Если вы хотите этим заниматься, то только за свой счет.

– Надо полагать, что именно это и есть нынешняя культурная политика Пермского края?

– Культурная политика Пермского края – это политика поддерживания. Для того чтобы сформировать человека, чтобы он понимал собственное наследие, он должен изучить лучшие примеры.

– А что делать с худшими примерами?

– Вот вы сказали про пропаганду. Действительно, здесь есть тонкая грань. Для меня она определяется в искренности служения тому, что действительно может сделать человека лучше и проявить его лучшие качества. Никто не говорит, что нужно вычеркивать худшие страницы нашей истории. Но не нужно забывать, что рядом происходило и хорошее.

Поделиться

– Виктор Басаргин и новая команда, частью которой вы являетесь, вот уже два с половиной года руководит краем. Что вы считаете своим личным достижением? Чего вам удалось достичь? 

– Могу сказать о нескольких позициях. Во-первых, наши инициативы поддержаны федерацией в рамках нашего софинансирования. А это говорит о том, что мы сегодня верно понимаем вектор государственной политики, который формулируется президентом и министром культуры. Более 50 млн рублей федеральных средств отведено на те проекты, инициаторами которых явился Пермский край. Во-вторых, ресурсы которые были сфокусированы на поддержке учреждений культуры многократно превышают те, которые были в 2011–2012 гг. В-третьих, мы сегодня должны рассматривать саму отрасль культуры, как единый большой организм. Выявлять, развивать, поддерживать и укоренять лучшее, что есть – вот это и есть культура.

Фото: Фото и видео Андрея БЕЛОУСОВА, монтаж Павла ГРИНКЕВИЧА

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter