24 октября воскресенье
СЕЙЧАС +4°С

Закрылся независимый медиапроект «Четвёртый сектор», который организовали журналисты из Перми. Публикуем их тексты в поддержку

Такое решение создатели приняли из-за давления на свободные издания и внеплановой проверки Минюста

Поделиться

Создатели проекта Анастасия Сечина, Владимир Соколов, Михаил Данилович

Создатели проекта Анастасия Сечина, Владимир Соколов, Михаил Данилович

Поделиться

Независимый медиапроект «Четвёртый сектор», который организовали журналисты из Перми, прекратил свое существование. Создатели «Четвёртого сектора», знаменитого скрупулезными разборами самых серьезных проблем, объявили о своем решении 26 июля. Завершить работу как официальное объединение их вынудило давление, которое в последнее время испытывают свободные издания и авторы.

«Четвёртый сектор» организовали журналисты из Перми Анастасия Сечина, Владимир Соколов, Михаил Данилович. Позднее к их команде присоединились авторы из Прикамья и других регионов. Публикуем их обращение к коллегам и читателям:

«"Четвёртый сектор" умер, да здравствует "Артель". Вполне себе официальное заявление о том, что за фигня у нас происходит, — написали в Instagram создатели медиапроекта. — Тем, кто читает этот пост, не надо рассказывать, что творится в медиасфере прямо сейчас. Видите сами. За последние полгода она столкнулась с беспрецедентным давлением, которое не ослабевает, только нарастает. Важные истории, Doxa, "Медуза", "Проект", "Команда 29", "Инсайдер" (все признаны иноагентами или нежелательными организациями. — Прим. автора), вопрос о признании рассматривается или были вынуждены прекратить работу из-за давления — кого я забыла? И это не финал. В какой-то момент, знаете, у нас кончились силы на то, чтобы выражать несогласие, возмущение и солидарность. Заявления шли потоком, от этого крепло чувство собственного бессилия и бессмысленности заявлений.

Мы допускаем, что бешеный каток — прямой потомок бешеного принтера — может проехать и по нам. Но всё же не думали, что это случится сейчас. Мы небольшой проект, развивающий журналистское фрилансерство и коллаборацию. Известный среди коллег, мало известный широкой аудитории. Кому мы нужны. Какой смысл возиться. Мы ошиблись.

12 июля Министерство юстиции известило о начале внеплановой проверки в отношении общественной организации "Четвёртый сектор". Плановую ведомство планировало в ноябре, и нам об этом сообщало еще весной, но вот — планы резко изменились. Причина (насколько нам известно, документ мы не видели) заявление silovikoff и основания полагать, что мы занимаемся политической деятельностью.

Даже не знаю, стоит ли говорить, что "Четвёртый сектор" не занимался, не занимается и не планировал заниматься политической деятельностью. Мы всегда занимались журналистикой и проектами, с нею связанными. Только этим. Но именно потому что мы журналисты, мы прекрасно знаем, как власти трактуют словосочетание «политическая деятельность». С их точки зрения, например учить диабетиков писать обращения в прокуратуру — это она и есть (если вы не знали). Почему бы развитие журналистского фрилансерства и коллаборации также не признать таковой? Вообще без затруднений.

У нас нет иллюзий. Мы примерно понимаем, чем закончится эта история и не очень хотим ждать развязки. Даже если случится чудо, это не изменит наше решение. Пришло время стать нефорами. Учитывая расширительное толкование законов (отсутствие формальных связей не имеет значения, ярлык повесят на всё, до чего дотянутся), мы приняли решение закрыть проект "Четвёртый сектор" во всех его воплощениях.

Знаю, что кто-то на это может сказать: "Подумаешь, иноагент, да кто сегодня на это обращает внимание, вон сколько иноагентов вокруг — и ничего, работают". Я слышала этот аргумент, и у меня есть возражения. Первый: ярлык иноагента не имеет значения только в пределах нашего уютного информационного пузыря. Для расширения сознания полезно выйти и почитать обсуждения за его пределами. Второй: мы — маленькая инициатива, у нас нет ни ресурса, ни желания кормить этого "зверя" ежемесячными отчетами и регулярными аудиторскими проверками. Есть более интересные и полезные способы потратить время и деньги.

Мы расставили приоритеты. Мы выбрали самое ценное и отсекли остальное. Поэтому. "Четвёртого сектора" больше нет. А что есть? Есть мы, наши ценности, идеи, задумки, проекты, наше намерение держаться вместе и двигаться дальше. Воронова, Голод, Данилович, Дербенёв, Жолобова, Маркелов, Сабельский, Сечина, Соколов, Чернов. Великий Новгород, Киров, Краснодар, Пермь, Петрозаводск, Ростов-на-Дону, далее везде. Теперь — неформальное содружество журналистов-фрилансеров "Артель". Мы продолжаем. Привет».

Сайт «Четвёртого сектора» прекратил работать, а аккаунты в соцсетях изменили дизайн и название.

За годы своей работы «Четвёртый сектор» подготовил множество публикаций, среди которых были расследования, серьезные разборы важных проблем, репортажи. Материалы медиапроекта публиковали в крупнейших СМИ страны. Так, на «Медузе» выходил текст об обстоятельствах и причинах самосожжения, которое в защиту родного языка в Ижевске совершил удмуртский активист и ученый Альберт Разин. На «Медиазоне» вышли истории представителей ЛГБТ, которые сбежали из России из-за преследований и угроз и пытаются устроить жизнь в других странах. «7х7» разместил материал «Четвёртого сектора» о том, почему в России продолжают работать рынки.

Отдельный ресурс посвящен расследованию «Четвёртого сектора» на тему презумпции виновности и бездоказательных обвинительных приговоров в России. Еще один сайт — о смертях заключенных. Всякий раз публикации медиапроекта сопровождались изучением статистики и документов, сопровождались экспертными комментариями и рассказами тех, кто сам столкнулся с проблемами, поднятыми в текстах.

Много материалов «Четвёртого сектора» вышли на 59.RU. Журналисты разбирались, как так вышло, что рядом с жилыми домами в пермском микрорайоне Запруд появился нефтепровод, из-за которого местных жителей решили выгнать с их участков. Спустя некоторое время вышла вторая часть расследования.

В 2019 году, после того, как двое пермских подростков с ножами напали на младшеклассников и их учительницу, «Четвёртый сектор» начал специальный проект «Школа». Авторы исследовали и писали, как устроена школьная система безопасности, что с ней не так и как сделать, чтобы учиться и преподавать стало безопаснее. Отдельный текст посвятили проблеме школьной формы — его подготовили после того, как в Перми двух старшеклассниц отстранили от занятий из-за «неправильного» цвета волос. Авторы текста выяснили, что и как педагоги могут требовать от детей и их внешнего вида.

Много внимания «Четвёртый сектор» уделил рынку ритуальных услуг — разобрался, как «похоронщики» узнают контакты родственников умерших и какие приемы используют, чтобы увеличить размер чека, а также выяснил, кто поделил этот рынок в Перми.

«Четвёртый сектор» публиковал истории сити-менеджера Кизела, который хотел, но не смог возродить город и пермского бизнесмена-инноватора, которого обвиняли в экономическом преступлении, от которого никто не пострадал, интервью со скандально известным бывшим заместителем мэра Перми Людмилой Гаджиевой, разбирался, почему портал «Управляем вместе» так и не заставил чиновников работать, рассказывал откровенные истории секс-работников из Перми и выяснял, что заставило их зарабатывать телом.

Журналисты медиапроекта узнавали, как устроена система помощи бездомным и почему она дает сбои, рассказывали, почему людям важно выбраться из психоневрологических интернатов.

Отдельный цикл посвятили нетипичным и интересным пермским батюшкам, а огромный лонгрид — нашумевшей мусорной реформе.

Ссылки на другие тексты «Четвёртого сектора» мы оставим ниже, в разделе «Ранее по теме».

По теме (16)

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК4
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ2
  • ПЕЧАЛЬ3

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Перми? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Загрузка...
Загрузка...