Приказа о ликвидации дома ребенка пока нет, но работникам уже объявили, что в следующем году учреждение работать не будет
Приказа о ликвидации дома ребенка пока нет, но работникам уже объявили, что в следующем году учреждение работать не будет

Специализированный дом ребенка, где воспитываются 102 ребенка в возрасте от 0 до 4 лет с поражением нервной системы и нарушениями психики, будет закрыт, а детей отправят в другие детдома. Об этом сотрудникам учреждения накануне объявила представитель краевого минздрава. Работники дома ребенка считают, что это ухудшит качество ухода и медицинского обслуживания детей. «Им не дают права на жизнь», – говорит персонал учреждения.

В социальных сетях появилась информация о закрытии Пермского краевого специализированного дома ребенка (имеет три корпуса: на Бушмакина, 8, Бушмакина, 19 и Марата, 4).

«Друзья, товарищи, коллеги! 29 сентября поступило обращение от сотрудников «Дома малютки», в котором было сказано о прекращении его существования! Для ясности, в этом доме живут детки от 0 до 4 лет, дети-сироты, инвалиды. Дети нуждаются в специализированном уходе. Проживание таких деток в обычных домах-интернатах невозможно!» – написала на своей странице пермячка Елена Сушинцева.

Выяснилось, что 28 сентября в дом ребенка приезжала начальник отдела по организации медицинской помощи детям и службы родовспоможения регионального минздрава Елена Черкасова. На встрече с сотрудниками она объявила о ликвидации учреждения. В распоряжении 59.ru есть аудиозапись с этого события.

– Я приехала от министерства здравоохранения. Я занимаюсь вопросами охраны материнства и детства, – говорит чиновница. – К сожалению, министр или замминистра не смогли приехать, поэтому позицию министерства представлю я. На самом деле нам очень жалко. Мне лично очень жалко, но дома ребенка в 2018 году не будет.

По словам Черкасовой, решение о закрытии дома ребенка было принято вынужденно, из-за требований федерального законодательства.

– Это решение принято всеми: на уровне губернатора, кабинета министров. Но оно принято не само по себе, – объясняет Елена Черкасова. – Путин еще в мае поручил заместителю председателя правительства Ольге Голодец все имеющиеся дома ребенка передать в одно ведомство. В Пермском крае все дома ребенка были переданы в ведение министерства социального развития. Ваше учреждение – последнее, остававшееся в ведении минздрава. Поэтому принято решение также передать его министерству социального развития.

По словам чиновницы минздрава, «передача», по сути, будет являться ликвидацией.

– Дети постарше, которые готовились к передаче в семью, уйдут в семьи. Остальные дети будут рассеяны по учреждениям Пермского края. Самые тяжелые 8-10 детей будут максимально долго находиться здесь. Потом, может быть, через больницу будем их переводить, – рассказала Елена Черкасова.

Весь процесс передачи детей в учреждения минсоцразвития должен завершиться до конца 2017 года.

– Официальных документов о ликвидации учреждения пока нет, но на 2018 год бюджет на содержание дома ребенка не заложен. С этим надо смириться, приспособиться, – сообщила начальник отдела регионального минздрава.

Это объявление вызвало возмущение у сотрудников специализированного дома ребенка. Они считают, что такая поспешная передача детей в другие учреждения может навредить им.

– А что будет с детьми? У нас им предоставляется до двадцати консультаций специалистов в день, работают программы реабилитации. Когда ребенок лежит в больнице, с ним обязательно находится сопровождающий. А что будет, если ребенка переведут в дом ребенка, удаленный от Перми? Сможет он там получить такой уход? Скорее всего, нет. Зачем детей на смерть отпускать тогда? Детям не дают права на жизнь! – возмущаются работники дома ребенка.

Чиновница минздрава признала, что переход не улучшит положение детей.

– Минсоц сегодня боится брать этих детей. Они понимают, что это не те дети, что живут в их учреждениях. Это дети маленькие, больные, – сообщила собравшимся Елена Черкасова.

Но не перевести детей из специализированного дома ребенка в учреждения минсоцразвития минздрав не может.

– Это волеизъявление из федерации, его нельзя не выполнить. Мы понимаем, что это учреждение, где дети любимы и окружены заботой, поэтому сопротивлялись, находили аргументы, чтобы оставить его в сетке минздрава, – говорит Черкасова. – Мы должны были передать детей еще до 15 июня.

В региональном министерстве социального развития считают, что у подведомственных учреждений – центров помощи детям, оставшимся без попечения родителей в Кунгуре, Кудымкаре, Соликамске, Чайковском и Перми – есть все необходимое, чтобы содержать, воспитывать ребят, а также обеспечивать их медицинской помощью.

– В этих пяти центрах помощи детям осуществляет деятельность постоянный состав педагогического и медицинского персонала, который имеет достаточный опыт работы как с детьми младшего возраста (0-4 года), так и с детьми с ограниченными возможностями здоровья, – отметили в ведомстве. – Также министерству социального развития подведомственны два детских дома-интерната для умственно отсталых детей. Эти учреждения имеют большой опыт реабилитации и социализации детей-инвалидов дошкольного возраста.

На официальный вопрос 59.ru в министерстве здравоохранения ответили, что решение о закрытии учреждения пока не принято.

– Сегодня вопрос о закрытии дома ребёнка только обсуждается, – рассказали 59.ru в региональном минздраве. – Окончательное решение зависит во многом от экспертного заключения ведомств, занимающихся защитой прав детей, а также представителей общественности. В любом случае окончательное решение будет принято исходя из интересов детей. В случае принятия решения о закрытии учреждения сотрудники дома ребёнка будут трудоустроены в другие медицинские учреждения города Перми.

59.ru направил запрос в аппарат уполномоченного по правам ребенка в Пермском крае с просьбой прокомментировать ситуацию, сложившуюся вокруг Пермского краевого специализированного дома ребенка. В ближайшее время мы рассчитываем получить ответ.

Интересно, что указ президента от 31 мая 2017 года, по которому все сиротские учреждения должны находиться под управлением одного министерства, был издан после того, как к Владимиру Путину обратилась уполномоченная по правам ребенка Анна Кузнецова. В письме детский омбудсмен обратила внимание на тот факт, что часть организаций для детей-сирот и детей без попечения родителей находится под управлением министерства здравоохранения, часть – министерства образования и часть – министерства труда и социальной защиты.

«К сожалению, это приводит к нарушению преемственности в воспитательном процессе, отсутствию единообразного подхода к воспитанию и развития ребенка, не позволяет обеспечить непрерывность его реабилитации в едином ключе», – писала Анна Кузнецова.