Оказывается, с девочками хотела сбежать еще третья воспитанница, но она все рассказала взрослым
Оказывается, с девочками хотела сбежать еще третья воспитанница, но она все рассказала взрослым

В детском саду Краснокамска, откуда на прошлой неделе сбежали дети, установили четыре входных двери. Теперь они закрываются на магнитный замок. Ранее из сада без труда смогли сбежать две девочки. С ними должна была бежать еще одна, но она все рассказала воспитательнице, говорит отец одной из девочек Игорь Белоусов.

На время разбирательств в детском саду Краснокамска отстранена от работы воспитательница. По данным районного отделения образования, за девятилетний стаж работы она ни разу не привлекалась с дисциплинарной ответственности. Коллеги и родители детей характеризуют ее как «грамотного и ответственного сотрудника». Женщина является многодетной матерью — у нее трое детей.

7 марта из-под ее опеки вырвались две девочки. Одна из них подговорила другую бежать, и вместе они двинулись в сторону улицы Февральской.

— Воспитательница, придя с детьми с прогулки, увидела, что девочки как бы замешкались и сняли только по одному сапогу, но не придала этому внимания и ушла на второй этаж, — рассказали в управлении. — А девочки тем временем решили бежать.

Отец одной из девочек Игорь Белоусов со слов дочери рассказал 59.ru, что они подговорили бежать еще одного ребенка. Третья девочка решила в этом не участвовать и якобы все рассказала воспитательнице.

— Как потом сама воспитательница ей сказала, «у них ножки маленькие, никуда они не денутся», — говорит Игорь Белоусов.

В 11:30 7 марта девочек на трассе подобрали автомобилисты. Они пытались вызвать полицию на место, но потом посадили детей в машину и привезли в ближайшее отделение. По словам очевидцев, у девочек были «сопли, щеки белые, руки без варежек, красные».

Сейчас кнопка домофона установлена выше уровня роста ребенка. Достать теперь ее дети не смогут, рассказали 59.ru в управлении образования Краснокамского района.

Отец хочет подавать на садик в суд за халатность. Он говорит, что, если оставить все как есть, виновных могут не наказать.