21 июня пятница
СЕЙЧАС +11°С
  • 30 мая 2019

    Комментировать стало проще! 

    Это случилось — мы убрали тест с картинками, нажав на которые, вы доказывали, что не бот. Теперь всё просто: комментируете, отправляете, публикуется.

    6 мая 2019

    У нас появились страницы авторов

    На сайте появились странички постоянных авторов 59.RU. Для того, чтобы на них попасть, нужно нажать на выделенные синим цветом имя и фамилию автора под новостью или статьей. На странице есть информация о журналисте и тексты, а также контакты и страницы в соцсетях — для быстрой связи. 

    10 апреля 2019

    Быстрый доступ к комментариям в мобильной версии

    Теперь в мобильной версии пользоваться сервисом комментирования стало еще удобнее — кнопка доступа к комментариям «закреплена» внизу экрана. На ней вы можете видеть количество уже оставленных комментариев, а нажав на нее — перейти к ним и оставить свой.

    Еще

Анатолий Пичкалев, директор Театра-Театра: «Краевой минкульт ведет себя нелогично по отношению к «Перми-36» и Пермской драме»

Поделиться

Переход Анатолия Пичкалева в Театр-Театр называют миротворческой миссией. У пермской драмы не заладились взаимоотношения с краевым министерством культуры. О том, почему был сокращен бюджет театра, что будет с «Пермь-36» и новой культурной политике пермских властей, Анатолий Пичкалев рассказал 59.ru.

Анатолий Пичкалев родился в1953 году в Перми. В 1976 году закончил Пермский государственный технический университет. С 1978 по1981 годы – директор студенческого клуба университета. С 1981 по 1983 годы – заместитель директора Пермской областной филармонии. Затем работал заместителем директора Пермского цирка, в театре драмы, где за 11 лет прошел путь от заведующего постановочной частью до директора театра. С 2010 года – директор Пермского театра оперы и балета. С 2014 – директор Театра-Театра. 

Анатолий Евгеньевич, вы неоднократно говорили, что ваша задача, как директора Пермской оперы – реконструкция театра...

– Да, это была моя мечта.

Сейчас у вас есть уверенность, что эти планы реализуются?

– Хотелось бы надеяться – ведь многие инфраструктурные проекты края пока что не претворяются в жизнь.

Вы показали себя эффективным управленцем, но ушли из оперного. И даже назвали причину – конфликт с Теодором Курентзисом...

– Теодор – величайшая личность в музыкальной культуре России и мира. У нас, действительно, были противоречия, поэтому я предпочел уйти – в театре должно быть главенствующим художественное руководство. Может быть, я был не достаточно гибким... Но за четыре года работы мне удалось подготовить все документы театра к реконструкции и завершить строительство театрального дома на Горького, 5, который строился 15 лет.

Недавно Татьяна Марголина сказала, что впервые в аппарат уполномоченного по правам поступили жалобы от пермяков на ограниченность доступа к культурным объектам. В частности, люди жаловались на то, что невозможно посмотреть спектакли в Пермской опере.

– Действительно, люди жаловались на то, что на спектакли Теодора Курентзиса невозможно попасть. Но это неправда! В партер и амфитеатр цена билета остается довольно приличной, однако есть билеты и за 100 рублей. Возможность увидеть постановки оперного – было нашей задачей. Мы хотели привлечь разных людей – от студентов до обеспеченной публики.

Речь шла не только о стоимости билетов, а о том, что многие спектакли после премьеры невозможно больше посмотреть.

– Это другая проблема. Например, опера Cosi fan tutte в прошлом году показывали только пять раз. Насколько мне известно, сейчас театр хочет возобновить эту постановку. Но если руководство театра не привлечет местные творческие силы, то возобновление оперы обойдется в баснословные суммы из-за гонораров приглашенных звезд.

В этом смысле, Театр-Театр – репертуарный. Это отвечает вашим представлением о том, каким должен быть театр?

– Да, но если сравнивать публику, она у театров качественно разная. Кстати, и посещаемость нашего театра выше, чем у оперного. И это понятно: искусство оперы и балета более элитарное. Но, заметьте: спектакли оперного и драмы практически каждый год номинируются на лучшую российскую театральную премию «Золотая маска».

– Насколько комфортно вам работается с Борисом Мильграмом и Владимиром Гурфинкелем (художественный руководитель и главный режиссер Пермского академического Театра-Театра соответственно. – Прим. редакции)?

– Взаимоотношения отличные. Мне нравится работать с такими талантливыми людьми как Борис Мильграм и Владимир Гурфинкель. Но самое главное, я пришел в свой родной дом. В пермской драме я проработал 15 лет. Правда, сейчас это театр с другой командой, идеологией и даже названием.

Борис Мильграм приглашал вас на должность директора, чтобы наладить взаимодействие с краевым министерством культуры. Вам это удалось?

– У меня нормальные отношения с министром и министерством культуры, но... сейчас министерство в нас видит врагов. Я пытаюсь найти компромисс, но каждый раз сталкиваюсь с неприятием и непониманием, по какому пути театр должен развиваться.

И в чем выражается это непонимание?

– Самая главная проблема – недофинансирование Театра-Театра. Наш бюджет был уменьшен на 19 млн рублей.

Это много?

– При годовом бюджете театра в 150 млн рублей, это значительная цифра. Мы вынуждены сокращать финансирование ряда постановок и зарплаты людей. В театре есть ставки и премиальный фонд. Зарплаты мы выплачиваем, а вот стимулирующую часть сокращаем.

А зарплаты в театре большие?

– Ну что значит «большие»? У разных работников они разные – от 15 тыс. до 60 тыс. рублей. Максимальную получают актеры, которые имеют звания и часто выходят на сцену.

Это более честная система, чем в оперном, где существуют два оркестра, в которых люди получают несравнимо разные суммы?

– Знаете, сейчас там ситуация выравнивается. Кстати, финансирование оперного было увеличено на 20 млн рублей. Я думаю, это те самые деньги, которые перекочевали из одного театра в другой.

Почему вам урезали бюджет?

– Любой театр существует на дотации – государственные или частные, иначе цена билета была бы огромной. Допустим реальная стоимость билета составляет тысячу рублей. Государство доплачивает половину его стоимости, тем самым стимулируя приход зрителей в театр. Так вот, есть такое понятие как цена услуги, которую мы оказываем зрителю. Она очень сложно рассчитывается. Реальная стоимость билета в оперном составляет 3 тысячи рублей, в Кудымкарском театре – 900 рублей. А у нас она почему-то стоит 700 рублей! Я спрашиваю, объясните почему? В минкульте отвечают, что есть методика расчета. А в минфине мне говорят, что такой методики нет. Поэтому я предложил создать комиссию из финансистов минкульта, минфина, городских и краевых театров, чтобы разработать эту сложную методику расчетов.

Что ответили чиновники из минкульта?

– Они говорят, что им это не надо. А нам нужны эти 19 млн рублей, чтобы мы могли ставить качественные спектакли и получать театральные премии. Так что пока я не могу называться «миротворцем» между театром и минкультом. Пока что идет нормальный процесс переговоров – стороны хотят найти компромисс. Если мы в чем-то виноваты, то готовы признать свои ошибки. Но в том, что мы не выполнили государственное задание, что в театре завышены зарплаты – нет. Увы, такова сегодня ситуация – мы не можем пробить стену между властью и работниками культуры.

Не только вы этого не можете. Минкульт демонстративно отказывается идти на компромисс – взять тот же конфликт с «Пермь-36».

– Не мне судить работу министра, но как председатель комиссии по культуре общественной палаты Пермского края я считаю, что министерство культуры ведет себя не логично по отношению к «Пермь-36», так же как и к нашему театру.

У вас есть версии – почему?

– Я могу предположить, что министр выполняет указание сверху.

Краевой администрации?

– Думаю, выше.

Продолжение интервью смотрите в нашем видеоролике. 

 

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Несогласная
31 июл 2014 в 17:23

Это в первую очередь,что надо сделать:вернуть нормальное название театру!Кто-то в бреду предложил,а кто-то видимо в таком же бреду утвердил!Засилие Мильграмщины уже надоело!

Гость
31 июл 2014 в 14:04

Господин Пичкалёв, может быть в Ваших силах избавить театр от позорной клички "театр - театр"?

Гость
2 авг 2014 в 01:04

Анатолий Евгеньевич!
"Теодор – величайшая личность в музыкальной культуре России и мира."

Вы не имеете соответствующего образования, чтобы заявлять такое..
у нас, в России сегодня полно талантливейших дирижеров,воспитанных на отечественной исполнительской школе ... которым приходится работать по всему миру с успехом.. и в греции, кстати..
Думаю, что маэстро, не имеющий статуса "Лауреат Международного конкурса дирижеров" (в отличии от многих наших) должен проходить обязательный конкурс на соответствие...
Конкурс должен быть Российским!

Оригинал материала: http://59.ru/text/person/825576.html?video=1#video