25 мая понедельник
СЕЙЧАС +12°С

Кремль спас пермского солдата от дедовщины

Еще один пермский солдат, проходивший службу на Дальнем Востоке, стал жертвой дедовщины. К счастью, у него, в отличие от Ильнара Закирова, которого нашли повешенным в военной части под Хабаровском, все закончилось благополучно...

Поделиться

Еще один пермский солдат, проходивший службу на Дальнем Востоке, стал жертвой дедовщины. К счастью, у него, в отличие от Ильнара Закирова, которого нашли повешенным в военной части под Хабаровском, все закончилось благополучно. Какими путями вынуждены идти родители, чтобы спасти от армейских ужасов своих сыновей, выяснили журналисты 59.ru.

Кстати, в январе текущего года на Дальнем Востоке (в одной из воинских частей под Хабаровском) погиб 19-летний солдат из Пермского края Ильнар Закиров. 19 января однополчане нашли его тело с петлей на шее. Родные юноши утверждают, что их сына убили.
По факту инцидента было возбуждено уголовное дело. Военно-следственный отдел считает, что солдата довели до самоубийства. По версии следствия, погибшему угрожали побоями, он просто не выдержал издевательств и вымогательств со стороны сержантов.
Родные Ильнара Закирова начали собственное расследование причин трагедии. Чтобы выяснить все обстоятельства гибели солдата, они обратились к правозащитникам и общественникам. Расследование уголовного дела взято под контроль Советом родителей военнослужащих Прикамья, краевым Комитетом солдатских матерей и аппаратом уполномоченного по правам человека в Пермском крае.

Молодой пермяк Никита ушел в армию весной прошлого года. Ему можно было избежать службы, так как дом, в котором он проживает, еще не сдан, регистрации у парня нет, а значит, он не стоит на учете ни в одном военкомате. Однако молодой человек сам хотел пойти в армию. Первоначально он попал в Забайкальский край на полигон Цугол, где уничтожают боеприпасы. «Служба была не сахар, – рассказывает отец Никиты Дмитрий. – Во-первых, ребята жили в палатках, во-вторых, службы по факту и не было. Солдаты занимались погрузкой снарядов, то есть выполняли работу грузчиков». Там молодой человек заработал грыжу, которую впоследствии прооперировали. Были на Цуголе и неуставные отношения, например, у парня отобрали телефон. Однако, по словам его отца, до рукоприкладства дело не доходило.

В конце 2012 года часть расформировали, а Никиту отправили в Сергеевку в Приморском крае. Так получилось, что в роте он оказался один из своей бывшей части. «Там были этнические казахи и тувинцы. Я ранее находил сведения, что в этой части в Сергеевке были проблемы с неуставными отношениями, – рассказывает отец срочника. – Это связано с тем, что в 2010 году туда призывали дагестанцев. Там была большая бригада из четырех-пяти тысяч человек. То, куда попал мой сын, больше похоже на «черную зону». Там отбирали и вымогали деньги, требовали, чтобы родители солдат переводили финансовые средства им на карточки. Думаю, проблема не в дедовщине, так как мой сын относится к старослужащим. Там солдаты объединяются либо по национальному признаку, либо собираются в хулиганские банды. Мой сын звонил мне, говорил, что «не прогнется», не будет никому давать деньги, не будет ни за кем убирать». Никита и его сослуживец обратились к психологу части и попросили их о переводе в другое воинское подразделение. Сослуживца перевели, а Никиту оставили.

Конфликт обострился тогда, когда солдаты уехали на учения на полигон. Понятно, что уехала большая часть офицеров, командования части не было. «Сын позвонил и сказал, что написал рапорт. Говорил, что конфликт дошел до того, что либо ему надо будет убивать и калечить, либо его убьют или покалечат», – поясняет Дмитрий. Испуганный отец сразу же обратился к уполномоченному по правам человека в Пермском крае Татьяне Марголиной. Она в свою очередь обратилась к военному прокурору Уссурийского гарнизона Валерию Жидкову, а также руководителю военного следственного отдела Уссурийского гарнизона подполковнику юстиции Максиму Михачеву с просьбой разобраться в ситуации и перевести молодого человека в другую войсковую часть. «Сейчас пермяк проходит службу уже в другой части. По фактам неуставных отношений продолжается проверка», – сообщила пресс-секретарь омбудсмена Кира Шлякова.

Возможно, решающую помощь оказали не в аппарате уполномоченного по правам человека. По словам отца Никиты, у их семьи есть знакомый в комендатуре Кремля. Он помогал им установить, в каком госпитале находится сын. В этот раз они вновь решили воспользоваться знакомством. «Был звонок из комендатуры Кремля в эту часть. Вопрос решился за несколько дней. Сейчас у сына нет никаких проблем», – отметил Дмитрий.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!