29 ноября воскресенье
СЕЙЧАС -14°С

Раиса Кассина, министр образования Пермского края: «У Людмилы Гаджиевой нет кадровой политики»

Поделиться

Поделиться

В интервью 59.ru министр образования Прикамья Раиса Кассина раскритиковала политику начальника городского департамента Людмилы Гаджиевой. По мнению нашей собеседницы, кадровой стратегии в Перми попросту нет: некоторые школьные директора увольняются без веских причин и наспех, а новых управленцев ищут не так тщательно, как надо. Впрочем, изменить ситуацию краевое ведомство не может: департамент подчиняется горадминистрации.

«Заставим школы быть открытыми»

– С 1 сентября вступит в силу новый закон «Об образовании». Раиса Алексеевна, какие изменения почувствуют на себе родители?

ВИДЕОРЕКЛАМАРолик просмотрен

– Вы знаете, очень много еще непонятного. И сказать однозначно, как закон скажется на родителях, нельзя. Но точно исчезнут учреждения начального профессионального образования (НПО). То есть ПТУ – профессиональных технических училищ – больше не будет. Взамен появятся отдельные программы по рабочим профессиям в колледжах и техникумах (учреждениях среднего профессионального образования).

Сейчас идет процесс реструктуризации этих учреждений (ПТУ. – Прим. ред.). Мы не торопимся, все делаем планово. Могу сказать точно, что ничего не будем закрывать. Варианта только два: бывшие ПТУ станут либо колледжами или техникумами, либо их филиалами.

Об учителях

«Идет процесс модернизации, выделяются довольно приличные деньги для приобретения оборудования. Сейчас мы не покупаем его сами без того, чтобы группа учителей-физиков или химиков не собралась и не сказала нам, что именно надо купить. То есть они определяют набор, а мы приобретаем. Соответственно, я не сделаю ошибки. Не покупаю, как раньше, то, что лично мне кажется нужным.
С учителями надо больше встречаться, говорить, больше разъяснять. Мы недооцениваем роль педагогов, а они у нас могут многое. Мы им всегда как готовое что-то преподносим. Вот, мол, жить будете так. А кто спросил, как они сами хотят жить? Наверное, этого и не хватает».
– Какие еще изменения готовит новый закон?

– В документе говорится, что власть обязана создать условия, перечисленные в специальных стандартах. Если говорить о школах, то, в частности, везде появятся управляющие или родительские советы. Впервые четко обозначено, что без них школа существовать просто не может. Кроме того, должен быть сайт со всей информацией об учреждении. Сведения должны постоянно обновляться.

– Смотрите, сейчас у школ тоже есть сайты, но это далеко не всегда говорит о том, что заведения стали открытыми.

– Скажем так: у нас не было обязательств контролировать, чтобы школа вела сайт, и он был действующий. А сейчас мы будем обязаны это делать. Обязаны – мы же все-таки управленцы – заставить, извините за слово, каждую школу стать более открытой для общества.

«Для чего-то ведь его придумали, этот закон...»

– Как раз о муниципалитетах, точнее, об одном из них. Как вы относитесь к кампании за отставку начальника пермского департамента образования Людмилы Гаджиевой?

– Я никогда не поддерживаю никакие кампании, когда люди выходят на улицы и начинают с какими-то транспарантами против чего-то возмущаться. Все мы способны договариваться, все можно выяснить...

ВИДЕОРЕКЛАМАРолик просмотрен

– Но разговора-то не получается. Например, когда Людмилу Анатольевну спрашивают, почему она уволила того или иного директора, она часто не отвечает.

– Я вообще не сторонница давать оценки, если не вникала в проблему. В проблему первой гимназии я вникла очень сильно. И прекрасно понимаю, что там произошло. Да, было много жалоб на директора (которого в итоге уволила г-жа Гаджиева. – Прим. ред.). Но никто не выслушал другую сторону.

Да, они учредители и имеют право принимать те решения, которые считают нужными. Я бы, наверное, только одно посоветовала: со всем этим надо было разбираться летом. Чтобы не создавать никакие группировки, а если уж это и случилось, то с каждой из групп нужно встречаться и разговаривать.

– Что бы вы еще посоветовали городскому департаменту образования?

– Первое и главное – это все-таки разобраться со своей кадровой политикой. Когда так много жалоб, это говорит только о том, что этой политики нет. А есть сиюминутное решение каких-то проблем: вот, сейчас пришло много обращений против этого директора – его надо уволить. Освободилось место – надо срочно кого-то принять.

– Не кажется ли вам, что вот такое отношение передается от департамента директорам, от них – учителям?..

Раиса Кассина с отличием окончила биологический факультет Пермского государственного университета. Работала учителем биологии, заместителем директора школы по учебно-воспитательной работе. С 2001 года – заместитель начальника отдела непрерывного образования, затем начальник отдела и заместитель председателя комитета по образованию и науке администрации Перми. С апреля 2008 года – заместитель министра образования Пермского края. В июне 2012 года назначена на должность министра образования Пермского края.– Во-первых, я должна сказать, что у учредителя есть право назначать и увольнять директоров, они (департамент образования Перми. – Прим. ред.) действуют по закону. Я не буду комментировать свое отношение к этому закону. Он есть, значит, мы его выполняем. Для чего-то ведь его придумали.

Вы знаете, иногда бывают директора, которые уже годами ничего не делают. Им ничего не предъявишь, они ничего плохого не сделали, школа нормальная вполне. Родителей все устраивает. А директор уже давным-давно не думает ни о чем, кроме того, чтобы еще немножечко поработать. Нет причин, по которым ее можно уволить. В этом случае вполне применима 278-я статья – и не надо ничего объяснять. Раз закон предоставляет такое право, почему им нельзя пользоваться?

Директор всегда, как и мы, чиновники, готов к тому, что в любой момент может быть уволен. И надо спокойнее к этому относиться. Именно поэтому директора получают немаленькую заработную плату: их работа всегда конечна, в отличие от учителя. Я сама работала в школе. Как только нет директора или завуча на месте, никто не заметит. Нет учителя (заболел или ушел, не дай бог, в отпуск) – это катастрофа. Учителя – это особая когорта, к ним должно быть более бережное отношение.

Но повторюсь: с людьми можно разговаривать. Даже если по 278-й увольняешь, ну, человеку-то нужно объяснить причину.

– Можно ли сказать, что министерство и департамент работают в одной связке?

– Давайте так. Все-таки департамент образования подчиняется администрации города. У нас связи не такие формализованные. То есть я не принимаю сотрудников департамента на работу. Не считаю возможным, необходимым вмешиваться в кадровую политику каждого муниципалитета. Так мы разрушим абсолютно все. Я не могу дойти до каждого директора, до каждого учителя, руководить кадровыми перестановками. Они (департамент. Прим. ред.) совершенно самостоятельны в принятии решений.

Реанимируем закрытые учреждения

– Давайте перейдем к другому ведомству, уже упраздненному: агентству по управлению государственными учреждениями. Именно оно было учредителем краевых школ. До прошлого года вы были заместителем министра. Значит, прекрасно помните, как работалось с этим агентством.

– У нас отношения были совершенно формализованные, слава богу. И наша задача заключалась лишь в одном: мы давали им государственное задание. Все. Другими словами, мы говорили: нам надо подготовить, скажем, 550 учителей. А они сами решали, где будут их готовить.

– То есть вас устраивала ситуация, когда есть министерство образования, где работают педагоги. И есть агентство по управлению госучреждениями. При этом именно последнее решает, что сократить, кому и где учиться и так далее.

– Я бы не сказала, что меня это устраивало, поскольку нам казалось, что мы более правильно сможем всем этим распорядиться. Сейчас так и происходит. Мы проехали все образовательные учреждения, посмотрели их базы. Видим, где вообще не стало учреждений, что неправильно. Как в Сивинском районе – вообще нет НПО, СПО никаких. Дети, кто после девятого класса, кто после одиннадцатого, постепенно оттуда уедут. Если где-то есть такая возможность, мы вновь открываем учреждения. В частности, в той же Сиве. Это касается и медучилища в Краснокамске.

Мы подходим к этому с точки зрения педагогической, а не чисто автоматически распределяем. Поэтому мне кажется, что ситуация сейчас гораздо более правильная. По крайней мере, мои разговоры с директорами показывают, что мы говорим на одном, «педагогическом» языке.

– Что еще говорили директора, с которыми вы общались?

– Понимаете, я приезжаю к ним и говорю об образовательной среде. Смотрю, все ли у них есть для образовательного процесса. Мне это очень важно. Они в ответ говорят, что никогда в жизни никого это не интересовало. А мне это важно, потому что мы обязаны дать детям нормальную математику, нормальную физику, нормальную химию. Для меня это главное.

– Возникает вопрос: как вам работалось, пока вы не стали министром?

– Знаете, к разговорам директоров, о которых я рассказала, я отношусь спокойно. Возможно, когда я уйду с этого поста и придет новый человек, ему тоже скажут, что я чего-то там не говорила. Это естественно. Важно, что руководители учреждений готовы включаться в те процессы, которые мы им предлагаем, и причем очень быстро.

Фото: Видео Андрея БЕЛОУСОВА и Михаила ВОСКРЕСЕНСКИХ, монтаж Андрея БЕЛОУСОВА

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...
Загрузка...