30 марта понедельник
СЕЙЧАС +2°С

Наводнение на Дальнем Востоке показало, что слова «волонтер» и «доброволец» уже не имеют прежнюю, чуть ли не ругательную, окраску, считает руководитель пермского «Мемориала» и молодежного «Мемориала» Роберт Латыпов. Он заметил, что в новостных телесюжетах их употребляют эти слова чаще. «Хотя волонтеры были всегда, и во время пожаров в Центральной России, но «признали» их только сейчас, – рассуждает Роберт. – Да и люди уже не боятся говорить, что они – добровольцы».

 

Почему прокуратура так и не обратилась в суд на пермский «Мемориал» с требованием зарегистрироваться в качестве иностранного агента? Наоборот – «мемориальцы» подали в суд на надзорный орган! Какие мероприятия пройдут в Перми 30 октября, в День памяти жертв политрепрессий? Председатель общественной организации ответил на эти и другие вопросы журналистов 59.ru.

– Роберт, добрый день! Первые члены пермского «Мемориала» – это ведь дети тех, кто был репрессирован в первой половине прошлого века, в основном, в Москве и Ленинграде. Как готовитесь к 30 октября?

– Пожалуй, это важнейшая дата для обоих «мемориальских» организаций. Мы к ней всегда очень серьезно готовимся. Планируем провести митинг на Егошихинском кладбище возле памятника жертвам политрепрессий. Он традиционно проходит утром 30 октября. Буду очень, рад если туда придут не только репрессированные и их родственники, но и все неравнодушные пермяки.

Кроме того, у нас будет акция памяти в театре кукол. Наверное, уже очень многие знают, что здание театра когда-то входило в комплекс пересыльной тюрьмы, а затем – и тюрьмы НКВД №2. На протяжении многих лет у нас есть здесь своя экспозиция. Весь октябрь и первую половину ноября в театре проходят самые разные мероприятия: концерты, целая серия благотворительных встреч, экскурсий, выставок.

Подобное мероприятия проходит каждый год. Меняется ли что-то в людях, которые к нам приходят? Надеюсь, да. Когда ты знакомишься с репрессированными, общаешься с ними, слышишь их голос, читаешь их истории, появляется некое новое ощущение своей Родины. Ты не перестаешь ее любить, не становишься ненавистником всего прошлого – просто смотришь на все немножко другими глазами.

Вопрос, конечно, в том, влияет ли это в целом на мироощущение в обществе. Здесь я, к сожалению, не готов сказать о том, что у нас наблюдаются столь позитивные тенденции. Есть люди, которые по-прежнему считают, что репрессии были важны, нужны, что без них «мы бы не построили великую империю». То есть уже не отрицается, что они были и в достаточно больших масштабах. Но по поводу того, как к ним относиться, до сих пор согласия нет. И я думаю, что в ближайшем будущем оно вряд ли наступит. Но это говорит только о том, что обществу «Мемориал» надо продолжать свою работу.

– С какими проблемами сталкиваются ваши старики?

– На самом деле, они ничем не отличаются от тех же ветеранов войны, труда У них те же проблемы: материальные, социальные. Единственное, что, может быть, их отличает, – как раз боль из-за отношения к ним в обществе. Знаете, боль эта – даже не от самих репрессий, а именно от того, как к ним относятся сегодня. Давно пора просто сказать, что то, что было совершенно по отношению к этим людям, – просто несправедливо.

– Приведи пример того, что хоть как-то эту боль облегчает, и наоборот, усугубляет.

– Пожалуйста. Сейчас мы проводим акцию «Чистые окна». Она проходит два раза в год – весной и осенью. Мы делаем клич среди потенциальных и нынешних наших волонтеров: говорим, что есть старики, которым нужна помощь. Добровольцы приходят к пожилым людям и моют окна.

Причем раньше мы получали заявки только от репрессированных. Но последние несколько лет мы моем окна и у ветеранов войны, труда: они просто находят нас, звонят и просят помочь. И вот что важно. Волонтеры, возвращаясь от стариков, рассказывают, что пожилые люди – не те, кем представляются нам обычно, то есть они вроде как не одиноки. Оказывается, что у пенсионера живет какой-то балбес тридцатилетний, который ни черта не помогает этой бабуле. Который прямо ей в глаза говорит о том, что «лишь бы ты поскорее подохла, чтобы я эту квартиру просто взял и продал».

И нашими клиентами оказываются не реально, а социально одинокие старики. Боль еще и отсюда: они прожили большую жизнь – и честно прожили, – при этом когда-то они оказались под ярлыком врага народа. Это было несправедливо сначала к их родителям, а потом – и к ним. А сейчас, на склоне жизни, они вынуждены мириться с таким вот отношением родных людей.

И понятно, что здесь важно не только и столько само мытье окон. А что боль усугубляет? Старики ведь одинокие, они почти не выходят из дома. Единственная возможность выйти в свет – это посмотреть телевизор. А что у нас идет по телевизору, я уж не буду объяснять. За малым исключением – это вряд ли может вдохновить наших стариков.

– То, что там показывают, вы еще, наверное, называете «языком вражды»... Известно, что «мемориальцы» с ним борются: закрашивают свастики на городских стенах и так далее. Но нет ли ощущения, что в целом такому языку противопоставить нечего?

– Нет. Дело в том, что мы исповедуем принцип малых дел. Мешают нам или нет, мы будем заниматься конкретными делами. И для меня важно не то, что выходит из уст президента, – хотя меня это напрямую касается как руководителя НКО, – а то, что говорят люди, с которыми организация непосредственно контактирует, кому мы помогаем, кто нам верит. Их доверие, желание соучаствовать гораздо более важно.

– Такая вот аполитичность?

– Да, кто-то может сказать, что мы аполитичны или как страусы прячем голову в песок, чего-то не видим. Нет, мы живем в этой стране и видим все, что происходит. Но при этом считаем, что нужно просто заниматься своим делом. И в результате, кстати, оказывается, что пространство вокруг нас – совсем другое. Что этого языка вражды, всей этой ненависти, нетерпимости, этого всеобщего «одобрямс», отсутствия критического восприятия действительности – всего этого нет. Невольно начинаешь понимать, что если бы таких организаций было больше, все негативное, что исходит от федеральной и других властей, просто бы нивелировалось.

Молодежный «Мемориал» продолжает принимать заявки на конкурс «Волонтер Прикамья». Напомним, общественная организация является куратором этого конкурса: она принимает заявки и отдает их в специальный совет при губернаторе. Тот выбирает самых достойных добровольцев, которые потом награждаются почетным нагрудным знаком. Прием ходатайств на награждение в этому году продлен до 10 октября. Заявки могут подавать как физические (но выдвигать самого себя нельзя), так и юридические лица. Возраст и социальный статус участников не имеет значения – в прошлые годы, например, среди награжденных были и школьники, и активисты некоммерческих организаций, и пенсионеры, и учителя. Сферы профессиональной деятельности кандидатов могут быть любыми, за исключением политических и религиозных организаций. Церемония награждения знаками обычно приурочена к 5 декабря, Международному дню добровольца. Подробности можно узнать по телефонам: (342) 281-95-59, 282-54-42, а также здесь.

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!