15 августа суббота
СЕЙЧАС +12°С

Николай Иванов: Что придет на смену «красным человечкам»?

Поделиться

На прошлой неделе в Перми случились два события, формально друг с другом никак не связанных. В начале недели из центра города окончательно исчезли главные символы «пермской культурной революции» эпохи Олега Чиркунова и Марата Гельмана: «красные человечки» перед органным залом и Iconman перед входом в культурно-деловой центр.

А в конце недели стало известно о масштабной перезагрузке PR-подразделения администрации губернатора края. Большая часть прежних сотрудников департамента информационной политики во главе с его руководителем Андреем Каменских покинула департамент. Главным пиарщиком губернатора де-факто стал Кирилл Маркевич – владелец медиахолдинга «Уралинформ ТВ», от связи с которым до этого Виктор Басаргин старательно открещивался.

Оба этих далеких друг от друга события, на самом деле, свидетельствуют об одном и том же. На исходе второго года своего руководства Пермским краем Виктор Басаргин все никак не может определиться с собственной идеологией – идеологией, выразителем которой он может стать, и которая окажется наиболее понятной и близкой большинству жителей региона. Очередные перестановки в пресс-службе, увеличение количества ее работников, а также смена одних лиц на другие вряд ли сможет качественно изменить ситуацию к лучшему. Если курс корабля не понятен, неясно, куда плыть – на Восток или на Запад, то смена части команды точно не будет способствовать пониманию этого курса, если такого понимания нет у капитана.

Справедливости ради надо отметить, что и у Олега Чиркунова в первые четыре года его губернаторства никакой внятной идеологии не было. Было все вперемешку: масштабное дорожное строительство, помпезные экономические форумы, налоговые льготы, создание режима открытости (или псевдооткрытости – кому как нравится) власти. Нечто осмысленное и единое начало появляться лишь в 2008 году – после приезда в Пермь столичного галериста Марата Гельмана. Плоха или хороша была эта идеология (по мне, так скорее – не слишком удачна), но она у Чиркунова появилась.

Если выразить ее в двух-трех словах, то они звучат примерно так: «Пермь – культурная столица». Если же говорить об этой идеологии более подробно, то в условиях общества потребления и перехода от индустриальной стадии развития цивилизации к постиндустриальной Прикамью необходимо искать свою «фишку» для того, чтобы выиграть в конкурентной борьбе между регионами. Такой «фишкой» в понимании Гельмана и Чиркунова стало современное искусство и все с ним связанное. Так появились «красные человечки», деревянная буква П, надкушенное яблоко и Iconman. Так появились театральные фестивали и «Белые ночи».

Местная интеллигенция приняла гельмановско-чиркуновскую «культурную революцию» в штыки. Главным оппонентом ее стал знаменитый писатель Алексей Иванов, являвшийся безусловным главным культурным брендом Пермского края начала 2000-х годов. Столкновение двух культур, борьба Москвы и Перми (кстати, блестяще описанная все тем же Ивановым в «Сердце Пармы» только применительно к 17 веку) при помощи административного ресурса краевой власти закончилась победой Москвы. Вытолкнутый из пермского культурного пространства Алексей Иванов уехал в Екатеринбург, и в Перми с тех пор он сознательно не бывает, избегая любых публичных комментариев о происходящем в регионе. А Марат Гельман и близкие к нему граждане стали главными бюджетополучателями пермских «культурных» денег, следствием чего стал наплыв в Пермь представителей столичной культурной и околокультурной тусовки. Причем, очень часто в виде потасканного «секонд-хенда».

В 2012 году в Пермском крае произошла не просто смена одного губернатора на другого. Случилась смена эпох. Место прозападного либерала с крайне оригинальным мышлением Олега Чиркунова занял Виктор Басаргин, человек с устоявшимся мировоззрением, не склонный к резким поступкам.
Именно в силу разности их ментальностей завершение гельмановской «культурной революции» на пермской земле было неизбежным. Это хорошо понимал и сам столичный галерист, который в полной мере воспользовался скандалом на прошлогодних «Белых ночах» с карикатурами Василия Слонова для собственного пиара. Марат Гельман мог бы покинуть Пермь как неудачник, к которому возникли вопросы по поводу траты бюджетных денег. А он уехал из наших краев чуть ли не как герой в глазах местной и московской либеральной тусовки, пострадавший от цензуры и «мракобесия».

После отъезда Гельмана «зачистка» его наследия в виде «красных человечков» и Iconman была лишь вопросом времени. Тем более, что абсолютное большинство пермяков никакой любви к этим символам «культурной революции» никогда не испытывало. Ведь даже опрос, проведенный на следующее утро после «зачистки» «Эхом Перми» среди своей либеральной аудитории, показал, что большинство опрошенных поддерживают решение о демонтаже наследия Гельмана с пермских улиц.

На мой взгляд, данные этого опроса поводят черту под спорами о том, чем же стала «культурная революция» Чиркунова-Гельмана для Перми и пермяков? Ответ: ничем. Промчавшись как ураган, как гроза, она не запала в души людей. Именно потому, что изначально была чужда пермскому менталитету. Именно поэтому никто не пошел на улицы Перми требовать возвращения «красных человечков» и Iconman. Ни для кого они не стали родными и близкими, не превратились в символ Перми. Достаточно в этой связи вспомнить, какой шквал возмущения поднялся после того, как в ноябре прошлого года был демонтирован Орден Ленина у гостиницы «Прикамье». Все дело в том, что Орден стал частью пермского менталитета, а «человечки» – нет.

Наверное, было бы правильно сделать в Перми «парк Гельмана», куда бы собрать все его «культурное наследие» в виде «красных человечков», Iconman и т. п. Это уже стало частью пермской истории, и никуда от этого не деться. Другой вопрос, что с окончательным завершением «культурной революции» эпохи губернатора Чиркунова в воздухе повисла пустота, а в региональной идеологии – полный вакуум. Можно, конечно, жить и без идеологии, в нынешнем «пожарном режиме» вечного затыкания дыр там, где рвется. Можно ограничиваться сменой кадров в пресс-службе и увеличением ее штата и штамповать унылые пресс-релизы. Можно бесконечно «мочить» оппонентов краевой власти в массовой газете. Только какова конечная цель? Куда мы идем, и ради чего все делается? Люди традиционно хотят слышать ответы на эти вопросы. А ответов никто не дает.

В этом смысле пул противников Виктора Басаргина, в отличие от команды губернатора, нашел для себя идеологию и четко работает в ее фарватере. Если обозначить ее опять же в трех словах – «Пермяки против «варягов». Соответственно, весь негатив в такой парадигме переносится на «варягов», которых возглавляет Басаргин, а весь позитив собирают «пермяки», борющиеся за интересы родного края. Идеология простая, примитивная, но от того лишь более эффективная – особенно, в условиях выборов. Ведь людям нравится получать простые ответы на сложные вопросы.

Команда Виктора Басаргина в противовес этому пока ничего не предложила – кроме окончательного демонтажа идеологии времен Чиркунова-Гельмана. Если двигаться в этом направлении дальше, было бы логично взять на вооружение основные идеологические посылы Алексея Иванова, отстаивать пермскую идентичность.

Если же все разрушить и ничего не предложить взамен, то, боюсь, наш регион ждет незавидная судьба. Как корабль, плывущий неизвестно, в каком направлении, с непонятно, какими целями. Без руля и без ветрил…

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!