3 апреля пятница
СЕЙЧАС +4°С

Ровно 70 лет назад закончилась блокада Ленинграда. Те 900 дней жизни и смерти города.

...Эхо блокады живет и в Перми. В старой квартире пожилая женщина листает довоенный фотоальбом, красное сукно давно истрепалось на уголках. Держит в руках фотокарточки, с которых смотрят молодые улыбающиеся лица. А рядом лежит знак «Жителю блокадного Ленинграда» и медаль «За оборону Ленинграда».

Эту женщину зовут Елена Рудольфовна Комягина. Несмотря на почтенный возраст она сама пронесет портреты своих матери и отца в колонне Бессмертного полка. Ее родители прошли через блокаду Ленинграда.

Напомним, ко Дню Победы, 9 Мая, в Перми вновь сформируют свой «Бессмертный полк». Портреты своих отцов, дедов и прадедов пронесут в колонне сыновья, внуки и правнуки героев ВОВ.
Озвучен маршрут, по которому пройдет «Бессмертный полк» в Перми 9 мая. Сбор колонны начнется в 10:00 на углу улицы Краснова и Комсомольского проспекта. Шествие – с 11:00.
«Наша колонна пойдет после прохождения войск по Октябрьской площади, – сообщила координатор пермского «Бессмертного полка» Анна Отмахова, – далее мы идем по улице Ленина до памятника «Героям фронта и тыла». Там будет концерт».
Сейчас организаторы призывают всех желающих жителей Перми и Пермского края объединиться для того, чтобы формирование полка к 9 Мая стало возможным. Телефон координатора по приему фотографий: 8 (342) 247-68-20 и 202-82-04. Штаб акции принимает заявки на изготовление портретов до 25 апреля. Подробности можно узнать на официальном сайте акции. Кроме того, заявки принимаются в киноцентре «Премьер», улица Пионерская, 17. Здесь штаб акции работает с 10:00 до 18:00.

Рудольф Фейгельман и Лидия Плечова. Их историю рассказала их дочь.

«Мой отец уехал из Перми в Ленинград еще в 1928 году. Уехал учиться. Потом работал старшим мастером в ремесленном училище на заводе «Русский дизель». Познакомился с ленинградкой, – начинает Елена Рудольфовна. – Я помню, как в 1995 году был День Победы. Я позвала маму к себе на работу, чтобы она рассказала свои воспоминания о блокаде. Мама согласилась, но буквально за час до прихода позвонила и сказала: «Извини меня. Я не приду». На следующий день я решила, что мне нужно записать ее воспоминания. Мама рассказывала, а я записывала. И эти записи с тех пор у меня».

Женщина показывает ворох тетрадных листочков. Они испещрены аккуратным почерком. Это человеческая память. Голос блокады. Голос молодой ленинградки Лидии Плечовой:

«Первый день. Воскресенье. Небольшой компанией мы были под Ленинградом в Левашове. Это военный городок. Там всегда стояли военные части. В парке Левашово к нам подбежал военный без фуражки, бледный, и сказал, что немцы начали войну без ее объявления. Он убежал. А мы ему не поверили. Пошли на вокзал, чтобы ехать в город. А на вокзале уже стояли военные, и их отправляли в вагонах. Тогда мы поверили.

В Ленинграде освобождали все чердаки, все сбрасывали, чтобы меньше было вероятности пожаров. Я встретила свою тетю и ее успокоила.: «Не волнуйтесь, это обычное недоразумение на границе, которое быстро ликвидируют».

Вечером и к ночи уже была тревога. Был налет немецких самолетов. Это было несколько раз за ночь. Мы вышли из квартиры на лестницу. Спустились этажом ниже. Подождали и вернулись обратно.

На другой день узнали, что это были немецкие разведчики. Так было несколько дней. Появились диверсанты. Ракетчики. Они давали сигнальные ракеты с важных районов и объектов, и эти объекты бомбили. Так были разбиты Бадаевские склады, где было сосредоточено продовольствие и все припасы одежды, белья и прочего. Бадаевские склады долго горели, донося запах горелого сахара и масла в город.

С первых дней начались бомбежки и обстрел. Все комсомольцы и жители города вступали в гражданскую оборону бойцами. Были на казарменном положении. А мы с мамой жили в доме техники. Там отвели столовую, где мы находились круглые сутки. Дежурили на крыше. Если бомба падала, помогали спускаться в бомбоубежище. Были объявлены выезды на трудработы. Копали противотанковые рвы и землянки.

Немцы сбрасывали листовки «Спасибо, ленинградские дамочки, что вы нам выкопали ямочки». Жили в амбарах, сараях. Было много больных. Приезжали артисты из театров. Им не во что было одеться, и они выезжали сразу в костюмах, которые брали из гримерок.

Нас предупреждали, что, как только услышите звуки самолета, сразу ложитесь, наших самолетов здесь нет. В Доме техники были выставки станков, оборудования, и в этих залах были оборудованы цеха, где организовали ремонт и переоборудование винтовок. Из кружков «Ворошиловский стрелок» привозили винтовки. Их переделывали, перезаваривали. Был солдат, который их проверял. Привозили на ремонт винтовки. Все разбитые. На ремнях. И тогда каждый, кто выполнял эти работы, должен был знать как собирать винтовку.

Я это запомнила на всю жизнь. «Стебель», «гребень», рукоятка, «пуговка» с курком, ударник с бойком», соединительная планка, боевая личинка. Так я запомнила это устройство. Винтовка образца 1891 года.

Директор Дома техники решил немного развлечь девушек, которые занимались этим, и завел пластинку. Но все девушки и женщины заплакали. Одна из них сказала: «Так хорошо, как мы жили до войны, мы уже жить не будем».

Сначала бомбежки были с самолетов. Потом начинался арт-обстрел. По радио предупреждали об этом, на улицах были дежурные.

Началась было эвакуация, но она быстро закончилась. К осени в городе не было ни одной кошки, собаки и вороны. Чтобы усилить панику людей, с самолетов сбрасывали рельсы. Гудение рельсов, действительно, жутко действовало на психику. Иногда самолетов было так много, что они закрывали солнце и было темно. Но несмотря на это не был разбит ни один мост, ни один памятник, ни одно здание. Сами памятники летом были сняты и закопаны. Закопали скульптуры коней Клодта с Аничкового моста.

По карточкам давали макароны в столовой. Был один случай. Я пришла в столовую на обед. Один мужчина сидел за столом, он пообедал и увидел кошку, которая шла по столовой. Он ее схватил, открыл свой портфель, засунул туда кошку и с ней ушел. К осени кошек в городе не было. Уже после войны в Ленинград из Ярославля привезли четыре вагона кошек.

К зиме стали сжигать мебель, книги, рояли для тепла, но не было срублено ни одного дерева.

Булочная была рядом. Ходили туда за хлебом. Хлеб заворачивали в тряпочку. В магазине на прилавке ничего не было. Доставали хлеб из-под прилавка, но булочные не охранялись, и за прилавком стояли молодые девушки. Однажды подходит парень к продавщице, глаза горят, и он говорит: «За 300 рублей – 100 грамм хлеба». Она сказала «Нет», и он ушел.

За пианино тогда давали два килограмма масла. После войны если люди находили свои вещи, то эти вещи заставляли отдавать.

Врачи призывали всех больше двигаться и знали, что, если утром человек не встает, то это уже плохо. Бомбежки приурочивали ко времени окончания киносеансов. Да, люди ходили в кино. И когда зрители выходили, то начинался обстрел.

Ели студень из столярного клея. Жарили хлеб на олифе. Лепешки были из дуранды (жмых) или отрубей. Чтобы не было отеков, надо было меньше пить. Люди были опухшие. Если ляжешь на левый бок, все переваливается на этот бок.

Умерших складывали в виде куколок, как это называли. Заворачивают в простыню, у горла завязывают, ноги тоже завязывают. И так выносили в снег. Встречались развернутые «куколки» с вырезанными мягкими частями тела. Люди ели человечину.

Была специальная служба, которая собирала умерших и увозила. Был ров, куда умерших складывали валетом. Ноги-голова. И надо было зарывать. Посылали жителей.

Убили двоюродного брата Марка на улице, но нашли его уже в морге. Умерли дяди. Дядя Женя. Дядя Миша. Братья бабушки. Дядя Саша. Гробы сколотили сами. Марика и дядю Сашу похоронили в одну могилу. Похоронили на Волковом кладбище. Не доезжая до него за десять километров уже по обе стороны дороги лежали «куколки».

Но несмотря ни на что ходили в театры. Если начиналась тревога, все артисты уходили со сцены, а потом возвращались и продолжали спектакль с того же места, с которого уходили. Ходили люди в театр и для того, чтобы не съесть хлеб, его оставляли дома.

Новый 42-й год отмечали у мамы. Туда пришел папа, он принес кашу и вино. Не было электричества, жгли коптилки. Были буржуйки. Жгли мебель и все, что попадало под руку и горело.

В феврале-марте 42-го года началась эвакуация. Я взяла с собой зеркало, кастрюлю, довоенный фотоальбом. У папы был большой черный чемодан. Садились в открытую грузовую машину и сидели на скамейках лицом по ходу движения. Ехали днем. Быстро. Наши самолеты охраняли дорогу, и по обе стороны стояли солдаты.

Приехали в Вологду на вокзал. Потом уже после войны часто вспоминали, что нам попался хороший шофер. Вечером сели в поезд. Ехали в теплушках. На станциях было хорошо организовано питание. А когда останавливался поезд, шли рабочие и спрашивали «Есть трупы?». Если были, то выносили.

В апреле приехали в Невинномысск (Ставрополье). Красивая природа, хорошая погода. Первое желание было остаться. Маме там очень понравилось. Но папа сказал: «Нет, уезжаем». И они поехали в Пермь.

Те, кто остался в Невинномысске, многие погибли. Молодых угнали в Германию. Мужа и жену из бухгалтерии повесили.

Врачи предупреждали, чтобы не ели много. Но все время хотелось есть. Когда впервые в окно увидели собаку, то закричали, что спасены, и плакали. Когда увидели женщину с накрашенными губами, то решили, что здесь жизнь уже хорошая».

...Дальше наша собеседница отказалась читать. Срывался голос из-за слез. Елена Рудольфовна бережет каждую вещь, оставленную от родителей.

«Вот это пропуск от коменданта города на право прохода по Ленинграду в ночное время с 22-00 до 5-00, – показывает женщина. – Без такого пропуска по городу было нельзя ходить. Строго комендантский час. А это медаль моей мамы – «Жителю блокадного Ленинграда». А моя бабушка оставалась в Ленинграде все 900 дней блокады. Ей вручена медаль «За оборону Ленинграда». Я одно хочу сказать. Нам кажется, что все еще будет, и они нам еще успеют все рассказать. Они же вот совсем рядом. Люди войны. И вдруг раз... и их уже нет. А у меня еще столько вопросов, но спросить уже некого.

 Сайт 59.ru благодарит Пермскую хоровую капеллу мальчиков и лично Ларису Васильевну Носкову за помощь в создании видео сюжета, организаторов акции «Бессмертный полк» в Перми за участие в написании текста. 

 

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!