4 апреля суббота
СЕЙЧАС +1°С

На счету благотворительного фонда социальной поддержки и защиты прав ребенка на жизнь и воспитание в семье «Колыбель надежды» пять спасенных маленьких жизней и сотни женщин, которым была оказана помощь. О том, зачем нужны беби-боксы и можно ли в будущем будет от них отказаться, 59.ru рассказала руководитель проекта «Колыбель надежды» Елена Котова.

 

Периодически появляется информация о том, что новорожденного ребенка нашли на помойке...

– В месяц по России их от 20 до 23. Находят либо труп младенца, либо новорожденного. Конечно, это шокирующая информация. Невозможно себе представить, что ты идешь домой, а рядом с почтовым ящиком из пакета раздается крик младенца, как это было недавно в Балашихе. Или в общественном туалете в Якутске, где ребенка нашли утопающего в фекалиях.

Могут ли беби-боксы изменить эту ситуацию?

– Если бы была универсальная таблетка, люди бы не умирали. По статистике, благодаря беби-боксам в три раза сократилось количество трупов младенцев. Нужно создать условия, чтобы такого не происходило. Как раз наш кризисный центр для женщин создан для того, чтобы предотвратить ситуацию, когда женщина обращается к беби-боксу. Но ведь и пять детей, которые были оставлены в пермских беби-боксах, доказывают, что они эффективны.

Беби-бокс – это специально оборудованное в медицинском учреждении место в виде металлопластикового окошка со стороны улицы и специальной кроваткой-колыбелью с внутренней стороны здания. Открывая «окно жизни» снаружи, малыша кладут на специальную комфортную кроватку, после чего дверцу закрывают. Около беби-бокса нет ни видеокамер, ни охраны. Об оставленном младенце внутри помещения узнают по тревожному звонку и миганию лампы.

Но не все люди, которые читают про такие случаи и даже сталкивались с этим, не готовы реально изменить ситуацию.

– Вы правы, общество настроено на то, чтобы, скорее, закидать камнями нерадивую мать. До младенца никому нет дела. А проект беби-боксов рассчитаны исключительно для того, чтобы спасти малыша! Главное, чтобы он был жив! И благодаря такому проекту, поднимаются такие проблемы, которые никому не интересны. Логика у людей такая: сколько беби-бокс спасет детей – один, два? Ну, это же не повлияет на статистику! На это я отвечаю: погодите, пусть мы спасем даже одного ребенка, это уже будет оправданием существования нашего проекта! Это же не требует никаких дополнительных бюджетных вложений, это делается в рамках существующей системы российского здравоохранения. Когда зазвонит звонок, медикам нужно просто подойти к беби-боксу и забрать ребенка, оказав ему первую медицинскую помощь. Понимаете, вокруг нас полно людей, которые готовы назвать последними словами такую мать, но они не готовы спасти жизнь ее ребенку!

Давайте поговорим о таких матерях. Кто они?

– Я хочу развеять миф. Из 350 женщин, которые обращались в кризисный центр, асоциальных не было ни одной. Это обычная женщина со средним специальным или не оконченных высшим образованием.

То есть они не наркоманки, не алкоголички?

– Повторяю: это обычные девушки, которые живут рядом с нами, ходят по тем же улицам. Просто мы перестали интересоваться судьбой других людей – даже наших соседей по лестничной клетке. 15-20% обращающихся – это выпускники детских домов. Они от детей не отказываются, но не умеют с ними обращаться, потому что привыкли жить до 17 лет с воспитателем. Треть женщин из полных семей, но в которых нет взаимопонимания между родителями. Это распространенная проблема, особенно сегодня. И еще треть – это женщины, которых я называю «путешественницами». Они привыкли путешествовать по жизни, но периодически у них случаются остановки – например, нежелательная беременность, рождение ребенка и т. д. В принципе, это все нормальные женщины, у которых нет возможности в обычной жизни укрыться, пережить тяжелую жизненную ситуацию.

Как пришла идея организовать этот кризисный центр?

– Однажды я была в кино с детьми и тут мне позвонили и сказали, что девушке с трехмесячным ребенком некуда пойти. И вот тогда мы стали вместе с беби-боксами размещать телефоны кризисного центра, чтобы женщина могла сначала получить помощь – психологическую и материальную. Нас поддержали медики, силовики и все официальные конфессии.

На вашем сайте указаны телефоны, куда можно обратиться за помощью. Куда чаще звонят – в государственные или общественные институции?

– По разному. Когда-то звонят в психологическую службу, когда – нам в офис. Обычно на мой телефон звонят в самых тяжелых случаях. Вот недавно в четыре утра позвонила девочка на девятом месяце беременности. Она собиралась родить дома с подружкой. Потом сесть на автобус, приехать в Пермский край и положить ребенка в беби-бокс. В результате удалось ее отговорить от этого.

Как устроен кризисный центр?

– Кризисный центр – это государство-частное партнерство. В помещении есть административная и жилые комнаты, кухня, стиральная машина – в общем, все, что нужно для жизни. Туда поселяется беременные или женщины с ребенком, которым в первые месяцы выдаются продуктовые наборы. Общественная организация делает то, что невозможно по государственному контракту. Ведь государство действует строго по регламенту. Например, государственные службы не могут перевезти женщину с ребенком в новую квартиру, потому что там ничего не было – ни посуды, ни мебели. А мы отправили ей целую газель с вещами первой необходимости и сами расставили мебель.

И вы не боитесь мошенничества?

– Жить в кризисном центре можно в течение трех месяцев, в исключительных случаях – больше. Но такие случаи есть, их немного – примерно, 5%. Встречаются девушки, которые не хотят работать и устраивать свою жизнь. Я думала об этом и пришла к выводу, что лучше помочь и быть обманутой, чем не протянуть руку помощи тем, кому она, действительно, нужна. Мы можем оказать первую помощь, но прожить за них жизнь – нет.

Есть ли показатели эффективности этого кризисного центра?

– За три года, помимо пяти младенцев, которые были оставлены в беби-боксах, у нас нет ни одного отказа матери от своего ребенка. Все, кто получал у нас помощь, сейчас воспитывают своих детей.

У вас нет эмоциональной привязанности к тем женщинам, которые получают помощь в центре?

– Нет, но я стараюсь со всеми поддерживать связь, потому что мне нравится наблюдать результат. Я вижу, в каком состоянии приходят к нам девушки, и как они преодолевают свой кризис и становятся совершенно другими людьми.

За каждым благотворительным проектом стоит сильная личность, за «Колыбелью надежды» – вы. Если завтра вам надоест заниматься благотворительностью, проект будет жить?

– Да, будет. Уже сегодня мое присутствие в нем уже не важно. В проект вовлечено слишком много людей и организаций. Он существует в нескольких городах, в него постоянно приходят новые люди. Например, в Санкт-Петербурге у меня брала интервью девушка, которая в последствие организовала филиал в своем городе.

Как вы считаете, наступит ли в стране время, когда беби-боксы будут не нужны?

– Нет, не наступит.

А что для этого нужно сделать?

– Закрыть реалити-шоу «Дом-2», которое негативно влияет на молодое поколение. У нас вообще масса проблем, которые отравляют жизнь.

Как будет развиваться проект «Колыбель надежды» в будущем?

– Я его вижу как банк добрых людей. Этим людям не нужно постоянно чувствовать себя волонтерами, но, когда нужна помощь, они могли бы ее оказать. Сегодня проект развивается именно так.

Благотворительный фонд социальной поддержки и защиты прав ребенка на жизнь и воспитание в семье «Колыбель надежды» был основан в августе 2011 года. Основным направлением деятельности фонда является оказание помощи семьям, оказавшимся в кризисной жизненной ситуации, а также профилактика отказа от детей и профилактика инфатицида (убийств новорожденных). 

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!