19 мая воскресенье
СЕЙЧАС +7°С
  • 6 мая 2019

    У нас появились страницы авторов

    На сайте появились странички постоянных авторов 59.RU. Для того, чтобы на них попасть, нужно нажать на выделенные синим цветом имя и фамилию автора под новостью или статьей. На странице есть информация о журналисте и тексты, а также контакты и страницы в соцсетях — для быстрой связи. 


    10 апреля 2019

    Быстрый доступ к комментариям в мобильной версии

    Теперь в мобильной версии пользоваться сервисом комментирования стало еще удобнее — кнопка доступа к комментариям «закреплена» внизу экрана. На ней вы можете видеть количество уже оставленных комментариев, а нажав на нее — перейти к ним и оставить свой.

    26 марта 2019

    Теперь фото с 59.RU можно запостить в соцсети

    И сделать это в два клика — открыв фотографию и нажав на кнопку с логотипом соответствующей соцсети в правом нижнем углу. Два клика — и фото у вас на странице. 

    Сейчас опция доступна в десктопной версии, в скором времени она будет работать и в мобильной.

    Еще

Почему МИГи летают над Пермью

Поделиться

На въезде в поселок Сокол вместо указателя установлена часть крыла МИГа, воткнутая в землю. На этом месте в автомобильной аварии погиб военный летчик. Риск подстерегает этих людей каждый день – на земле и в небе. Герой нашей городской истории – командир отряда пермской авиабазы «Сокол» Ильяс Ахметшин.

– Все хотят быть летчиками в детстве, а ты?

– У меня бабушка врач. Я думал пойти по ее стопам и стать хирургом. Учился в физико-математической школе при Казанском авиационном институте. Выбор передо мной стоял такой: Казанский авиационный институт, Казанская строительная академия или медицинский. В медицинском надо знать латынь, учиться семь лет. Материальное обеспечение врачей слабовато. Надо все-таки поднимать себя, свою семью. Без связей и знакомств, одному развиваться тяжело. Я всегда думал о будущем. Кем я могу стать в Казани и чего я смогу добиться. Без связей, без блата, по крайней мере в строительном или в медицинском сложно добиться каких-то высот.

– И все-таки военную карьеру выбрал.

– Молодой человек должен обладать амбициями. Предоставилась возможность поступить в военный институт. Пришел в военкомат, меня спрашивают: «Куда поступать хотите?». Я сказал, что уже подал документы в строительный. Набрал необходимое количество баллов и сказал, что могу поступить в гражданский институт. Предложили Казанское танковое, артиллерийское. Я сказал, если и пойду в военное училище, то на истребителя. Мне дали понять, что туда не так-то просто поступить. Нужно железное здоровье, светлая голова. Я решил пробовать. А если не в истребители, так в строители. Тем более что я занимался дзюдо. Между институтами и спортивными организациями есть связи. Меня бы взяли...

– Куда поехал поступать? Насколько трудно поступить и учиться будущему летчику-истребителю?

– Волей судьбы сложилось так, что я приехал в Армавир. Вступительные экзамены сдал хорошо. Поступил без всяких проблем. Самая большая сложность при поступлении – необходимо иметь почти идеальное здоровье. Фактически здоровье космонавта. Прошел профотбор – смотрели наше общее развитие. Счет в уме, умножение в уме, умение определять пространственное положение. Физика, математика, русский язык, физкультура. Координацию движений проверяли аэробикой.

– Хороший летчик должен уметь танцевать?

– На работе мы должны прорабатывать в голове большой объем информации за короткое время. Хороший летчик должен координировано двигаться. Если одновременно человек не может делать разные движения левой и правой рукой, значит что-то не так. Правая рука лежит на ручке управления самолетом, на ней четыре кнопки, рычаг торможения. Левой рукой управляешь двумя двигателями одновременно. Тут же кнопка УКВ-радиостанции, дальней станции, тормозных щитков. Человек должен управлять своими руками независимо друг от друга.

Работают и ноги. Педалями устраняется скольжение, самолет ведется точно по курсу. Голова должна крутиться во все стороны. Потому что это истребительная авиация, обзор нужен на 360 градусов. Нужно видеть, где цель, где может возникнуть противник и где самолет ведомого и остальная группа. На каких они высотах, куда, с каким креном и тангажом летят. Необходимо постоянно запрашивать их. В общем, профотбор нужен, чтобы определить способен курсант в будущем стать истребителем или транспортником, или вертолетчиком. После третьего курса летчиков распределяют по родам авиации. Те, кто на хорошо и отлично показывают себя в полетах и учебе, попадают в истребительную авиацию.

МИГ-31 – самолет созданный чтобы летать выше всех и быстрее всех. Машина способна подниматься на высоту более 25 километров. Верхний предел военные летчики не рассказывают. От Перми до Караганды истребитель долетит за 40 минут. Максимально допустимая скорость на малой высоте 1500 километров в час, на большой 3000. Звено из четырех самолетов способно контролировать территорию над всем Уралом. Самолет предназначен для перехвата и уничтожения воздушных целей на предельно малых, малых, средних и больших высотах, днем и ночью, в простых и сложных метеоусловиях, при применении противником активных и пассивных радиолокационных помех, а также ложных тепловых целей. Самолет быстр, но не очень силен в маневрах. Размах крыльев примерно 13,5 метров, для машины массой 46,5 тонн это очень мало. Планировать МИГ-31 не умеет. При критической потере тяги самолет снижается со скоростью примерно 100 метров в секунду. Попросту говоря, падает.

– Как проходила учеба?

– Раз я хотел идти сразу на истребителя, поступал в Армавир. Приступил к занятиям. Прошел курс молодого бойца. Первый месяц – это проверка на стойкость. Бегали с автоматами, копали окопы, кидали гранаты, стреляли из автоматов по команде «воздух». Надевали ОЗК и противогазы, после бежали 12 километров. Те, кто без проблем поступают в училище, справляются с этим месячным барьером. Но есть люди, которые эти испытания не выдерживают и уходят. Даже не смотря на то, что авиация была их мечтой. Просто говорят, что я уже не могу это терпеть. Это всего месяц, но он стоит года. Дисциплин в дипломе авиационного ВУЗа 44. Среди них аэродинамика, авиатехника, авиационная метеорология, тактика, вооружение. Есть гражданские предметы – психология, социология, история, военная история.

– Есть дисциплины, которые военному летчику в жизни не очень пригодятся?

– Точные науки летчикам совершенно очевидно необходимы. Мы перед каждым полетом проводим множество вычислений. Учитываем все прогнозируемые и не прогнозируемые факторы. Другое дело науки гуманитарные – философия, социология. Не обязательно летчику или штурману знать Гегеля и Канта. Но математику должны знать отлично. Чтобы выполнить расчет, летчику нужны знания из области математики, высшей математики и тригонометрии.

В военной авиации летают только по расчетам. Никакой самодеятельности. В 1965 году, в Новосибирске, летчик Валентин Привалов пролетел на истребителе МИГ-17 под аркой коммунального моста. С МИГ-31 такой фокус не пройдет. Машина не простит подобной лихости. Да и мост, чего доброго, рухнет.

– Как попал в Пермь?

– После окончания вуза мне не то чтобы повезло, просто я хорошо учился. К нам в училище приехали агитировать служить в Перми. Мне понравились характеристики МИГ-31. Самолет до сих пор остается востребованным и актуальным для защиты страны. Меня спросили, где я хочу служить, ответил что поближе к родной Казани. Не всех спрашивают, кстати. Оказалось, ближе всего к Казани Пермь. «Вот, – говорю, – хочу в Пермь». Отвечают, раз учишься хорошо, с дисциплиной все в порядке, поедешь куда хочешь. Это пример того, что надо стараться в учебе. Если кто-то думает, что хорошо учиться – не модно, они ошибаются. Потом жизнь покажет, что они были не правы. Надо стараться. Особенно, если это связано с защитой родины. Здесь никаких поблажек быть не должно.

– Не пожалел, что выбрал наш город?

– Я приехал сюда в ноябре. В туфлях и шинели стоял минут 40 на остановке, а мороз был минус 30. Я думаю, чего я здесь делаю, такой дубак... Казань-то вроде не далеко, а там тепло. Ужасно замерз, пока с вокзала ехал. Город показался серым, промышленным таким, не хватает красок городу. Со временем обжился. Жить здесь мне нравится. В поселке Сокол я жил полтора года с моими товарищами. Пока не появилась возможность снять квартиру в городе.

– Как проходит рабочий день летчика-истребителя?

– Разведчик погоды должен прибыть на аэродром в пять утра. Посмотреть погоду, проанализировать ее. Я прибываю к шести тридцати утра. Просыпаться приходится с учетом времени на дорогу. Живу я в Перми. По прибытии, я должен проводить с летчиками и штурманами предполетную подготовку. Повторяем в пятисотый, наверное, раз характеристики пилотажных зон по высотам, азимуты дальности всех поворотных маршрутов. Заходит на посадку разведчик погоды и мы продолжаем подготовку в классе предполетных указаний. На доске за моей спиной расчеты по сегодняшним полетам. Посадочный курс, парольные числа, коды опознавания, которые сейчас стерты. Здесь же указаны места посадки, направление и сила ветра. Летчики всю информацию записывают у себя в наколенных планшетах. В них есть данные, которые могут пригодиться в полете.

Затем командир части ставит задачу на полеты, мы выполняем приказ. Рассаживаемся по самолетам, по команде взлетаем, выполняем задачу, садимся. Полеты должны проходить качественно и безопасно. После полета в классе объективного контроля каждый летчик с командиром отряда должен проанализировать полет. Затем подготовка к следующему вылету. И так весь день. Подготовка к полетам, полеты, разбор полетов. Вечером готовимся к завтрашнему дню. А после остается только добраться до дома, поесть и лечь спать. Завтра снова рано вставать. Больным и не выспавшимся на полеты приходить нельзя. За режимом приходится жестко следить.

– Как устроен МИГ-31?

– В нашем самолете два человека. Штурман и летчик. Обязанности несут практически равнозначные. Летчик просто еще управляет самолетом. Должен думать куда он полетит, как будет разворачиваться, как будет докладывать на какой поворотный пункт выходить, по какому времени. Учитывать куда и с какой силой дует ветер. На какой высоте это сделать лучше, какой остаток топлива будет на поворотном маршруте. Кроме этого приходится держать в голове множество технических характеристик самолета и района полетов.

– Удовольствие от полетов удается получать?

– Для меня это работа. Выполнение профессионального долга. Большая работа по подготовке к вылету. Нужно все рассчитать, получить задачи. Поставить задачу подчиненным. Заполнить документы, журналы, графики. Это рутинная работа, но нужная. Конечно, что-то вызывает восторг, но чаще это рутинная тяжелая работа.

– От работы надо все равно получать удовольствие. Как без этого?

– У профессионалов это немного затирается. Когда были курсантами и приступили к полетам – был щенячий восторг. Я до того как в самолет сел только на велосипеде ездил, машиной управлять не умел. А тут сел в самолет, облака, скорость. Все видно внизу. Ты можешь вираж влево-вправо заложить. Все это здорово было.

Но со временем, когда каждый день выполняешь одну и ту же задачу, начинаешь воспринимать работу буднично.

– Когда садишься в автомобиль нет ощущения, что чего-то не хватает?

– Машиной в городских условиях управлять не безопаснее, чем самолетом. Даже опаснее намного. За рулем приходится быть таким же внимательным, как за управлением истребителем. Постоянно нужно быть начеку.

– Ты чего-нибудь боишься?

– Без страха в кабине самолета делать нечего. Если он притупляется, это очень плохо. Человек может расслабиться. Будет действовать медленнее. Самоуспокоения быть не должно. Страх сохраняет человеку жизнь.

– Как летается по ночам?

– Есть авиационная поговорка: ночь есть ночь, не надо путать ее с днем. Перед ночными полетами надо выйти в темноту, адаптировать зрение. Посмотреть на огни на горизонте, на фонари, на звезды. Когда летаешь ночью глаза устают больше. Наземные ориентиры отличаются от дневных. Например, когда ночью включают ПНОС, у Перми появляется еще один район. Летаем мы в зависимости от поставленной задачи. Можем до полуночи, до часа, до трех ночи, до пяти утра летать.

Перегрузки в МИГ 31 – пять единиц при взлете. Самолет ограниченно-маневренный. Рассчитан на быстрый взлет, перехват воздушных нарушителей границ. В эти моменты масса тела пилота увеличивается в пять раз. При катапультировании кратковременная перегрузка до 20 единиц. То есть вес тела пилота увеличивается в 20 раз. При такой ударной нагрузке можно повредить позвоночник. Нужно быть готовым ко всему.

Уже после интервью выяснилось, что Ильяс приютил у себя семью из Луганска – 26-ти летнюю Елену с трехлетним сыном. Летчик рассказал, что не раз обращался в Пермский краевой фонд социальной поддержки населения с предложением предоставить жилье для беженцев. Сейчас девушка ищет работу, проходит процедуры связанные с получением гражданства. «У меня трехкомнатная квартира. Думаю, чего одна комната пустует. Пускай занимают ее. Почему не помочь людям. Сам бывал в неприятной ситуации. Пусть живут пока. Они не мешают», – говорит летчик.