«Новая газета»: путь к миллиардам Дмитрия Рыболовлева идет через СИЗО

Поделиться

Два главных периода в жизни и в карьере экс-владельца «Уралкалия», а сегодня налогового резидента Княжества Монако Дмитрия Рыболовлева, можно описать, опираясь на материалы двух уголовных дел. «Новая газета» продолжает собственное расследование о новой русской бедности и богатстве. С разрешения издания 59.ru публикует выдержки из этой статьи.

Сегодняшняя жизнь бывшего пермяка и экс-владельца «Уралкалия» Дмитрия Рыболовлева – это вечеринки в окружении голливудских звезд, многомиллионные приобретения произведений искусства, а еще судебные тяжбы с бывшей женой и деловыми партнерами. Ну а с чего все начиналось – рассказывает «Новая газета» в собственном расследовании.

Два главных периода в жизни и в карьере экс-владельца «Уралкалия» Дмитрия Рыболовлева можно описать, опираясь на материалы двух уголовных дел. Первое – это дело о заказном убийстве, в рамках которого Дмитрий Рыболовлев несколько месяцев провел в СИЗО, а потом был оправдан, в том числе и Верховным судом. Впрочем, в Перми, и не только, ходят слухи, что якобы уголовное разбирательство может быть возобновлено, если вдруг откроются новые обстоятельства.

Второе дело так и не было возбуждено после крупной аварии в Березниках в 2006 году, по причине которой около двух тысяч семей уже десять лет не имеют нормальной крыши над головой. Первый эпизод относится к эпохе накопления капитала, а второй – к возгонке капитализации и выходу в кэш.

Кружок юного брокера

Дмитрий Рыболовлев шел по пути наименьшего сопротивления: сын крупного кардиолога поступил в медицинский. На третьем курсе он женился на Елене Чупраковой. По совпадению, в том же 1987 году Валерий Чупраков стал директором пермского завода минеральных удобрений.

В начале девяностых Дмитрий Рыболовлев получил в Москве диплом Минфина и начал оказывать финансовые услуги, в том числе по ведению реестра акционеров. Понятно, что накануне ваучерной приватизации и затем залоговых аукционов это было серьезным конкурентным преимуществом.

Обвинительное заключение

В материалах уголовного дела история Дмитрия Рыболовлева и его деловых партнеров рассказана подробно. При этом, как следует из материалов обвинения, цели, вокруг которых впоследствии объединилась банда, были поначалу сугубо экономическими:

«В 1994 году, при проведении приватизации и акционировании предприятий Пермской области, Рыболовлев Д.Е., являясь президентом чекового инвестиционного фонда (ЧИФ) «Каменный пояс» и АКБ «Кредит ФД», вступил в сговор с Ломакиным О.Г., Нелюбиным В.А., Чернявским В.Б., Рустамовым С.З., Макаровым С.Е. с целью приобретения на аукционах, инвестиционных торгах акций предприятий, расположенных на территории Пермской области, преимущественно химического и нефтехимического комплекса – «Уралкалий», «Сильвинит», «Азот», «Нефтехимик», «Метафракс» и других по ценам, незначительно превышающим стартовые, а также приобретения акций на вторичном рынке ценных бумаг и недопущения операций по покупке акций конкурентами, используя авторитет указанных лиц среди членов различных преступных группировок. С начала 1994 года указанные лица стали периодически встречаться в кабинете Рыболовлева, где совместно и согласованно обсуждали ход акционирования, а также приобретения акций вышеуказанных предприятий».

Как минимум деловые отношения между Рыболовлевым и группой товарищей, наиболее авторитетным среди которых был Олег Ломакин (он же Прокоп), были сформированы. Это легко отследить не только по материалам уголовного дела, но и по отчетности компаний, входивших в сферу интересов группы, а также по судебной практике.

Кто послал киллера

Не все партнеры мыслили стратегически, иногда хотелось быстрых и легких денег, и это приводило к конфликтам. Например, сбытовая сеть АО «Нефтехимик» практически находилась под контролем «бандитов». Вот как это описано в обвинительном заключении:

«Ломакин О.Г., контролируя поставку и переработку сырья, реализацию продукции в АО «Нефтехимик», в соответствии с достигнутой с Рыболовлевым договоренностью о разделе акций, имел реальную возможность получать неучтенные денежные средства от своей деятельности».

То есть Прокоп, по версии обвинения, не был простым смотрящим, он фактически занимался оперативным управлением «Нефтехимиком» и получал большую часть доходов от сбыта. У Рыболовлева же был свой взгляд на перспективы развития компании. Уже получив контроль над «Уралкалием», он планировал расширить калийный бизнес за счет «Сильвинита». Крупный пакет акций как раз готовился к продаже на инвестиционном конкурсе, по условиям которого покупатель должен был вложить в развитие предприятия не менее 15 миллионов долларов. Нужна была структура с легальным денежным потоком, и «Нефтехимик» прекрасно подходил на эту роль.

Неформальное кураторство Ломакина, а также юридически оформленный договор о совместной деятельности, по которому реализация продукции «Нефтехимика» шла через торговый дом «Маркет ФД», реально начинали мешать. Это понимал и Рыболовлев, и поставленный по его инициативе на пост директора Евгений Пантелеймонов.

Летом 1995 года «Нефтехимик» несколько раз останавливался, полностью прекращая отгрузку торговому дому «Маркет ФД». А в сентябре Евгений Пантелеймонов был застрелен киллером на лестничной площадке своего дома. Дмитрий Рыболовлев рассказывал «Форбсу», что он сам был инициатором разрыва соглашения с «деловыми партнерами», прекрасно понимал, чем это было чревато, поэтому вывез в Швейцарию жену и дочь, ходил с охраной сам и предлагал ее Пантелеймонову, но тот легкомысленно отказался.

В обвинительном заключении изложена другая версия событий. Якобы Пантелеймонов убеждал Рыболовлева, что «Нефтехимику» не стоит участвовать в торгах по «Сильвиниту», потому что финансовое состояние предприятия не позволяет выполнить инвестиционную программу, а это приведет к отмене результатов торгов.

Было ли решение о разрыве отношений с «бандитами» инициативой исключительно Пантелеймонова, или оно принималось солидарно с Рыболовлевым, факт в том, что оно никак не могло понравиться Олегу Ломакину. Мотив для убийства Пантелеймонова у него был. Исполнители, Ильинов и Кирсанов, входили в устойчивую преступную группу. Был ли у Ломакина мотив для оговора Рыболовлева? Едва ли, ведь таким образом он закреплял в деле свою роль как организатора заказного убийства. Если это была сделка со следствием, то она не была зафиксирована юридически. Тем не менее Ломакин назвал Рыболовлева заказчиком. В 1996 году он был арестован. В обвинительном заключении утверждалось, что Рыболовлев приобрел и затем передал Ломакину оружие.

Ломакин давал признательные показания в мельчайших деталях. Но все изменилось после проведения очной ставки с Рыболовлевым, который не давал никаких показаний, пользуясь 51-й статьей Конституции. После этого ответы Ломакина стали уклончивыми и путаными, а потом он и вовсе стал прямо заявлять, что не причастен к убийству Пантелеймонова сам и оговорил Рыболовлева.

Иных серьезных доказательств, кроме слов Ломакина, у следствия не было. Кроме того, свидетелем защиты была вдова Пантелеймонова, директор маркетингового отдела АО «Нефтехимик». Она сказала, что муж возглавлял АО в течение 8 месяцев и отношения с Рыболовлевым были хорошими, а в 95-м Рыболовлев потерял контроль над «ФД», и деньги АО стали исчезать, и это осложнило отношения с «бандитами». Поэтому оправдательный приговор, вынесенный Рыболовлеву и устоявший в Верховном суде, выглядел логично.

На свободу из СИЗО он вышел еще раньше благодаря работе адвоката Андрея Похмелкина, брата известного депутата Владимира Похмелкина, представлявшего Пермский регион в Думе. Кроме того, о собственной уверенности в невиновности Рыболовлева публично заявил губернатор Геннадий Игумнов.

После триумфального освобождения Рыболовлев вошел в «ближний круг» Игумнова, дочь губернатора Елена Арзуманова начала работать на ответственных должностях в банке «Кредит ФД». Правда, в критический момент, когда в 2000 году подошел срок губернаторских выборов, Дмитрий Рыболовлев публично и финансово поддержал популярного мэра Перми Юрия Трутнева. Эта ставка, как мы еще увидим, у Рыболовлева сыграла.

Параллельные кривые

Впрочем, черно-белая сага о талантливом парне с красным дипломом, который избавился от опеки бандитов и стал миллиардером с чистой репутацией, тоже не вполне соответствует фактическим обстоятельствам. Никто из его бывших партнеров, за исключением Ломакина, впоследствии не имел серьезных проблем с законом. Владимир Нелюбин, к примеру, стал совладельцем «Экопромбанка», в котором обслуживался «Сильвинит», долгое время занимал кресло регионального депутата, разумеется, по линии «Единой России».

Сергей Макаров стал совладельцем «Азота», в 2004 году баллотировался на пост мэра Березников. А Сейфеддину Рустамову удалось уехать за границу, и он теперь комфортно живет вот уже больше 15 лет в американском штате Вирджиния в красивом особняке, купленном за 2,5 млн долларов в 2005 году.

Да и Олег Ломакин в 2009 году вышел на свободу и стал именоваться просто «известным пермским предпринимателем». Ведь все эти годы он сохранял третью долю в «Западно-Уральской химической компании», в которую было преобразовано то самое АОЗТ «ЛИПС». Компания, кстати, была крупнейшим акционером «Экопромбанка» до самого 2014 года, пока он не лопнул вместе с клиентскими деньгами. И вот как бывает: ответственность за это возложили на Андрея Туева, перешедшего на работу к Нелюбину из банка «Кредит ФД». Отец Туева, Александр Васильевич, был научным руководителем Дмитрия и Елены Рыболовлевых, тогда еще студентов-медиков.

В общем, современная пермская элита выварилась из одного питательного бульона, и Рыболовлев тут никакое не исключение. Он просто оказался самым жестким и самым удачливым из всех. Кстати, бывшие компаньоны за глаза называли его не Рыбой, что было бы логичным, а Чешуей. Такие уж у него деловые качества.

Полный текст статьи читайте на сайте «Новой газеты».

ТЕКСТ

оцените материал

    Поделиться

    Увидели опечатку?
    Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
    Гость
    25 окт 2016 в 12:09

    сплошные бандиты, а теперь красиво бизнесмены и депутаты)

    Митя
    26 окт 2016 в 18:27

    Ну что тут скажешь воруют ребята с размахом,так сказать, с огоньком. Такова наша система. Феодализм во всей красе.

    25 окт 2016 в 10:28

    мелко как то, размаху нет...кооперптив озеро всю страну обобрал, там трилион $ можно вернуть.. и все на месте.