20 октября воскресенье
СЕЙЧАС -7°С

«Диспансеризация и хорошее отношение к себе»: главврач Пермского онкодиспансера рассказал о том, как не заболеть раком

Поделиться

4 февраля в мире отмечается День борьбы с онкологическими заболеваниями. Рак – одна из основных причин смертности, и с каждым годом заболеваемость только растет. Главный врач Пермского краевого онкологического диспансера Олег Орлов рассказал 59.ru как связано ожирение с раком молочной железы, почему у жителей Ленинского района чаще всего диагностируют меланому и что нужно делать, чтобы не заболеть этим страшным недугом.

– Олег Алексеевич, стало ли больше онкологических заболеваний в Пермском крае?

– В мире, России и Пермском крае ситуация совершенно одинаковая. Заболеваемость растет постоянно, прирост онкологических заболеваний составляет от 3 до 5 процентов. Это мировая тенденция, и от этого никуда не деться. Меняется только структура заболеваемости. Те болезни, которые занимали ведущие места, теперь встречаются реже. А те, которые раньше занимали последние места, становятся лидерами. Например, 5-6 лет назад заболевание простаты у мужчин занимало 7-8 место среди всех злокачественных опухолей, а с прошлого года переместилось на второе место. У женщин уже много лет лидирует рак молочной железы. И пока нет никаких оснований думать, что он уступит свое первенство какому-то другому раку.

– А что происходит с уровнем смертности?

– В прошлом году мы снизили смертность от злокачественных опухолей. Если в 2015 году она была 200,3 на 100 тысяч населения, то последний показатель 2016 года 195,8. Все дело в том, что если дальше будет расти заболеваемость, будет расти и смертность. По мировым прогнозам к 2050 году смертность от сердечно-сосудистых и онкологических заболеваний сравняются. Но сегодня они отличаются в разы.

– Почему вообще растет заболеваемость онкологией?

– Население стареет. У онкологов есть такое понятие «дожить до своего рака». Раковые клетки есть у всех. Другое дело, что организм с ними справляется, убивает их, когда они еще не превратились в опухоль. Но возникают стрессовые ситуации, это может быть даже неприятность на работе, грипп или что-то еще в таком же духе, когда в организме происходит резкое снижение уровня иммунитета, и он не в состоянии защитить здорового человека от раковой клетки. Она где-то останавливается и начинает делиться. Это может тянуться годами, а потом начинается проявление опухоли.

– То есть рак возникает из-за того, что появляется много раковых клеток?

– Одна клетка начинает ускоренно делиться, и каждая последующая клетка не успевает дозреть до конца. Клетка будет абсолютно идентична с материнской, если прошел весь цикл. Если этого не произошло, клетка не совсем такая, как первичная, но это еще не рак. Потом недозревшая клетка тоже делится, и следующая клетка становится еще моложе. Это постепенное омоложение клеток в организме называется «потеря дифференцировки». В результате этого появляется такая клетка, которая на первичную вообще не похожа, она совершенно другая – и она уже раковая. Злокачественные опухоли развиваются годами. От появления раковой клетки до появления критических проявлений может пройти от 3 до 10 лет.

– В каких случаях рак неизлечим?

– На 4 стадии заболевания, когда есть связь с окружающими тканями и органами, есть отдаленные метастазы. В качестве примера могу привести опухоль легкого с прорастанием в крупные сосуды. Ни лучевую, ни химиотерапию мы провести не можем, а уж оперативного лечения тем более не показано. И лучевая терапия, и химиотерапия способствуют распаду опухоли. А если в эту опухоль разрушить, начнется распад сосуда с последующим кровотечением и мгновенной смертью. В этом случае вылечить человека нельзя, можно только максимально облегчить состояние – снять боли, повысить качество жизни.

– Много ли случаев диагностирования рака на ранней стадии?

– К счастью, таких случаев становится все больше. Могу привести статистику по раку молочной железы. В Пермском крае 72% пациенток обращаются на первой и второй стадиях, когда мы можем помочь. Но 28% по-прежнему обращаются в третьей и четвертой стадиях. Мы можем пытаться лечить рак на третьей стадии, но как правило это не приводит к полному выздоровлению. На 4 стадии максимум, что мы можем сделать – на какое-то время продлить жизнь. В среднем по всем злокачественным опухолям в Пермском крае около 60% пациентов приходят с первой и второй стадиями, а 40% – с третьей и четвертой.

– Есть ли в онкодиспансере все необходимое для лечения онкологических заболеваний?

– Да, все есть. В 2011 году мы получили от федерации более 430 миллионов рублей, и 303 миллиона вложило правительство Пермского края. На эти деньги мы полностью переоборудовали диспансер, получили самую современную технику. Это и компьютерные томографы, магнитно-резонансные томографы, оборудование для изотопного исследования, которое позволяет выявить минимальные очаги в различных органах. Сегодня у нас есть два ускорителя последнего поколения для лучевой терапии.

Что касается медикаментов, в нашем арсенале есть все необходимое, в том числе и очень дорогостоящие препараты, когда одно введение препарата обходится в 200-300 тысяч рублей. Но надо иметь в виду, что у них показания ограниченные. А некоторых методик у нас нет, но их нет и в большинстве других регионов. Например, лечение с помощью радиоактивных изотопов невозможно иметь в каждой территории, потому что это финансово бессмысленно. Затраты огромные, а потребность небольшая. Но если проводить такое лечение в каком-то одном регионе, это целесообразно.

– Тогда почему пермяки едут лечиться за границу?

– Они думают, что там их вылечат лучше. Я никогда не отговариваю, но всегда повторяю: все кончится Пермским краевым онкологическим диспансером. Я не помню, чтобы кто-то приезжал из Израиля или Германии с рекомендациями, которые противоречили тому, что мы собирались делать. Нюансы могут быть, но на глобальном уровне лечение одно и то же.

За рубежом медицина – это прежде всего бизнес, а потом уже все остальное. Там вы ногой дверь пинать не будете, никто этого не позволит. Никто не позволит вам писать жалобы в инстанции, даже внимания на это не обратит. Врач – одна из самых статусных профессий за рубежом.

– Почему до сих пор не изобрели лекарство от рака?

– Лекарства от рака не будет никогда. Рак – это не единый процесс, это множество разновидностей злокачественных новообразований, которые раком назвать уже нельзя. Например, лимфомы и саркомы – это не рак. Если раньше мы разделяли две разновидности лимфом: болезнь Ходжкина и неходжкинские лимфомы, то сегодня это уже десятки вариантов, и каждый лечится по-своему.

Сейчас происходят очень важные события в изучении биологии рака. Мы начинаем понимать генетические особенности, вопросы обмена веществ. Казалось бы, опухоль одна и та же, но в одной опухоли есть определенный ген, а в другой его нет. Они абсолютно похожи, строение тканей одно и то же, но лечить их нужно по-разному. То есть происходит все большая индивидуализация назначения тех или иных препаратов и метода лечения.

– Почему происходит так, что рак полностью излечивают, а спустя десятки лет его обнаруживают в другом органе?

– Потому что человек дожил до второго рака. А бывает и третий рак. Или бывает одновременно два рака, абсолютно никак не связанных друг с другом. К нам поступил больной с раком мочевого пузыря, мы его обследовали, провели компьютерную томографию. Начали оперировать и обнаружили рак сигмовидной кишки. Они никак не зависят друг от друга, у них разные структуры. Это разные болезни.

Метастазы – другое дело, это тот же рак, его продолжение. Чаще всего они проявляются на первом, третьем и пятом году болезни. Но метастазы могут появиться и через двадцать лет. Такие случаи – большая редкость, но они бывают. Женщине делают операцию по удалению рака молочной железы, проходит 20 лет, мы обследуем ее и обнаруживаем метастазы в легкие. При этом в молочной железе рецидива нет, и кроме поражений легких нигде ничего не обнаружено. Кажется, что метастазам неоткуда появиться, но дело в том, что раковые клетки переносятся по всему организму по венам. Раковая клетка может находиться в каком-то органе годами до определенного события, как правило стрессового. Переохлаждение, грипп могут спровоцировать рост раковых клеток и через двадцать лет. Вот что такое метастазы.

– А какие вообще факторы, кроме стресса, могут привести к онкологическому заболеванию?

– Нельзя назвать конкретную причину возникновения рака. Курение и употребление алкоголя вредны для здоровья, но однозначно сказать, что они являются причиной раковых заболеваний, нельзя. Одна из причин, почему меланом в последнее время стало больше – непривычная инсоляция, то есть нахождение на солнце. Зимой люди, которые могут себе это позволить, ездят на юг. Но наша кожа не привыкла к такому количеству солнца! В Перми меланомы чаще всего диагностируются у жителей Ленинского района.

Ожирение может привести к раку молочной железы. Казалось бы, нет никакой взаимосвязи. Но высокий уровень женских половых гормонов приводит к ускоренному делению клеток. А жир вырабатывает эстроген, который тоже является женским гормоном. Печень не справляется, а подавление эстрогенов, происходит именно в печени. И этот огромный уровень эстрогенов приводит к развитию раковой опухоли.

– Если заболеваемость растет из-за старения населения, то почему тогда раком болеют дети?

– Есть генетическая предрасположенность. Слышали про Анджелину Джоли? Она удалила молочные железы, потому что унаследовала ген BRCA1, который отвечает за предрасположенность к раку груди. Сейчас и в Перми можно определить этот ген, но такие методы, как удаление здорового органа из-за предрасположенности, радикальны. Не нужно паниковать и искать у себя болезнь. Это бессмысленное дело, потому что, как правило, там, где вы ищете, ничего не произойдет.

– Тогда что нужно делать, чтобы не заболеть?

– Рекомендация одна – полюбить себя! У нас есть мощная система государственного здравоохранения с государственными гарантиями. Существует программа диспансеризации. Поликлиники не могут привлечь людей на диспансерные обследования, а ведь это наплевательское отношение прежде всего на свое здоровье. Диспансеризация и хорошее отношение к себе – самый главный совет!

ТЕКСТ

оцените материал

    Поделиться

    Поделиться

    Увидели опечатку?
    Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
    Гость
    3 фев 2017 в 11:55

    "Существует программа диспансеризации."
    Программа отмывания денег и галочек в отчётах. Чисто формальная программа, все результаты обследования по которой никто не смотрит и они прямиком отправляются в архив.

    Гость
    3 фев 2017 в 08:14

    Все написано очень доступно и грамотно. Спасибо докторам, лечащим нас от этой страшной болезни, здоровья всем читателям.

    Петр Сергеевич
    3 фев 2017 в 13:57

    Поликлиники не могут привлечь людей на диспансерные обследования, а ведь это наплевательское отношение прежде всего на свое здоровье.

    На диспансерном обследовании мне конкретно сказали что по окологии обследование начинается с 53 лет. На приеме у терапевта на просьбу о обследовании сказали, у вас же нет характерных жалоб. Записался к онкологу в другую поликлинику, сказали нужно направление от лечащего врача, получается замкнутый круг. Целый год тыкался, мыкался с этим обследованием на онкологию - глухая стена! Прочитал в интернете, сдал несколько маркеров и томографию, вроде ничего нет, но я же не врач чтобы выявить отклонение! Уважаемая редакция, чтобы не быть голословными, опишите алгоритм для прохождения обследования на онкологию, многие бы вам были благодарны!