18 апреля четверг
СЕЙЧАС +5°С
  • 10 апреля 2019

    Быстрый доступ к комментариям в мобильной версии

    Теперь в мобильной версии пользоваться сервисом комментирования стало еще удобнее — кнопка доступа к комментариям «закреплена» внизу экрана. На ней вы можете видеть количество уже оставленных комментариев, а нажав на нее — перейти к ним и оставить свой.

    26 марта 2019

    Теперь фото с 59.RU можно запостить в соцсети

    И сделать это в два клика — открыв фотографию и нажав на кнопку с логотипом соответствующей соцсети в правом нижнем углу. Два клика — и фото у вас на странице. 

    Сейчас опция доступна в десктопной версии, в скором времени она будет работать и в мобильной.

    22 марта 2019

    59.RU стали самым цитируемым СМИ края за 2018 год

    Агентство «Медиалогия» опубликовало рейтинг цитируемости СМИ Пермского края за 2018 год. В нем 59.RU занял первую строчку. Это значит, что в 2018 году наши материалы СМИ цитировали чаще других. Мы благодарим наших коллег за доверие и обещаем и дальше добывать эксклюзивную и интересную информацию.

    Подробнее
    Еще

Андрей Агишев, бизнесмен, общественный деятель: «Мне наплевать на стихи прокурора»

Поделиться

Кажется, бурная деятельность Андрея Агишева сходит на нет. Если он и был оппозиционером, то сейчас точно им не является: входит в политсовет при Викторе Басаргине. Собирал факты о коррупции в здравоохранении, но теперь отстранился от медицины. Хотел даже создать партию федерального уровня, да отказался от этой идеи. В свободное от общественной работы время г-н Агишев ходит в суды. Напомним, виновным в незаконном предпринимательстве его все-таки признали, но дали условное наказание. Главное, за что сейчас борется бизнесмен, – признание его полной невиновности, рассказал он в интервью 59.ru.

«Теперь каждый может объясняться стихами»

– Не так давно прокурор Пермского края, отвечая на вопросы журналистов о вашем приговоре, выразился стихами. Андрей Валентинович, как вам такая форма комментария?

– Мне-то, собственно, как там и написано в стихах, наплевать. Насколько я понимаю, подготовка к этому выступлению была долгая и тщательная: поиск подходящего произведения, подходящего автора. Поэтому все это в совокупности, на мой взгляд, говорит о многом. Я даже рад, что прокурор рискнул пойти на такой шаг. У нас, слава богу, культурная столица. Все могут, так или иначе, обращаться к рифмованным вариантам своих речей. Причем сочинять самому, как показал прокурор, необязательно.

О прямых выборах
«Я считаю, проблема не в том, что нет выборов: нет такой безусловной потребности у российского человека «хочу выбирать, не могу». Как раз вся история демонстрирует, что люди готовы принимать то, что им сверху дано. И как-то, что называется, жить с этим. Ценности такой у российского человека нет, к сожалению. И может быть, от этого все наши выборы превращаются в некрасивое зрелище. Проблема в том, что нет должного контроля, и что не снимают. То есть если государь назначил, потом посмотрел, что чиновник не справляется, снял, назначил другого, то все бы были довольны».

– Вы упомянули культурную столицу. Год назад, когда появился новый губернатор, в Перми было очень много дискуссий, в том числе о культуре. Разные люди старались понять, кто мы, к чему пришли со старой властью. Как вы сейчас оцениваете все тогдашние обсуждения?

– Ну, еще до них в своем «Живом Журнале» я запускал проект «Пермь после Чиркунова». И свернул его, потому что посетители моего блога не продемонстрировали достаточной активности в обсуждении, желании что-то придумывать, менять. Получилось, что пройдя восемь лет с Чиркуновым, люди так и остались в категории потребителей, и ничего не изменилось до сих пор. Какой-то такой народной инициативы, общественного движения не случилось. Поэтому, конечно, можно упрекать Басаргина, но главный упрек, я думаю, к нам самим. Что мы-то хотим?

Взять хотя бы прямые выборы мэра. Да, усилиями отдельных энтузиастов вопрос сдвигается с мертвой точки. Начинаются обсуждения. Но это все, во-первых, из-за непрекращающегося давления на власть. А во-вторых, выглядит как подачки: давайте, пообсуждайте, подумайте. То есть власть не демонстрирует решимости, готовности запустить процесс прямых выборов мэра в обозримом будущем.

– Вы за прямые выборы не боретесь. За что тогда?

– За себя и за свое честное имя. И вместе с тем за права очень многих людей. Я осужден за незаконное предпринимательство: за то, что сдавал недвижимость в аренду и получал доход, и при этом не был зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя. Мне дали условный срок, два года. Сейчас надо пройти все необходимые процедуры: надзор в краевом суде, европейский суд, верховный, конституционный – то есть такая нудная, муторная работа. Вот ей необходимо заниматься.

«Виктор Басаргин – до сих пор на старте»

– Вы и ваша супруга часто говорите, что истинная претензия к вам со стороны прокуратуры – сотни миллионов рублей, которые якобы были у вас (из компании «Ермак») украдены. Что все это – якобы месть за то, что вы требуете вернуть деньги. Есть ли надежда получить их обратно?

– Она всегда есть. Процессы продолжаются, и результат предсказать сложно. Это опять же все долго и нудно, но работа идет. Я связываю нашу ситуацию и с уголовным делом, и с деньгами – с ситуацией в целом в стране. Есть неопределенность, и она только усугубляется: люди не имеют вектора, мечутся. Будет определенность – появится ясность и конкретно у нас.

О том, что Надежда Агишева может стать мэром Перми
«Я, естественно, против. Поскольку и жена, и мама нужна нам. Понимаем, что если вдруг пойдет (на выборы. – Прим. ред.), то мы ее потеряем на этой очень серьезной и большой работе, которую нужно проделывать мэру. Поэтому я не поддерживаю эту идею, считаю, что семье она нужней. Желания идти в мэры она не продемонстрировала, а показала скорее гражданскую активность, которую многие восприняли как желание баллотироваться».

А уголовное дело и украденные деньги действительно связаны. То есть когда люди деньги украли, они пришли ко мне и сказали: «Не надо нас преследовать, против тебя самого заведено уголовное дело. Чем больше будешь нас преследовать, тем больше тебе самому прилетит». Так оно и вышло.

– Давайте вернемся к дискуссиям, которые проходили год назад. Одна из них называлась «Точный диагноз». Как вы считаете, удалось ли его тогда поставить?

– Речь идет скорее не о диагнозе, а о том, что каждый для себя понял, кто он, что он делает и так далее. В итоге мы, к примеру, отошли от дискуссий, посвященных культуре. Мы просто сделали свой музей советского наива. Сейчас он, несмотря на свою небольшую историю, известен. Последнюю выставку просят привезти сразу в несколько городов.

– А власть, на ваш взгляд, самоопределилась?

– Отнюдь нет. И пока нет перехода от некого желания, чтобы все было хорошо и всем было хорошо, к этапу определения, постановки целей и задач и каких-то конкретных действий.

«Сейчас нет ни политики, ни опалы»

Вы являетесь и политиком, и бизнесменом. Приходилось ли вам участвовать в проектах из одной сферы, чтобы сохранить проекты в другой?

– Я, к примеру, не люблю массовое скопление людей по природе своей. Но вместе с тем я ходил и организовывал те самые декабрьские митинги позапрошлого года. Просто понимал, что это та форма, которая ну хоть что-то позволит поменять. Потом приехал Бабич (полпред президента в ПФО. Прим. ред.) и подтвердил: да, митинги свое влияние оказали. Власть их отметила как проявление негатива по отношению к действующему тогда губернатору Чиркунову. Я не люблю выступать на широкую публику, говорить какими-то лозунгами, мне это не нравится. Но вместе с тем я выходил, выступал и призывал к чему-то, переступая, перешагивая через себя.

О том, чем зарабатывает на жизнь
«Я работаю. Являюсь советником генерального директора в компании «Ермак» (где председатель совета директоров – Надежда Агишева. – Прим. ред.)».

– Это единственное, через что вы переступили?

– Ну, вы просили пример, я его назвал. Наверное, было что-то еще. Так с ходу и не вспомню.

Андрей Агишев родился в 1965 году. В 1987 году окончил электротехнический факультет Пермского политехнического института по специальности «Автоматика и телемеханика». Являлся генеральным директором ООО «Пермрегионгаз», а также депутатом Законодательного собрания.

– У вас была идея создать партию федерального уровня…

– Да. Как только вышли изменения в законодательстве, позволяющие создать партию, я с друзьями, коллегами обсудил варианты. Но мы посчитали, что нам более близка местная повестка. А на федеральном уровне проще выстроить отношения с теми партиями, которые уже представлены.

– Например, с какими?

– О конкретике речи еще не шло. У нас нет ситуации, когда необходимо задействовать партийные ресурсы. До выборов еще достаточно долго – посмотрим.

– Вас называли и опальным политиком, и успешным бизнесменом, и общественным деятелем. А кем бы назвали себя вы?

– Опальный политик – это в прошлом, потому что сейчас нет ни политики, ни опалы. Повторюсь, ни политических, ни протестных действий не собираюсь производить. Этот пласт отошел в сторону. Бизнесмен? Бизнесом давно не занимался. Есть несколько проектов, которые я веду, но привык говорить о результатах. Скорее всего, я общественный деятель, хотя и это не совсем точно.

– Почему?

– Потому что у нас нет четко выраженного общественного запроса. Мы живем в городе с ужасной экологией, но эта тема – удел нескольких городских сумасшедших. У нас странная муниципальная политика. Но людей, которые предпринимают какие-либо действия, немного. И они не обладают широкой общественной поддержкой. Выходит, общественным деятелем может стать любой. Начинаешь что-то делать и ждешь, пока к тебе подтянутся.