20 февраля среда
СЕЙЧАС -18°С
  • 18 февраля 2019

    Кнопки форматов теперь стали кликабельными

    У наших текстов есть обозначения форматов — среди них истории, репортажи, интервью, инструкции, фоторепортажи, мнения и многое другое. Теперь эти форматы кликабельны — например, если вы нажмете на формат «интервью», вы увидите все подобные материалы 59.RU. 

    Подробнее
    14 февраля 2019

    Редакция 59.RU получила «Серебряного медведя»


    Специальный журналистский приз от администрации Перми, два диплома и благодарность мы получили сегодня на церемонии награждения победителей конкурса имени Гайдара.

    Подробнее
    21 декабря 2018

    Встречайте новый 59.RU

    Сегодня мы обновили 59.RU и готовы рассказать вам все секреты.

    Подробнее
    Еще

«Здесь ничего не скрыть. Разве что здания плёнкой обернуть». Прогулка дилетанта по будущему зоопарку

Его строительство в микрорайоне Нагорный продолжается второй год

Поделиться

Так выглядит зоопарк с высоты птичьего полета

Фото: Владимир Соколов

За высоким забором, за деревьями парка Победы, за вагончиками продавцов автозапчастей и подержанных автомобилей скрывается один из самых загадочных строительных объектов в Прикамье — будущий зоопарк. Загадочный не только потому, что из-за забора ничего не видно, но и потому, что ещё не построенный зверинец уже успел обрасти самыми противоречивыми слухами и официальными заявлениями: «многочисленные нарушения технологии», «критические дефекты», отставание от графика, задержки зарплаты и бунт рабочих, «нарушения устранены», всё идёт по плану, строительство первой очереди заканчивается... И вообще, главное — это слоновник. Это всё про зоопарк. Возникает здоровое желание взглянуть на то, что там происходит, собственным — пусть абсолютно дилетантским, зато любопытным взглядом. Это и сделал журналист медиапроекта «Четвёртый сектор» Владимир Соколов для 59.ru.

Разведка с воздуха показала, что периметр здесь с прорехами. Оно и к лучшему. Во-первых, не придётся объясняться с человеком на пропускном пункте. Во-вторых, начинать всегда интереснее с задворок, постепенно приближаясь к центру событий.

Дороги зоопарка. Пока без покрытия

Видно, что тротуаров и песчаных дорожек нет. Консистенцию и толщину слоя грязи сверху оценить сложно, так же, как и глубину луж, но понятно, что вода везде. Надо надевать сапоги. Понадеявшись на свою ловкость и сообразительность, сапогами я пренебрёг. Как потом оказалось, напрасно.

Для начала надо миновать кибитки автомагазинчиков, свернуть налево и вот он — строительный объект без всяких заборов. Небольшое препятствие на границе всё же возникло. Откуда ни возьмись вынырнул коренастый мужичок со свирепым лицом и угрожающе поинтересовался, куда это я собрался идти. «Туда», — ответил я, не вдаваясь в подробности.

Видимо, именно это он и хотел услышать, чтобы разразиться матерными обещаниями страшных для меня последствий, если я сделаю хоть один шаг в направлении стройки. На вопрос,вы, собственно, кто, он уверенно заявил, что сейчас подойдёт поближе и мне всё сразу станет понятно, а бежать мне лучше начинать прямо сейчас. Судя по состоянию его обуви, к зоопарку мужчина отношения не имел. Возможно, ему просто было скучно и хотелось поговорить. Но всё ограничилось словесной перепалкой. Выражение лица «стража» внезапно смягчилось и, бросив прощальный взгляд на меня, он молча развернулся и ушёл. По-моему, в его глазах мелькнула благодарность.

На стройке совсем не видно рабочих 

А вот и первая очередь. Эх, где вы, так и не купленные резиновые сапоги до подмышек? Ладно, отступать некуда. Прошёл пару метров. Под ногами чавкает и булькает. Встал. Осматриваюсь. Привыкаю.

Ничего не происходит. Никого нет. Рабочий, между прочим, день. Время не обеденное.

Вдали всё же есть движение

Только слева, вдали, наблюдается какое-то движение и доносятся звуки работающего дизеля. Значит, люди здесь всё же есть, и будет с кем поговорить. Двигаюсь туда.

Ряд будущих ангаров

Под крышей ангара видны запасы кирпича. Не похоже, что новый. Возможно, остатки строения, которое было здесь прежде. Или привезли специально. Ну а почему бы не использовать кирпич повторно? Срок годности у него не ограничен. Подрядчик наверняка отразит это в актах выполненных работ, и зоопарк обойдётся нашему бюджету немножечко дешевле.

Под крышей ангара (которой нет) — запасы кирпича

Идти не так уж и страшно, если внимательно смотреть под ноги и не останавливаться где попало. Конечно, двигаться приходится зигзагами. Главное — чтобы направление в целом совпадало с выбранным.

Позже мы спросим, не опасно ли оставлять такие озера на объекте на зиму

Даже представить не могу, как они здесь работают. Допустим, надо поставить на эту бетонную опору колонну. Или положить плиту. И как? Наверное, рабочие освоили какие-то особые технологии строительства в сложных условиях. С использованием плавсредств. Наука не стоит на месте.

Всего несколько лет назад видел, как строят завод под Санкт-Петербургом. Там тоже всё хлюпало. Перед первой очередью строительства был «нулевой цикл». Надеюсь, правильно запомнил название. На нулевом цикле вокруг строительной площадки сделали «грунтовый замок» — чтобы воды не просачивались. Потом заменили «неправильный грунт» на песок, устроили дренаж для отвода дождевой воды, только тогда начали строить.

Говорят, есть ещё вариант со сваями. Это когда ничего такого на нулевом цикле не делается, но глубоко в землю, до самого твёрдого основания, вбивают сваи, на которых и будет держаться вся будущая конструкция. Наверное, в нашем случае всё на сваях.

Между кирпичей — сетка

Не понял, зачем в некоторых местах между кирпичей эта металлическая сетка. Интернет помог. Это армирование кирпичной кладки. Делают его там, где стена будет подвергаться большой нагрузке, а также в районах с повышенной сейсмической активностью или когда под фундаментом слабый грунт. Возможно, здесь армирование понадобилось по последней причине. Или из-за трещины в фундаменте как раз под этим местом. Она заделана монтажной пеной.

Водоемы...

... и водоемы

Вот ещё пара водоёмов. В этой части строительной площадки любая ямка или ямища заполнена водой. Представил себе, что тут будет через пару месяцев. Не выдержал, позвонил товарищу, который разбирается в строительстве больше меня, потому что сам строил дачу. Что, говорю, будет, если бетонный фундамент, затопленный водой, так и уйдёт в зиму, то есть промерзнет. Немного подумав, товарищ ответил, что ничего страшного не будет, если бетон достаточно затвердел до затопления и в нём нет трещин и отверстий.

Думаю, теперь уже никому не узнать, достаточно ли затвердел бетон до затопления и есть ли в нём трещины. Разве что промышленные водолазы-строители исследуют каждый сантиметр. Но это дорого. Время покажет — так дешевле.

На стенах видны трещины

Кое-где они замазаны бетоном

Не знаю, как там с фундаментом, но трещины на бетонных стенах есть. В некоторых местах замазаны бетонным раствором. Они тоже напитаны влагой. Наверное, к зиме подсохнут, после чего строители успеют замазать их полностью. Иначе что-то будет. Мы же помним, что при замерзании вода расширяется. От этого уникального свойства дающей жизнь влаги у нас много проблем: и переходящие в ямы трещины на асфальте, и лопнувшие водопроводные трубы, и много всего прочего. С чего бы бетонной штуковине стать исключением?

На самом деле эта бетонная дорожка изогнута дугой

На фотографии не видно, но эта бетонная дорожка изогнута дугой, с вершиной посередине. То есть, получается, рельеф каким-то образом изменился после того, как бетон застыл. Слышал я когда-то неблагозвучное слово «пучинистость». Если не ошибаюсь, это свойство грунта впитывать влагу и изменять свой объём. Если пучинистость сильная, то грунт сильно насыщается влагой, а зимой, когда промерзает, расширяется. От этой пучинистости страдают фундаменты, асфальт и вот такие бетонные дорожки. Не исключаю, что под ней, в самой середине, грунт как раз вспучинился. Или вспучился.

На кирпичной стене над фундаментом видна трещина

Созерцая этот участок сползающего грунта и трещину, заметил боковым зрением движение. Ура! Человек! Может быть, конечно, это меня арестовывать идут, зато удастся поговорить хоть с кем-то.

Однако человек не обратил на меня никакого внимания. Записал что-то в блокнот и стал удаляться в противоположную от меня сторону. Ну уж нет! Пришлось догонять.

— Добрый день!

— ...

— Привет, говорю!

— Привет. (Говорит с акцентом.)

(Делаю озабоченный вид.)

— Слушай, если эти лужи останутся на зиму, фундаменту ничего не будет?

— Ничего не будет. (Неохотно.)

— Давно работаешь?

— Год.

— Говорят, платят не вовремя, мало.

— Не, нормально платят. Но не вовремя.

— А где живешь?

— Здесь. Приехал из Казахстана. Давно здесь живу. Меня Артур зовут.

— Говорят, рабочие в основном не местные...

— Да. Потому что субподрядчики не местные. Местных (субподрядчиков) здесь вообще нет. Из рабочих — местных человек 30–50. Всего тут 150 человек работают. В основном из России.

— А ты можешь взять и уволиться в любой момент?

— Да, могу.

— Как думаешь, когда закончится строительство?

— Если так платить будут, никогда. За стройматериалы, за технику тоже плохо платят.

Тут у Артура зазвонил телефон. «Да, обещают заплатить. А что им остаётся. Если обещать не будут, никто работать не будет», — говорит Артур своему собеседнику, удаляясь от меня.

Ну вот, поговорил с живым рабочим. Двигаюсь зигзагами дальше.

Фундамент, арматура, глина

Не знаю, что это. То ли фундамент, то ли стена. Пока оно кривое и неказистое. В глине. Интернет говорит, что глина сильно пучинится. То есть при замерзании, как мы уже говорили выше, деформируется и расширяется — вспучивается. Надеюсь, под этой стеной или фундаментом не глина.

И вновь трещина

А вот ещё стена с трещиной и дырочками. Такое количество арматуры, несомненно, сделает её прочной, несмотря ни на что. Даже если она сетью трещин покроется. А если сверху хорошенько прижать тяжёлой крышей, то век простоит! Об этом тоже говорит мой богатый опыт — много раз наблюдал, как дети сооружают строения из лего-деталей. Когда всё шатко-валко, можно сверху положить тяжёлую книгу, и конструкция будет держаться. Если не шатать.

Как же здесь работают строители?

Предположим, они захотят сделать опалубку и продолжить заливать бетон. Как? Наверное, всё же придётся откачивать воду в соседний пруд, где стены уже возведены. Или долбить лёд, если внезапно наступит зима. Вообще-то, должны быть специальные технологии бетонирования в воде. Делают же как-то сваи мостов, не перекрывая при этом реки.

Вокруг по-прежнему безлюдно. Некого спросить.

Вот опять. Опять горы полужидкой глины и озёра. Как? Как (!) они здесь работают? Воображение рисует поправших законы гравитации людей в оранжевых касках. Они деловито парят в полуметре от земли, с лопатами, носилками и мешками цемента. А вот и один из них. Правда, не парит. Шлёпает по грязи, сосредоточенно глядя под ноги. И этого придётся догонять, не разбирая дороги. Последнее уже почти неважно — ноги по щиколотку в глине. Можно уже не стряхивать. Практика показала, что налипшие на ботинки комья отваливаются сами, достигнув некой критической массы.

— Привет!

— Здорова! (С недоумением рассматривает мои ноги.)

— Слушай, а тут дорог вообще нет?

— Отсюда тебе никак не выбраться. Мы только в такой обуви ходим. (Показывает на высокие грязные сапоги.) Можешь поймать вон там машину. Они тут катаются.

— А вы только это здание делаете? (Показываю на строение, из которого слышны какие-то звуки.) Больше ничего?

— Не, везде что-то понемногу делается. Там сейчас утеплитель крепим.

— Тут много стен без крыши. Всё мокрое от дождя. Ничего, если так и замёрзнет?

— Хреново. Если здания останутся на зиму без крыш, будет плохо. Крышу надо делать по-любому. Не знаю, успеют или нет к зиме.

— Говорят, платят тут неаккуратно.

—Да, это половины рабочих касается. Материалы ещё нормально возят... Тут половина рабочих постоянно меняется. Есть местные, есть из соседних регионов.

— Можешь сказать, что строите на совесть?

(Смеётся.) Брак ещё не раз проявится потом. Цель не построить как надо, а освоить эти миллиарды. Тут уже ничего не скрыть. Разве что здания чёрной плёнкой обернуть.

Да уж. Наговорят тут всякого. Ну, а где вы видели человека, довольного начальством? Однако ветер усиливается. Временами моросит дождь. Надо поискать укрытие.

Глина используется как теплоизоляция?

Интересное решение — теплоизолировать объект глиной. Или это гидроизоляция? Зато не в воде. Однако это вам не башмаки, само не отвалится. Когда-то придётся убирать и чистить стену. Возможно, силами специально обученных левитирующих сотрудников с лопатами.

Мне туда, в сторону жёлтого здания. Это оно выглядит сверху, как скобка. Где-то там и выход. По пути загляну наконец туда, откуда доносятся звуки. Пока радуюсь предусмотрительности строителей. Они, наверное, кое-что знают о физических свойствах воды, поэтому заделали трещины в бетонной стене слева монтажной пеной.

На здании уже почти есть крыша

А здесь уже почти есть крыша. Это хорошо, потому что точно пора. Если не ошибаюсь, эти белые пятна на стенах называются «маячки». Такая замазка, которую наносят на места, где возможны или уже есть трещины. Замазка быстро твердеет и если трещина увеличивается, трескается и «маячок». Вооружившись линейкой, можно определить, с какой скоростью растёт трещина, и примерно рассчитать время обрушения здания. Очень удобно.

Человек! Идёт навстречу. Здороваемся.

— Привет! А где люди? Где техника? — обращаюсь к нему без долгих предисловий. — Такое ощущение, будто приехала огромная толпа рабочих, начали строить сразу всё и везде, а потом всё бросили и уехали.

— Там все. (Показывает на источник звуков.) Людей здесь мало. Большинство работают через 33 посредника. Суб-суб-субподрядчики. Я у генподрядчика работаю. Мне нормально платят. Остальным — очень плохо. Некоторые субподрядчики даже без своего инструмента приходят. Просто людей пригоняют. Потом всю вину на этих «субчиков» и скидывают.

— Как вы тут передвигаетесь? Неужели нельзя было хоть какие-то дороги сделать?

— Главную дорогу щебнем отсыпали, но потом всё снова грязью завалили. Тут траншею копали.

— Ну и что? А ещё раз отсыпать?

— Видно же, что тут на всём экономят.

— К вам вроде бы комиссия приезжала. Много нарушений нашли. Устранили?

— Да, комиссия тут много нарушений нашла. Особенно вон на том объекте. Там субподрядчик строил, который никогда строительством не занимался. Его (здание) потом переделывали.

Подошёл еще один рабочий, прислушался, добавил:

— Да, кто напрямую работает, тому нормально платят. Остальным вообще *** [плохо].

— А то, что всё это уйдёт в зиму в таком виде, — нормально?

— Крыши можно делать и зимой. Мы-то на этом здании успеем сделать. (Показывает в сторону источника шума.) Это сам подрядчик делает, не субчики. А то, что фундаменты в лужах, — это, конечно, неправильно. Но с этим уже точно ничего не сделать. Надо же было делать водоотведение, грунтовый замок, дренаж... Ничего не сделали. Теперь так и засыплют.

Наверное, ясность мог бы внести инженерно-технический работник. Где-то читал, что они носят не оранжевые, а белые каски. Чтобы все видели издалека: вот идёт человек, который знает кому, что, где, когда и зачем делать.

К сожалению, ни одного человека в белой каске я не встретил.

Зато нашёл укрытие от ветра и дождя, который ощутимо усилился. Это здание стоит рядом с тем, где шум. На полу тоже грязь. В некоторых помещениях идёт дождь. Зато не дует. Можно посмотреть, наконец, что же происходит по соседству.

Экскаватор, предположительно, готовит подъезд

Вот экскаватор. Он не копает. Боковыми движениями ковша разгоняет в разные стороны глиняную жижу. Иногда останавливается, ждёт, пока она натечёт обратно, и снова разгоняет. Наверное, готовит подъездные пути.

Это здание строит сам подрядчик

А вот и то самое здание, которое, как сказал один из моих собеседников, «подрядчик строит сам». Отсюда и шум. Кран поднимает опалубку для колонн. Справа уже приделали утеплитель и даже почти замазали. Только кирпичная стена как будто небрежно сложена, частично из тех б/у кирпичей, что я видел в самом начале. И бетонная балка над входом как будто прогнулась. И работники без касок, что небезопасно. Впрочем, что я в этом понимаю? Работают строители. Им виднее, что и как должно быть. Пойду-ка я отсюда. Только на будущий вход в зоопарк взгляну.

Так сейчас выглядит вход в будущий зоопарк

А здесь ничего так. Даже неловко наступать своими невероятно грязными ботами на плитку, по которой скоро будут проходить тысячи детей и взрослых, чтобы посмотреть на зверушек в новом шикарном зоопарке. Ну, ничего. К тому времени оставленные мною комья глины смоет дождём.

Комментировать