22 ноября пятница
СЕЙЧАС -6°С

«Это просто небо и земля. В Афонино нас кормили три раза в неделю, а здесь ухаживают, как за детьми»

Мы съездили в знаменитый приют «Рассвет» и сравнили его с государственным домом престарелых

Поделиться

Обстановка в «Рассвете» — самая простая, деревенская

Обстановка в «Рассвете» — самая простая, деревенская

В конце 2017 года приют для пожилых и инвалидов «Рассвет», который расположен в Юсьвинском районе Коми-Пермяцкого округа, прославился на всю страну. Его организатор Валентина Овчинникова приехала на передачу «Прямой эфир» с Андреем Малаховым и попросила, чтобы в деревню, где она приютила несколько десятков бездомных, построили дорогу. После этого Афонино посетили чиновники. Помимо бездорожья в деревне, в самом приюте они обнаружили антисанитарию и отсутствие ухода за постояльцами. Часть людей рассказали, что в «Рассвете» отсутствует врачебная помощь, а пенсию у них забирает Валентина Овчинникова. Многие постояльцы попросили забрать их в государственный дом престарелых.

В ноябре 2017 года Валентина Овчинникова приехала на Первый канал, что попросить построить дорогу в Афонино. Там ее поддержал Николай Басков

В ноябре 2017 года Валентина Овчинникова приехала на Первый канал, что попросить построить дорогу в Афонино. Там ее поддержал Николай Басков

Мы решили съездить в приют и выяснить, что изменилось в «Рассвете» через год. Пообщаться удалось и с теми, кто уехал из Афонино.

Что рассказывают о «Рассвете» бывшие постояльцы?

Первый пункт нашей поездки — дом-интернат для престарелых и инвалидов в Кудымкаре. Вместе с другими клиентами здесь живут 11 человек, которые раньше были постояльцами «Рассвета».

Это Кудымкарский дом-интернат для престарелых и инвалидов. Здесь живут 11 бывших постояльцев Афонино

Это Кудымкарский дом-интернат для престарелых и инвалидов. Здесь живут 11 бывших постояльцев Афонино

— Когда их привезли, мы все просто ахнули, — призналась директор дома-интерната Лариса Уварова. — Кожа у людей была просто изъедена. На них были все три вида вшей, да так много, что они прыгали на сотрудников.

Большинство экс-афонинцев находятся в отделении интенсивного ухода. Все они — лежачие. Их мы беспокоить не стали и сразу пошли на этаж, где живут трое самых здоровых постояльцев частного приюта.

В доме престарелых чисто и очень уютно

В доме престарелых чисто и очень уютно

Двое крепких с виду мужчин — Федор Дмитриевич и Николай Леонидович — живут в одной комнате. Оба незрячие. По соседству друг с другом они жили и в Афонино. Узнав о том, что мы приехали проведать постояльцев приюта и спросить у них, как им жилось в приюте и как живется здесь, в доме-интернате, Федор Дмитриевич оживился.

В учреждение люди поступили со вшами и расчесами

В учреждение люди поступили со вшами и расчесами

— Очень хорошо тут живется, — рассказал Федор Дмитриевич. — До этого мы были в Афонино, так это просто земля и небо. Отличия можно до бесконечности перечислять. Здесь чисто, уютно, нянечки за нами ухаживают, как за маленькими детьми: и в баню водят, и в туалет водят. Нет даже таких слов, чтобы выразить благодарность сотрудникам этого интерната. Кормят нас хорошо, четыре раза в день. Даже полдник дают. Буфет тоже хороший, все можно купить: чай, кофе, квас, газводу, шоколад, пряники, конфеты разных сортов. У нас прекрасный тренажерный зал. Я хожу туда каждый день, кроме субботы и воскресенья. Сначала разминаюсь на беговой дорожке, потом иду на силовые тренажеры. Телевизоры есть, мы передачи слушаем, поэтому знаем все, что творится в России, даже курс доллара и евро сказать можем.

Федор Дмитриевич раньше жил в Афонино. В ДИПИ ему нравится гораздо больше. Он говорит, что приют и дом престарелых отличаются, как небо и земля

Федор Дмитриевич раньше жил в Афонино. В ДИПИ ему нравится гораздо больше. Он говорит, что приют и дом престарелых отличаются, как небо и земля

Об Афонино Федор Дмитриевич отзывается не так хорошо.

— Там было трехразовое питание: понедельник, среда, пятница, — вспоминает мужчина. — Деньги там за нас получали, мы их не видели. А в последнее время вши заели.

Федор Дмитриевич жил в доме вместе  еще с шестью мужчинами. По его словам, только двое из семи человек получали пенсию.

— На наши две пенсии кормили всех, — сообщил собеседник. — То же самое было и в других домах. Из 40 жителей Афонино пенсии были только у двенадцати.

В доме-интернате Федор Дмитриевич каждый день занимается на тренажерах

В доме-интернате Федор Дмитриевич каждый день занимается на тренажерах

Все остальные дохода не приносили, но работали на сенокосе, сажали картошку, ухаживали за коровами и курами, которых держит организатор приюта. Но, по словам мужчины, ни молока, ни творога, ни яиц им не давали — только кашу и овощи. Когда Федор Дмитриевич ехал в Афонино, он не знал, что попадет в такие условия.

— Я сам местный, кудымкарский, — рассказал мужчина. — Жил вместе с женщиной. Но она захотела переехать в Пермь, устроилась там на работу. Надо было меня куда-то определить, чтобы был под присмотром. Сначала сожительница позвонила в этот дом-интернат. Тут сказали, что смогут принять меня только на следующий день, но сожительница уже купила билет в Пермь на вечерний рейс, ей нужно было срочно решить вопрос. Тогда она обратилась в Афонино. Уже через час за мной приехала Валентина Павловна. Хорошо, что я в Афонино недолго был, всего четыре месяца, потому что это погибель.

Федору Дмитриевичу, когда он жил в «Рассвете», звонили близкие, но он не мог им рассказать, что ему там некомфортно.

Постояльцы дома-интерната могут играть друг с другом в бильярд

Постояльцы дома-интерната могут играть друг с другом в бильярд

— Как только я приехал, телефон у меня отобрали, — вспомнил бывший постоялец «Рассвета». — Когда я хотел поговорить с кем-то из родных, Валентина Павловна набирала номер и подносила трубку мне к лицу, в руки телефон не давала. Если я начинал говорить, что мне не нравятся условия, просил забрать меня — сразу прекращала вызов. Когда к нам в приют в первый раз приехали соцработники и предложили поехать в дом для престарелых и инвалидов, Валентина Павловна нас не отпустила, спрятала наши паспорта — ей было выгодно за нас пенсию получать. Только с помощью участкового нас сюда отправили.

Сосед Федора Дмитриевича Николай Леонидович отзывается о приюте «Рассвет» не так критично.

Николай Леонидович прожил в Афонино около шести лет. Он не
критикует приют, но говорит, что в доме-интернате кормят лучше, чем там

Николай Леонидович прожил в Афонино около шести лет. Он не критикует приют, но говорит, что в доме-интернате кормят лучше, чем там

— Мне жить негде стало, — признался Николай Леонидович. — Дочь нашла в интернете приюты в Афонино и Соликамске. Я выбрал Афонино. Дочка там не была, условия не видела, только картинки посмотрела. В «Рассвет» меня привез знакомый дочери — высадил и уехал. Меня хорошо встретили, я там лет шесть прожил. Все было нормально, я не обижаюсь. Но здесь мне больше нравится.

Анатолий Мальцев жизнью в доме престарелых не доволен.

— В Афонино, если я заболевал, лечился травами и печкой за день. Раз — и снова здоров, — заявил мужчина. — Здесь печки нет, поэтому долго болею.

Анатолий Мальцев тоже из «Рассвета». Он сбегал оттуда, но
его вернули обратно. Теперь мужчина хочет жить самостоятельно

Анатолий Мальцев тоже из «Рассвета». Он сбегал оттуда, но его вернули обратно. Теперь мужчина хочет жить самостоятельно

Нам подсказывают, что Анатолий Мальцев сбегал из Афонино, но его нашли и вернули обратно.

— Да, сбегал, — подтверждает Мальцев. — Мне на самом деле ни тут, ни там не нравится. Я хочу один жить, сам.

Как дела в «Рассвете» сейчас?

При входе в Афонино нас встретила местная жительница Света. Она сказала, что хочет уехать отсюда, но Павловна ее не пускает

При входе в Афонино нас встретила местная жительница Света. Она сказала, что хочет уехать отсюда, но Павловна ее не пускает

Чтобы проверить, как живется в «Рассвете», мы поехали в Афонино. Расстояние от Кудымкара до деревни меньше сорока километров, но ехать приходится больше часа. Проселочная дорога оказывается не слишком подходящей для легковушки. За пару километров до места назначения хорошая дорога заканчивается и начинается заснеженное поле. Дороги до приюта «Рассвет», после того как он стал известен на всю России, так и не появилось. Видно, что время от времени здесь проходят внедорожники, но путь все равно не вызывает доверия. Но делать нечего — пришлось отправиться дальше. В итоге мы добрались почти до самого приюта. Дальше пошли пешком по утоптанной тропинке.

Обитателей приюта охраняют несколько собак. Они лают на чужаков, но не кусают

Обитателей приюта охраняют несколько собак. Они лают на чужаков, но не кусают

Только выйдя из машины, заметили, что у крайнего дома, который находится на пригорке, стоит девушка. Она быстро сбегала в дом, а потом вернулась обратно, чтобы дождаться нас.

— Здрасьте! Зачем приехали? — добродушно спросила девушка по имени Светлана.

— Посмотреть, как вы тут живете, сделали ли вам дорогу, — отвечаем мы.

— А, ну пойдемте, я вас провожу к Павловне, — предложила местная жительница.

Валентина Павловна — организатор приюта и главный человек в деревне

Валентина Павловна — организатор приюта и главный человек в деревне

До дома, где находится Валентина Павловна, идем по широкой улице. Несколько домов на ней жилые, в других — стекла покрыты инеем, и видно, что не топлено, третьи — полуразрушены. По дороге Светлана рассказывает, как очутилась в Афонино.

— Сначала моя мама сюда переехала, а потом и меня сюда забрали из Майкора, — сообщила девушка. — Я хочу обратно туда, у меня там дядя, но Павловна не пускает, говорит: «Куда ты поедешь?»

Создательница приюта «Рассвет» Валентина Павловна Овчинникова встречает нас радушно и приглашает пройти в дом. Но женщина насторожена — ей не понравилось, как о ней и ее коммуне рассказали на телевидении и в других СМИ.

В этой папке — вырезки из газет и документы, подтверждающие, что Валентина Павловна никого не удерживала в приюте силой

В этой папке — вырезки из газет и документы, подтверждающие, что Валентина Павловна никого не удерживала в приюте силой

— Я подала в суд на Александра Гордона из «Мужского/Женского», которой назвал меня садисткой, обвинил в том, что я не ухаживаю за людьми, и заорал: «Пусть построит себе дорогу в ад», — возмутилась женщина.

Тут же она продемонстрировала папку, в которой целая стопа отказов в возбуждении на нее уголовных дел. В каждой бумаге от следственного отдела сказано, что Валентина Овчинникова никого не удерживала силой в своем приюте, пенсии за постояльцев получала только с их согласия и по их просьбе, опасные для жизни и здоровья услуги не оказывала.

— Опубликуйте это! Пусть знают, что я чиста как девственница! — воскликнула Валентина Павловна.

В приюте живут не только люди, но и кошки. Их здесь очень много

В приюте живут не только люди, но и кошки. Их здесь очень много

Валентина Павловна уверена, что, давая приют людям, делает доброе дело и считает, что впала в немилость властей из-за того, что рассказала о том, что к ним в Афонино нет дороги. Якобы именно после этого начались все проверки и вывоз людей из «Рассвета».

Чтобы доказать, что у нее в Афонино не голодают и живут в нормальных условиях, Валентина Павловна ведет нас по домам. Мы заходим в несколько зданий. Везде у каждого постояльца есть кровати, постельное белье. Обстановка простая, но без ужасных запахов, грязи, видимых насекомых и прочих непотребств. Обычные скромные деревенские дома.

Часть домов в деревне жилые, часть — нет

Часть домов в деревне жилые, часть — нет

— Педикулез у нас бывает, когда приезжает кто-то новенький, — призналась Овчинникова. — Но вспышки недолгие. Мы всех моем, обрабатываем, одежду сжигаем. Никакой чесотки у нас тут не было и нет, при помощи побоев отношения не выясняем. Пить у нас нельзя — сухой режим.

Никаких претензий к Валентине Павловне люди не высказывают. Говорят, что благодарны ей за то, что дала им крышу над головой.

Так жилые домики выглядят изнутри

Так жилые домики выглядят изнутри

По словам организатора приюта, афонинцы, как и прежде, живут на пенсии. Но их получают далеко не все. На почти двадцать человек доход — 55 тысяч рублей. Выживать помогает свое хозяйство. Чтобы убедить нас, что с едой в «Рассвете» проблем нет, Валентина Павловна ведет нас в пристройку домов. Там под потолком висят части туш.

Во время визита в Афонино побывать нам удалось не во всех домах. Валентина Павловна взяла инициативу в свои руки и вела нас по определенному, известному только ей маршруту. Если мы спрашивали о доме, который не входит в план, нам отвечали, что там никто не живет. Так ли это, с уверенностью утверждать мы не можем.

У каждого обитателя есть своя постель

У каждого обитателя есть своя постель

Почему люди едут в Афонино?

Сравнив частный приют в Афонино и государственный дом престарелых в Кудымкаре, мы поняли, что условия в них действительно разные. В доме-интернате больше возможностей для досуга (библиотека, тренажерный зал, занятия творчеством), постоянное наблюдение медиков, более комфортный быт. Но, судя по наличию постояльцев, «Рассвет» тоже привлекателен для людей. Почему родственники отвозят своих престарелых родителей, бабушек и дедушек именно туда, мы спросили у директора кудымкарского ДИПИ Ларисы Уваровой.

Деревня похожа на арт-объект. На домах висят портреты и таблички с именами тех, кто здесь раньше жил, местами прикреплены искусственные цветы, рядом со зданиями расставлены самовары

Деревня похожа на арт-объект. На домах висят портреты и таблички с именами тех, кто здесь раньше жил, местами прикреплены искусственные цветы, рядом со зданиями расставлены самовары

— До недавнего времени, чтобы попасть к нам, нужно было пройти медосмотр, предоставить пакет документов, — сообщила собеседница. — На это требовались силы и время. Поэтому многие предпочитали более простой вариант — «Рассвет». Там не просили и не просят никаких документов, поэтому отвезти родственников можно сразу. Но сейчас это уже не является преимуществом приюта в Афонино. Недавно у нас открылось новое отделение, куда мы принимаем всех пожилых и инвалидов, нуждающихся в крове, сами проводим им обследование, собираем все документы и потом переводим в основное отделение.

Люди благодарны, что Валентина Павловна приютила их

Люди благодарны, что Валентина Павловна приютила их

Ранее мы уже бывали в приюте в Афонино и общались с его постояльцами, сотрудниками соцслужб Коми округа, родственниками тех, кто раньше жил в приюте.

Нравится нас читать — подписывайся на наш канал в «Яндекс.Дзене». Есть новость — присылай фото и видео на почту Написать письмо или пиши нам в VK.

По теме

оцените материал

  • ЛАЙК 0
  • СМЕХ 0
  • УДИВЛЕНИЕ 0
  • ГНЕВ 0
  • ПЕЧАЛЬ 0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Гость
19 дек 2018 в 20:48

Слепой постоялец госприюта в сланцах занимается на беговой дорожке? По условиям жизни госприют, безусловно выигрывает, но дайте в Афонино малую часть того, что получает госприют и тогда сравнивайте. А Гордон не зря свою фамилию подправил, его бы заставить на 55 тысяч 20 стариков содержать, чтобы языком не молол лишнего!

Гость
20 дек 2018 в 11:21

Боже! Какой ужас этот притон...ой пардон, этот приют.
У меня дача и то комфортней и чище, чем эта изба с её мебелью. Неужели кровати и остальную мебель покрасить нельзя? Кровать , на которой лежит мужчина , как будто вымазана фекалиями. А одеяло у него какое! Век не стирано, видимо. На кухне все серое и грязное, захватанное .
Бедные люди, доживающие там свой век У всех такой несчастный вид.

Гость
20 дек 2018 в 17:51

Почему какая то непонятная бабка оказывает услуги по содержанию старых немощных людей???? Для этого нужны знания, спец. навыки, психологическая подготовка, образование наконец. Кто ей доверяет своих родителей??? И почему власти это допускают.