Пермячка отказалась от сына в роддоме, но через год забрала его. Рассказываем ее историю

Девушку испугал диагноз малыша и отсутствие поддержки от родственников

Поделиться

Мама Таня и ее сын Семён — самые близкие друг другу люди, но первые год и месяц жизни мальчика они жили не вместе

Фото: Сергей Федосеев

26-летняя Таня (имя изменено. — Прим. ред.) очень ждала сына и готовилась к его рождению. Ее не смущало ни отсутствие мужа, ни то, что ее мама была против. Но родив, написала отказ и вышла из роддома одна. Мы встретились с Таней и узнали, почему так произошло, и как спустя год и месяц ей удалось забрать маленького Семёна (имя изменено. — Прим. ред.) домой. История Тани и Сёмы — первая в нашем цикле публикаций о женщинах, которые отказались от детей или были на грани этого, но смогли исправить ошибку и стать настоящими мамами. В этом им помогли специалисты проекта «Рядом с мамой», который реализует «Дедморозим».

Сёма не был запланированным ребенком. Таня и папа Семы просто встречались, не думая о свадьбе и детях. Узнав о беременности, Таня обрадовалась, ее мужчина — испугался.

— Он не был готов к детям, поэтому отреагировал скомкано, растерялся, — вспоминает Таня. — Потом сказал, что не готов быть отцом, и самоустранился. Ребенка он ни разу не видел. Все наше общение — это редкие СМС. В последний раз он прислал сообщение, чтобы поздравить меня с Новым годом.

Сёма — незапланированный ребенок. Его папа сказал, что не готов быть родителем, но мама не сомневалась, что хочет дать ему жизнь

Сёма — незапланированный ребенок. Его папа сказал, что не готов быть родителем, но мама не сомневалась, что хочет дать ему жизнь

Мама Тани тоже не была рада беременности, просила дочку «убрать ребенка». Но Таня такой вариант не рассматривала. Она уже любила малыша и не могла избавиться от него. На маму девушка не обижалась — понимала, что так та пытается оградить ее от проблем, с которыми она может столкнуться как «одиночка».

— Несмотря на трудности, во время беременности я была счастлива и спокойна, — призналась девушка. — Первое УЗИ показало, что все хорошо. Врач предположила, что у меня мальчик. Второе УЗИ подтвердило, что проблем нет. О том, что Сёма может родиться больным, сказали только на третьем исследовании, уже в конце беременности. Врач показала, что у малыша коротенькие ручки и ножки, и сказала, что это может быть ахондроплазия — заболевание, при котором конечности не вырастают до обычной длины. Я была расстроена, но старалась не думать о плохом. До последнего надеялась, что доктор ошиблась, и ребенок родится здоровым.

Спустя пять недель после УЗИ Тане из-за высокого артериального давления сделали кесарево сечение. Сёма появился на свет на три недели раньше, чем должен был.

О том, что ее сын может быть не здоров, Таня узнала в конце беременности. После родов диагноз подтвердился

О том, что ее сын может быть не здоров, Таня узнала в конце беременности. После родов диагноз подтвердился

— Он был очень маленький — всего 46 сантиметров. Сразу было понятно, что ахондроплазия есть — ручки и ножки были очень короткими, — говорит Таня. — Сёму забрали в детскую реанимацию. Я осталась одна. «Почему это произошло со мной?», «Что мне теперь делать?» — спрашивала я себя. Понимала, что на ребенка с особенностями может потребоваться больше денег, чем на здорового, а у меня из дохода будет только небольшое пособие по уходу. Мужа не было, мама была против даже здорового ребенка… Поэтому я написала отказ от Сёмы.

К нашей беседе подключается Оксана Евнушанова — специалист службы профилактики отказов от новорожденных проекта «Рядом с мамой» фонда «Дедморозим». Оксана и ее коллеги встречаются с женщинами, решившими отказаться от детей, узнают, из-за чего они у них возникла такая мысль, и стараются помочь сделать так, чтобы ребенок остался рядом с мамой.

— «Рядом с мамой» наш проект называется сразу по нескольким причинам, — рассказывает Оксана. — Во-первых, потому что мы считаем, что каждому ребенку лучше всего быть рядом с мамой. Во-вторых, потому что понимаем, что мамы не должны оставаться со своими проблемами одни. Рядом должен быть кто-то, кто может выслушать, дать совет, оказать помощь. Хорошо, когда это делают близкие люди. Если их нет — приезжаем мы.

У Сёмы крошечные ручки и ножки, а тело нормального размера. Но это не мешает ему быть активным

У Сёмы крошечные ручки и ножки, а тело нормального размера. Но это не мешает ему быть активным

Так произошло и в случае с Таней. Оксане позвонили из роддома и сказали, что женщина хочет отказаться от особого ребенка.

— Я приехала к Тане в роддом. Мы с ней общались, она рассказывала о своей ситуации, — комментирует Оксана. — И тут она говорит «мне пора идти кормить ребенка», намекает на то, что нам пора закругляться. Это был очень хороший знак. Я поняла, что эта женщина заботится о своем сыне, переживает о его благополучии. Просто ей нужно было время, чтобы принять рождение особенного ребенка и понять, как жить дальше.

Эти маленькие ножки редко бывают спокойны — все время куда-то бегут

Эти маленькие ножки редко бывают спокойны — все время куда-то бегут

Уже через пару дней после выписки из роддома Таня и Оксана снова встретились. Тогда Таня сказала, что хочет общаться со своим сыном, знать о том, где он, что с ним.

— Таня сразу вернулась к работе, но при каждой возможности приезжала к Сёме в больницу и дом ребенка, играла с ним, обнимала, — рассказывает Оксана. — Если не могла приехать — передавала вещи и игрушки. В свободное время читала о заболевании Сёмы, общалась с мамами, дети которых имеют такой же диагноз. В результате Таня выяснила, что ахондроплазия — это не так страшно. Это физическая особенность, которая неудобна в быту: трудно садиться на стул обычной высоты, ходить по лестницам и так далее. С умственным развитием, как правило, все хорошо. В общем, мама у Сёмы была, просто она не всегда находилась рядом с ним.

Оксана из фонда «Дедморозим» — человек, который помог Тане принять своего ребенка

Оксана из фонда «Дедморозим» — человек, который помог Тане принять своего ребенка

На визиты в каждое учреждение, где находился малыш (в больницу, дом ребенка, центр помощи детям) девушке приходилось брать разрешение в отделе опеки — ребенок считался «государственным», а она ему, с точки зрения закона, была никем. Но, как говорят Оксана и Таня, чиновники и сотрудники дома ребенка всегда с пониманием относились к ситуации и не препятствовали общению матери и ребенка.

— Когда я в первый раз приехала в дом ребенка, мне сказали «Таня, имей в виду, твой ребенок уже в базе (детей-сирот. — Прим. ред.), — вспоминает девушка. — Мне стало очень страшно, что Сёму может усыновить семья, у которой нет материальных проблем, готовая принять особого ребенка. Я просила сотрудников дома ребенка: «Только никому не показывайте Сёмочку!». К счастью, они пошли мне навстречу.

Когда Сёме было примерно полгода, Таня четко осознала, что хочет забрать сына домой. Но, уйдя с работы, она бы не смогла обеспечить себя и малыша. Поэтому было решено оставить ребенка в учреждении до тех пор, пока ему не оформят инвалидность, и не начнут выплачивать пенсию.

Мама и сын относятся друг к другу с большой нежностью. Они счастливы, что наконец оказались вместе

Мама и сын относятся друг к другу с большой нежностью. Они счастливы, что наконец оказались вместе

— Такое решение мы приняли потому, что получение инвалидности — не самая простая задача. Обычно дома ребенка и центры помощи детям справляются с ней быстрее, чем родители, — объясняет Оксана. — Но даже у учреждения на это ушло много времени. Заключение удалось получить только в год и месяц.

После этого Таня отозвала свой отказ на ребенка и вновь официально стала его мамой.

— Когда я поехала за Сёмой, мама была на работе. Она вернулась поздно, когда он уже спал, — вспоминает девушка. — Постояла рядом с кроваткой, посмотрела на него, но ничего не сказала.

Таня, Сёмочка и бабушка живут вместе уже четыре месяца.

— Сейчас бабушка — лучший Сёмин друг. Она играет с ним, дарит подарки. В общем, всё хорошо. Она приняла внука, — радуется Таня.

Теперь Таня и Сёма не одни. Мама Тани приняла внука и стала для него лучшим другом

Теперь Таня и Сёма не одни. Мама Тани приняла внука и стала для него лучшим другом

— Да, да, да, — подтверждает Семён, которого держит на руках Оксана.

Бабушке было непросто свыкнуться с мыслью о том, что ее дочь стала матерью-одиночкой, что ее внук не совсем здоров, но в результате все закончилось хорошо.

— Произошла просто сногсшибательная вещь — бабушка взяла кредит, выкупила вторую комнату в квартире, где живет их семья, — восхищается Оксана. — Конечно же, она сделала это ради благополучия внука.

В следующих публикациях мы расскажем истории других семей, которые отказались от своих детей или были на грани отказа.

Подписывайся на наш канал в Telegram и читай главные новости Перми раньше всех. Есть новость — присылай фото и видео на почту Написать письмо или пиши нам в VK.

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
макс
14 фев 2019 в 16:03

На детей денег нет, а на новые ракеты и помощь Сирии есть?
Какая разница где отец - нормальное государство автоматом должно обеспечить мать и ребенка в сложной ситуации не зависимо от их статуса. Не будет детей - не будет будущего.

всех благ
14 фев 2019 в 19:31

правильно !нужно поддерживать маму -родную ...ребенку в семье родной лучше ... не нужно говорить " не та мать, что родила ,а та ,что вырастила" любить можно и не родных детей ... но с кровными мамами все ровно лучше ... сил и терпения мама в нашем бюрократическом государстве ...всем мамам . и родным семьям .

Отец троих
14 фев 2019 в 12:51

Вся любовь ребёнка к матери закладывается в первый год его жизни ! Как говорят приходит с молоком матери ...перспективы 50\50-печально всё это (((