19 сентября четверг
СЕЙЧАС +11°С

Павел Миков, детский омбудсмен: «Полсотни изнасилованных детей в Прикамье – это не статистическая погрешность!»

Поделиться

Сексуальное просвещение пермских детей возбудило общественную организацию «Всероссийское родительское сопротивление». Общественники обвиняют краевого уполномоченного по правам ребенка в разрушении традиционных российских скреп и манипуляции статистикой. Будут ли пермские школьники изучать «Правила нижнего белья», 59.ru рассказал детский омбудсмен Павел Миков.

Павел Владимирович, что это за программа по половому просвещению детей? Зачем она нужна?

– Ни о какой программе полового просвещения детей речи вообще не идет! Общественная организация, которая пытается убедить пермяков, что уполномоченный по правам детей, пытается с 1 сентября внедрить эту программу во всех школах края, не соответствует действительности. Начиная с 2000 года я веду мониторинг преступлений против половой неприкосновенности и половой свободы детей. Сегодня ситуация в Пермском крае крайне неблагоприятная.

Что это значит?

– Смотрите, за первое полугодие этого года признаны потерпевшими по таким преступлениям 56 несовершеннолетних. Это в два раза больше, чем за аналогичный период прошлого года. Это одна цифра, а вот вторая. В этом полугодии зарегистрировано 21 преступление, связанное с созданием и распространением порнографии с участием детей и подростков. А в прошлом году таких преступлений было зафиксировано всего два. И самое страшное: преступление против половой неприкосновенности подвергаются дети в любом возрасте. Самому маленькому ребенку было 3 месяца, а самой взрослой – 17 лет. Эта девочка, изнасилованная собственным отцом, не выдержав, покончила жизнь самоубийством. Большинство детей как раз пострадали от близких людей. И сегодня нас пытаются убедить, что ничего страшного в этом нет, а 56 изнасилованных детей – это статистическая погрешность! Но это же сверхцинизм!

Как уполномоченный может повлиять на ситуацию?

– В 2013 году Россия ратифицировала Европейскую конвенцию о защите детей от сексуальных злоупотреблений и сексуальной эксплуатации. В соответствие с нормами данной конвенции я предлагаю активизировать информационную работу с родителями и специалистами, а через них и детей, об опасности быть подвергнутым сексуальному насилию.

Кто этим будет заниматься?

– Этим давно занимаются система образования, социальные службы и правоохранительные органы. Еще три года назад со Следственным комитетом мы издали памятку для родителей «Если вашим детям угрожает опасность». Памятка была составлена при участии детских психологов.

Но ведь памятка была издана для родителей, а не для детей.

– Совершенно верно. Прежде всего нам необходимо обучить тех людей, которые работают с детьми, правильно выстраивать разговор с ребенком в соответствие с его возрастом и полом. Ведь сексуальному насилию могут подвергаться не только девочки, но и мальчики. Наш буклет выдержал три переиздания общим тиражом 5 тысяч экземпляров. Распространяется он на родительских собраниях в школах. На протяжении трех лет в школы выходят следователи, рассказывают об этих видах преступлениях и способах защиты от них.

Согласитесь, все-таки не дело следователя заниматься просвещением родителей.

– Да, это просто дополнительный механизм. По большому счету, ответственность за то, чтобы родители разговаривали со своими детьми, лежит на системе образования, здравоохранения и органах социальной защиты. С этого года в крае начала реализовываться государственная программа по профилактике жестокого обращения с детьми «Детство без насилия», в ней три направления.

Первое – создание специальных условий и технологий по проведению следственных действий с детьми потерпевшими сексуальное насилие и их реабилитации. В крае работают 25 сертифицированных кризисных психолога, 5 зеленых комнат, в которых в щадящих условиях проводятся следственные действия с изнасилованными детьми. Психологи сопровождают ребенка на всех этапах процесса вплоть до реабилитации.

Второе направление – предупреждение повторных преступлений сексуального характера детьми, которые они совершили в отношении своих сверстников. В силу возраста детей невозможно привлечь к уголовной ответственности. Но мы понимаем, что их психологическое состояние требует коррекции, чтобы потом они не превратились в серийных насильников. У нас разработана уникальная технология, аналогов которой в России нет. За три года программу реабилитации пройдут 90 подростков и их семей. Это важно, потому что отклонение в психосексуальном развитии идет от семьи.

Это асоциальные семьи?

– Нет, 85% таких детей из вполне благополучных семей. На начало года у нас на реабилитации находятся 15 подростков, которые подозревались в преступлениях сексуального характера в отношении других детей. Но в силу несовершеннолетия или недоказанности совершения преступления не были привлечены к ответственности.

И, наконец, третье направление программы «Детство без насилия» – повышение квалификации специалистов, работающих с детьми, и уровня информированности родителей, детей и специалистов быть подвергнутыми сексуальному насилию.

И все-таки будете ли просвещать детей?

– Целевой группой являются не дети, а взрослые. Мы исходим из основополагающего принципа: ответственность за безопасность ребенка лежит на родителе. А в рамках программы «Детство без насилия» мы будем работать со специалистами – педагогами, врачами и психологами. Мы будем обучать их тому, как надо выстраивать родительские собрания, как доверительно в домашней обстановке разговаривать с собственным ребенком. И как не быть подвергнутым насилию.

Я уже три года предлагаю нашему министерству образования обратить внимание на опыт Пензенской области. Там для общеобразовательной школы разработан сквозной курс «Семьеведение» с 1 по 11 класс. С детьми на научной основе соответственно, конечно, его возрасту разговаривают о разных проблемах.

С чем вы связываете увеличение преступлений против половой неприкосновенности детей?

– С несколькими факторами. Во-первых, большинство преступлений носят скрытый характер – ведь они совершаются в семье, а говорить о семейных проблемах не принято. Во-вторых, специалисты не владели методиками выявления таких преступлений. В-третьих, в регионе долгое время велась война между правоохранительными органами и системой здравоохранения. Медики не хотели информировать силовиков о нарушении половой неприкосновенности ребенка, ссылаясь на врачебную тайну и несогласие родителей сообщать в полицию. Но в итоге было подписано соглашение между ведомствами и сейчас механизм информирования заработал. В этом году по 28 детям информация поступила от медицинских работников: у несовершеннолетних диагностировались венерические заболевания или беременность.

Будут ли пермские школьники изучать «Правила нижнего белья», смотрите в нашем видеосюжете.

 

ТЕКСТ

оцените материал

    Поделиться

    Увидели опечатку?
    Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

    Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!