24 мая пятница
СЕЙЧАС +4°С
  • 6 мая 2019

    У нас появились страницы авторов

    На сайте появились странички постоянных авторов 59.RU. Для того, чтобы на них попасть, нужно нажать на выделенные синим цветом имя и фамилию автора под новостью или статьей. На странице есть информация о журналисте и тексты, а также контакты и страницы в соцсетях — для быстрой связи. 


    10 апреля 2019

    Быстрый доступ к комментариям в мобильной версии

    Теперь в мобильной версии пользоваться сервисом комментирования стало еще удобнее — кнопка доступа к комментариям «закреплена» внизу экрана. На ней вы можете видеть количество уже оставленных комментариев, а нажав на нее — перейти к ним и оставить свой.

    26 марта 2019

    Теперь фото с 59.RU можно запостить в соцсети

    И сделать это в два клика — открыв фотографию и нажав на кнопку с логотипом соответствующей соцсети в правом нижнем углу. Два клика — и фото у вас на странице. 

    Сейчас опция доступна в десктопной версии, в скором времени она будет работать и в мобильной.

    Еще

Михаил Якимов, директор Института транспорта: «Тариф на проезд – вещь объективная, его нельзя делать торгом политической борьбы»

Поделиться

Единая транспортная сеть Перми приведет к переполненным автобусам и увеличит время ожидания транспорта, убежден Михаил Якимов. О пермской транспортной политике, увеличении тарифа на проезд и платных парковках, директор Института транспорта рассказал в интервью 59.ru.

 

Михаил Ростиславович, вы принимали участие в разработке единой маршрутной сети Перми?

– Нет, не принимал. Но свое мнение я передал Илье Денисову (начальник Департамента дорог и транспорта администрации Перми. – Прим. редакции) и Анатолию Дашкевичу (заместитель главы администрации города Перми. – Прим. редакции).

Тогда кем был разработан документ?

– Под ним стоит подпись Дмитрия Самойлова (глава администрации Перми. – Прим. редакции), Анатолия Дашкевича, Ильи Денисова и начальника отдела анализа исполнения движения городского департамента дорог и транспорта Максима Ширинкина. Максим – мой бывший студент. У него было техническое задание – собрать пожелания всех перевозчиков, депутатов городской думы и ТОСов. Он, как смог, так и сложил все пожелания.

Среди депутатов есть перевозчики. Получается, документ учитывает, прежде всего, их интересы?

– Да, естественно, документ учитывает интересы бизнеса – тех, хочет потратить меньше денег, а с пассажиров взять как можно больше. Это противоречит тем лозунгам, с которыми депутаты избирались в представительный орган власти. Лично я бы так не смог.

– В нем заявлены две цели. Во-первых, снижение затрат городского бюджета на дотацию социальных маршрутов, которые ходят в отдаленные районы города и всегда убыточны. Во-вторых, в документе отдается приоритет электротранспорту.

К чему приведут эти нововведения?

– К уменьшению транспортной работы на 100-120 графиков. Автобусы будут полнее, а время ожидания пассажиром транспорта увеличиться. Потому что объем транспортных корреспонденций будет обслуживаться меньшим объемом транспортных средств. Так же сокращается охват транспортных маршрутов.

Несколько лет назад команда экс-губернатора пришла к выводу: «Город – для людей, улицы – для пешеходов». Вы согласны с этой идеей? Как вы думаете, если ли у сегодняшних властей понимание того, какой должна быть транспортная политика?

– Ваш вопрос нужно переадресовать представителям власти. Я лишь скажу, что на недавно прошедшем Московском урбанистическом форуме все эксперты повторяли транспортную концепцию пермского мастер-плана, которую разрабатывали голландские специалисты. Пермь – большой протяженный город. Львиную часть городского бюджета съедает поддержание существующей инфраструктуры. Если ее наращивать, то есть строить новые дороги, мосты, развязки, микрорайоны, типа Бахаревки, никаких бюджетных поступлений нам не хватит. Поэтому нужно сформулировать понятие того, что мы считаем городом. По мнению голландцев, Пермь – это то, что находится на левой стороне Камы.

А что делать с Кировским и другими отдаленными районами Перми?

– Сделать их автономными. То есть создать условие, чтобы культурно-бытовые и рекреационные корреспонденции совершались внутри этих районов. Нужно вкладывать деньги в развитие этих районов, а не в транспортную инфраструктуру, которая бы соединяла их с центром. Нужно сделать привлекательными для жизни эти районы, а после этого бизнес сам захочет развивать там торговую и развлекательную инфраструктуру. А сейчас получается, что в Кировском районе не хватает 40 тысяч рабочих мест. Почему? Потому что бизнес туда не идет – там нет нормальной инфраструктуры.

Недавно депутаты гордумы увеличили тариф на проезд с 13 до 16 рублей. Это справедливо?

– Самый большой тариф на Урале в Екатеринбурге – 24 рубля. В Соликамске он составляет 18, а в Кургане – 16 рублей. Я думаю, что для Перми 16 рублей – это мало. Повысить тариф нужно было давно. Вы посмотрите, какие у нас дорогие транспортные средства – и общественные, и индивидуальные. При этом у нас очень высокий показатель работы общественного транспорта. В Перми действует 1 миллион 100 корреспонденций, средняя длина переезда составляет 7,4 км. Одномоментно работает одна тысяча единиц подвижного состава. У нас есть разработанная методика расчета тарифа, которая учитывает затратную и приходную часть. При этом нужно знать пассажиропоток. На действующей сети он учитывается по проданным билетам. Когда мы вводим новую маршрутную сеть, мы этого сделать не можем. Мы не знаем, как распределится пассажиропоток. Мне не понятно, чем объясняется сегодняшнее увеличение тарифа. Сначала депутаты попросили новую маршрутную сеть, им администрация ее предложила. Потом депутаты повысили тариф на проезд. Но может быть тариф нужно было привязать к каким-то глобальным вещам – например, продовольственной корзины или цене на нефть? Тариф – вещь объективная, ее нельзя делать торгом политической борьбы.

– Вот если бы депутаты понизили тариф, тогда бы мы точно не увидели повышения качества перевозок пассажиров. А сейчас мы такой шанс имеем. При этом в социальном плане увеличение тарифа на три рубля, тоже не критично. Никаких социальных потрясений не произойдет.

Лично вам передвигаться по городу удобно на чем?

– На легковом автомобиле.

Почему?

– Я мало передвигаюсь по городу. Из дома на работу хожу пешком. Для культурно-бытовых или рекреационных поездок за город пользуюсь автомобилем. И в принципе, это нормальное пользование личным транспортом для всего цивилизованного мира. Я не езжу из дома на работу на автомобиле.

Когда такая точка зрения получит в России массовое распространение?

– Это вопрос к антропологам и социологам. Проблема в том, что у нас автомобиль – это по-прежнему социальный статус. Белые воротнички в Москве в метро не ездят. Люди предпочитают стоять в автомобильных пробках. Но транспортные коммуникации остаются в России единственной социальной сферой, которая лишена классовой дифференциации. Светофор – самый демократичный регулятор, он не обращает внимание на то, сколько у вас денег в кармане. Ему не важно, едет ли в машине режиссер Никита Михалков или рабочий завода. Поэтому Никите Михалкову нужен проблесковый маячок, который бы сделал его статусом выше. (Смеется.)

Сейчас городские власти обсуждают новую парковочную политику. Она должна быть демократичной?

– У пермских властей нет понимания целей и задач парковочной политики. Есть понимание того, как в части центрального планировочного района будет реализована система платного паркования в пределах уличной дорожной сети. Сейчас среднее время парковки автомобилиста в центре Перми и/или около торговых центров составляет от 120 до 180 минут. Время свыше этого лимита, автомобилист оплачивает.

А какова должна быть цель парковочной политики?

– Цель – повышение эффективности функционирования уличной дорожной сети. То есть политика не должна быть направлена на увеличение парковочных мест. Потому что у нас нет проблемы с паркованием транспорта, как в Амстердаме. Наша проблема – эффективность ее функционирования. Вот в Амстердаме она очень эффективна, там в центре города парковок нет вообще, а там, где они есть, стоят они очень дорого. Кстати, в пермском мастер-плане тоже было заложено, что для больницы, школы, торгового центра в центре города должно быть в четыре раза меньше парковочных мест, чем на периферии.

– Нет парковок – нет точки притяжения для автомобилей, а значит нет пробок и неудобств для пешеходов. Но пермские власти к этому не готовы. Юрий Уткин (вице-спикер городской думы. – Прим. ред.) на градсовете сказал: нет парковок – нет бизнеса. Но это не так. Все самые доходные и дорогие магазины в Европе находятся на пешеходных улицах.

И местные депутаты, наверняка, об этом знают...

– Конечно! В цивилизованных странах, где приятно отдыхать российским депутатам, устроено все не так. Но у нас они такого допустить не хотят. Раньше в Перми, кто первый занял парковочное место, тот мог его занимать неделю. Сейчас не получится, потому что это стало дорогим удовольствием. Зато ограничение бесплатной парковки приводит к увеличению ротации автомобилей.