Всеволод Бедерсон: «Между Сашей Грей и епископом Никоном меньше общего, чем кажется, но больше, чем хочется думать»

Очень часто приходится сталкиваться с такой точкой зрения на этот вопрос: «геи – это нехорошо, бить их, конечно, я не пойду, призывать к этому не буду, но все-таки они мне неприятны, лучше, чтобы я их не видел, а вот лесбиянки – это нормально, даже красиво и сексуально». Точка зрения, как вы понимаете, мужчины. Девушки же, по личному опыту общения на эту тему, более пластичны, среди них распространенным является мнение «геи как подружки, милые, добрые, отрытые и т. д.». Девушки, как бы ни было обидно мне, мужчине, это признавать, более современны в данной теме, что очень многие из условно «опрошенных» высказывались в пользу прямой или очень возможной бисексуальности.

И при всем этом, в массе своей российское общество, пожалуй, единодушно во мнении в отношении того, что с подачи депутата Милонова принято называть «пропагандой гомосексуализма»: гомосексуальность, конечно, плохо и противоестественно, но, если уж это есть, то пусть будет, пусть они делают, что хотят, но закрыто, не надо это поощрять, показывать всем и т. д. И, видимо, это константа. Никакие разумные, научные и околонаучные аргументы в пользу естественности «неестественного» секса и больше традиционности гомосексуальной ориентации, нежели ее гетеросексуальные формы, не могут переубедить людей. Очевидно, что пока с этим придется смириться. Это то же самое, что ярым оппонентам путинского режима глупо и безответственно списывать со счетов явную любовь «простых людей» к личности Владимира Путина. Активистам ЛГБТ-движения нельзя не принимать обозначенное и распространенное мнение.

Гомосексуалисты в современной России, как негры в США первой половины прошлого века: рабство давно отменено, их права признаны, но общественное мнение не принимает их, они по-прежнему – люди второго сорта. Разумеется, это непрямая аналогия. Всем известно, что гомосексуалисты есть среди всех слоев/классов/групп российского общества. И это не имеет большого значения, пока они публично не акцентируют свою сексуальную идентичность. Как только это происходит, все остальные идентичности человека интерпретируются через его половую ориентацию. Кстати говоря, этот механизм, что забавно, работает и в обратную сторону: если человек важен для общественного мнения, его невозможно исключить из публичного признания и принятия даже при наличии его «нетрадиционной» ориентации. Именно поэтому в отношении Петра Чайковского, Сергея Есенина, Николая Гумилева, Сергея Дягилева и других у гомофобского общественного мнения нет сложностей, просто потому, что их сексуальная идентичность интерпретируется через профессиональную состоятельность, а гомосексуальность окутывается полуправдами и недосказыванниями.

Словом, активистам движения за права ЛГБТ важно понимать и трезво оценивать ту ментальную и символическую общественную среду, в которой они ведут свою борьбу. Успешность их дела, как мне видится, имеет две составляющие: первая – «подрывная» работа, «малые дела», доказывать своему окружению (родным, друзьям, коллегам…) нормальность однополой любви, вторая – создание реального ЛГБТ-сообщества. Мартин Лютер Кинг добился победы потому, что сконструировал жесткое движение единомышленников, реальную, в хорошем смысле слова, круговую поруку, он был реальным вождем для своих масс. Наконец, достаточной победой уже будет то, что я бы назвал «сексуальным пофигизмом». Это примерно та позиция, которой я придерживаюсь в отношении гомосексуалистов сегодня: мне просто все равно, кто с кем спит, и уж тем более, мне безразлично, кто кого любит.

Можно однозначно сказать, что в жизни, конечно же, все намного сложнее. Вот, например, скандал, связанный с назначением викарным епископом Пермской епархии РПЦ Никона, обвиняемого «в содомии», и что особенно важно, сексуальном насилии, случился чрезвычайно к месту и однозначно высветил то, что мракобесов хватает с обеих сторон войны за половую свободу. Дискурс, который окружает все это обсуждение персоны Никона и его назначение в Пермь, не о том, что Никон – развратник и насильник, и даже не о его «служебном несоответствии», а о том, что он – мужеложец. Защитники гомосексуалистов здесь обвиняют (!) церковника не в преступлениях или вранье, а в том, что он – гей. Обвинение, построенное на ценности, которую они защищают. Ведь именно так строится информационный фон вокруг этой малоприятной истории с малоприятным Никоном.

Но как бы то ни было пермская «никоновщина» имеет большое знание для разговора на тему сексуального раскрепощения нашего общества. Растабуирование «запретных» тем о сексе, сексуальных практиках, сексуальных ролях и статусах, сексуальном здоровье – это все очень нужна вещь. Кроме того, что снятие тупых неловкостей с этой темы может реально качественно сказаться на половом здоровье нации, а, значит, и на ее репродуктивных возможностях, это еще сделает мозги более пластичными, более открытыми и способными к новому умственному производству. Не зря теоретик «креативного класса» Ричард Флорида говорил, что одной из ключевых характеристик людей, доминирующих в новой постиндустриальной экономике, являет абсолютная сексуальная толерантность.

Вот отсюда мы выстраивает последний мост наших рассуждений. Российская горизонталь Саши Грей, которую она уложила, проехав через страну, как и «никоновский» скандал провоцируют сексуально зажатых россиян говорить на темы, про которые принято смеяться, смущаться, грубить и пошлить. Саша Грей будучи однозначным символом сексуальной свободы нас всех объединяет, перед ней равны, как говорится, и стар, и млад, и мужчина, и женщина, и богач, и бедняк. Невольно она проблематизирует тему секса и всего того, что с ним связано, и что нуждается в общественном обсуждении (проблема насилия, сексуального здоровья, воспитания и образования, и т. д.). Оппоненты скажут: «посмотрите, вот, что он называет сексуальной свободой – разврат, распущенность, падение всех нравственных устоев». У меня есть два ответа на этот абсолютно стереотипный, зашоренный аргумент. Первый: посмотрите на Сашу Грей и втянитесь. Второй: иногда, для того, чтобы сдвинуть с мертвой точки костные общественные проблемы, требует катализатор огромной силы. Что ж, видимо, наши проблемы настолько окаменели, чтобы их расшевелить требуется эффектная провокация.

Досье на автора:

Всеволод – яркий представитель новой плеяды общественников. Друзья с добрым юмором его описывают «жизнелюб, романтик и чуть-чуть поэт». Познакомиться с нашим новым автором можно в Twitter, на его странице в FB, ВК и в блоге на платформе Lj.