Всеволод Бедерсон: «Обязательно Николай Мешков. А еще Дмитрий Смышляев и Иван Свиязев»

Все всё понимают про пермскую «особость»: у нас в политике и общественной жизни обычно свободнее и «либеральнее». «Особость» эта – в отличие от того, как принято думать – явилась не сама по себе из атмосферы или пермского геологического периода, а являет собой сложный, долгосрочный продукт по ее созданию. Пермская власть не потому не разгоняет первый попавшийся митинг каких-нибудь очередных несогласных, что «ну это ж Пермь», а потому, что здесь, в Перми, с властью постоянно работают многочисленные общественные активисты, независимые эксперты, волонтеры и просто неравнодушные.

Но Перми этой «особостью» действительно важно и нужно гордиться: не столько на всю страну, а сколько для самих себя. Потому что для нас это целая историческая традиция свободолюбия и гуманизма, и вот об этом мы обычно не помним.

«Великая пермская гуманистическая традиция» (да, пафос нагоняю специально) черпает себя из персоналий, через которые наша «особость» и проходит. При всем том, что свободолюбие и гуманизм на пермской почве оставляли и многочисленные «ссыльные», например, Михаил Сперанский, но весь кайф, что есть и свои собственные, «соль земли», герои.

К счастью, память доктора-гуманиста Граля увековечена роскошным памятником, недавно, слава богу, появился памятник просветителю Александру Попову. Нужно больше! Особого продвижения и памяти, на мой взгляд, заслуживают такие пермяки-патриоты-свободолюбы-гуманисты, как Николай Мешков, Дмитрий Смышляев, Иван Свиязев.

Мешков – Смышляев в некотором роде значат для Перми даже больше чем Татищев – де Генин или Татищев – Екатерина II. Вторая и третья пара – это государственники, которые, разумеется, имеют важное значение для появления и развития города, но они исполняли не свободную волю, они строили империю, где Пермь – лишь часть богатого гетерогенного разнообразия, крупица из пригоршни других таких крупиц. Прелесть Мешкова – Смышляева как образов-персоналий пермской «особости», во-первых, в том, что они свои, местные, почвенные, здешние, и, во-вторых, в том, что они олицетворяют свободную волю и инициативу, самостоятельность, самоуправление, благотворительность, сообщественность, низовую народную демократию, в конце концов, большой гражданский стиль.

Именно поэтому стоит очень серьезно подумать над идеей дать известной улице имя Николая Мешкова.

Досье на автора:

Всеволод – яркий представитель новой плеяды общественников. Друзья с добрым юмором его описывают «жизнелюб, романтик и чуть-чуть поэт». Познакомиться с нашим новым автором можно в Twitter, на его странице в FB, ВК и в блоге на платформе Lj.