9 декабря четверг
СЕЙЧАС -4°С

Рак под Новый год

Поделиться

Поделиться

В предвкушении Нового года всегда ждешь какого-то чуда, волшебства – так всегда и было, но не на этот раз. Предпраздничная суета – нужно запастись подарками, продуктами для праздничного стола, и вдруг… звонок из минздрава: «Срочно проходите обследование, 27 января Новосибирск вас берет на операцию». Операция предстояла мужу – протезирование коленного сустава. Ждали мы ее полтора года и вот дождались. Перечень обследований – просто огромный, и успеть все надо за три предновогодних дня, остальное – в январе, после праздников. Времени мало, поэтому мы вместе с супругом отправились за направлениями в поликлинику.

Терапевт Марина Владимировна приветливо улыбнулась, увидев нас на пороге кабинета – она бессменно отработала на нашем участке лет 40, поэтому встретила как хороших знакомых. Выписывая направления мужу, она обратилась ко мне.

– Нелля, а ты когда в последний раз у нас появлялась? Давай-ка на диспансеризацию, твой год как раз сейчас заканчивают. Хотя бы маммографию пройди и сдай анализы.

Я забрала направления и сразу отправилась на обследование. Процедура недолгая, но пройти мне пришлось ее дважды. Что-то насторожило специалистов, и они отправили меня со снимками к онкологу.

– Приходите 20 января, откусим, – задумчиво произнес доктор, разглядывая мой снимок.

– Что откусим? – недоумевая произнесла я.

– Грудь. У вас рак, – заявил он, а у меня в этот момент просто подкосились ноги.

– Что, всю грудь удалять?

– Всю, – не глядя на меня и что-то записывая в карте, подтвердил он.

Мысли смешались: рак, операция, смерть… Стоп! 27 января я должна быть в Новосибирске, я не отправлю мужа одного. Какая операция?! Нет, это не может быть рак…

– Я не могу двадцатого, я уезжаю, – опомнилась я.

– Ну, приходите когда вернетесь, – произнес доктор, протягивая карту.

Вот вам и Новый год. Может он вообще для меня последний, думала я, а слезы сами по себе катились из глаз. Нужно было собраться: если я скажу мужу, он не поедет на операцию, а ведь так ждал ее. Колено, поврежденное еще в молодости во время игры в хоккей, отказывалось работать, и с каждым днем ему все тяжелей давалось ходить, вот и батажок отца в ход пошел. Нет, надо ехать.

Вытерла слезы и снова пошла к терапевту.

– Нелля, опухоль небольшая, не волнуйся. Но не тяни: лучше удалить сейчас, пока нет метастазов, – предупредила доктор.

Выйдя из кабинета, я твердо решила никому ничего пока не говорить: Новый год на носу, а тут я со своими «новостями». Нет, сделаем операцию, потом все буду решать. С этой мыслью прошли новогодние праздники – гнет болезни никак не оставлял в покое.

Уже в Новосибирске, когда операция была позади, я призналась в своей болезни средней дочери. Она настояла, чтобы мы поехали в частную клинику и сдали анализ из самой опухоли. Материал брали под контролем УЗИ, и через несколько дней мы забрали результат, но на прием к врачу уже не попали – днем уходил наш поезд. Вернувшись домой, я пошла в поликлинику, но онколога не застала – он был на больничном. Знакомых врачей, которые могли бы расшифровать результат, тоже не оказалось. Страшных слов, вроде «карциномы» и других, там не значилось. В общем, я немного успокоилась и направила все свои усилия на реабилитацию мужа после операции. Со здоровьем у него возникли кое-какие сложности, и их надо было решать.

Вернулась к своей проблеме уже в мае. Сделала повторно маммографию и пошла со снимком к терапевту, так как единственный в поликлинике онколог снова был то ли в отпуске, то ли на учебе. Опухоль как будто немного расплылась, и она решила уже не ждать, а направить меня в онкодиспансер. В онкодиспансере меня отправили на повторную биопсию, потом на исследование в ПЭТ-центре, чтобы посмотреть реальную распространенность процесса. В итоге все же подтвердили онкологию, но успокоили, что стадия первая. Назначили операцию.

Вот тут начались сомнения. Маммолог в поликлинике диспансера сказала, что в моем возрасте (а мне уже 75) грудь сохранять не станут, скорее всего, удалят радикально (в общем-то мой онколог меня к этому уже подготовил еще на первом приеме). На вопросы о дальнейшем лечении она ответила, что все будут решать врачи в стационаре. «Останусь без груди, а после химии еще и без волос, подорву здоровье... Зачем все это? Может уже оставить все как есть?» – думала я, но стоило мне заикнуться об отказе от операции, как близкие в один голос стали убеждать, что это необходимо. Еще две недели сомнений, анализов, но в назначенный день, хоть и в очень подавленном настроении, я все же приехала на госпитализацию.

Посмотрев результаты анализов, врач сказала:

– Можем удалить грудь полностью или частично – решайте сами.

– А химию нужно будет?

– Не обязательно, – спокойно ответила врач.

У меня прямо от сердца отлегло – все, чего я боялась больше всего (химии и остаться без груди), удалось избежать.

Конечно, не скажу, что я легко отделалась – после операции был длительный восстановительный период, небольшие проблемы со здоровьем – все-таки, как говорят врачи, возраст. Но сейчас, спустя несколько месяцев, жизнь уже вернулась в привычное русло. Позади перевязки и компрессы, впереди активная жизнь: тренировки в группе здоровья, внуки и правнуки, весной-летом – сад. А предстоящий Новый год… я точно буду встречать с иным настроением, чем в прошлом – с огромной благодарностью всем врачам: и тем, кто помог выявить мой недуг на самой ранней стадии, и тем, кто помогал с ним справиться. И, конечно, с надеждой, что больше онкология в мою жизнь никогда не вернется. Пусть это будет моим маленьким чудом.

Комментарий специалиста

Говорит маммолог-онколог Олег Терешин: «Раннее выявление опухолей молочной железы основано, прежде всего, на внимательном отношении женщины к себе. Что-то обнаружив, не нужно самостоятельно думать, как это интерпретировать, а пойти к врачу и спросить. Пойти нужно к врачу первичного контакта – это не онколог, это гинеколог. Кроме того, начиная с сорока лет, появляется целесообразность, а после 45 лет, я считаю, это обязанность, раз в два года проходить маммографию – рентгеновский снимок молочных желез. Даже при абсолютной норме, если ничего не беспокоит и все хорошо – снимки молочной железы делать необходимо.

Большинство работающих женщин проходят этот скрининг в составе организованных групп, но бывает и так, что женщина не работает или уже находится на пенсии – централизованно на обследование их никто не отправит. Поэтому каждая женщина должна знать, что ей необходимо самостоятельно регулярно проходить маммографию. Никаких сложностей с выполнением этого обследования нет, направление на него может написать любой врач – участковый терапевт, хирург или гинеколог.

Стоит также помнить, что внимание к себе не зависит от возраста. Самой молодой пациентке нашего отделения едва исполнилось 20. Методики самоосмотров сейчас доступны в Интернете, и их обязательно проводить каждый месяц с молодых лет. Также целесообразно обследовать молочные железы с помощью УЗИ, так как для молодых женщин не применим маммографический скрининг. Главное – понимать, что на ранней стадии шансы на полное излечение опухоли молочной железы выше в разы».

От редакции
Хотим еще раз напомнить нашим читателям, что в России второй год подряд проводится всеобщая диспансеризация населения. Целью обследования является выявление таких серьезных заболеваний, как онкология, сахарный диабет, болезни сердца и сосудов. До конца 2014 года еще есть возможность провести скрининг здоровья у граждан 1993, 1990, 1987, 1984, 1981, 1978, 1975, 1972, 1969, 1966, 1963, 1960, 1957, 1954, 1951, 1948, 1945, 1942, 1939, 1936, 1933, 1930, 1927, 1924, 1921, 1918, 1915 годов рождения. Не стоит упускать шанс выявить болезнь на ранней стадии!

Нелля СИМОНОВА

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Перми? Подпишись на нашу почтовую рассылку