16 июля вторник
СЕЙЧАС +17°С
  • 6 июля 2019

    Журналистка 59.RU выиграла конкурс

    Наша журналистка Вероника Свизева получила почётную грамоту (за первое место в своей номинации, между прочим!) в журналистском конкурсе, который проводит Общественная палата РФ. Отмеченный грамотой материал — о жительницах «кризисной квартиры», где живут женщины, недавно освободившиеся из тюрьмы. 

    Подробнее
    5 июля 2019

    У наших комментариев теперь больше возможностей

    Мы добавили к функции комментирования на нашем сайте две новые «фишки» — теперь вы можете скрывать комментарии, которые вам не нравятся, а также репостить к себе в соцсети то, что вам нравится. Для того, чтобы репостнуть комментарий, нужно нажать на три точки под ним и выбрать соцсеть.

    3 июля 2019

    У нас появился раздел «Мнения»

    Теперь найти мнения различных экспертов по той или иной теме на нашем сайте стало проще — последние три из них выводятся на любой странице сайта справа. А нажав на кликабельное слово «Мнения» вы попадете в сам раздел. Вы тоже хотите о чем-то высказаться? Тогда пишите нам на почту 59@rugion.ru

    Еще

«Анализируем это»: вступать ли родителям в конфликт со школой из-за ребенка

Поделиться

Мария Наймушина

Портал 59.ru запускает новый проект «Анализируем это»: вместе с пермскими психологами мы будем искать выход из непростых жизненных ситуаций. В первой серии мы поговорим о детях и родителях. Пермяков потрясли две истории: девочки из Добрянки, которая учится в классе одна, и пермского мальчика, который вынужденно учится дома – без реакции Манту его не пускают в школу. У этих историй есть одно общее: мамы детей конфликтуют с администрацией школы. Как это может повлиять на детей в будущем, 59.ru рассказала психолог Мария Наймушина.

– Конфликт родителей с администрацией школы – явление распространенное. Но после таких историй бывают последствия. Стоит ли вообще затевать ссору?

– Безусловно, конфликты оказывают влияние на детей. Только они бывают разными. Родители – это люди, которые действительно заинтересованы в благополучии своего ребенка. Конфликтовать имеет смысл тогда, когда ситуация такова, что требует защиты ребенка. Многие это право не реализуют. К примеру, директор сказал, что нельзя обращаться в полицию, если ребенка избили, потому что всем будет хуже – и есть родители, которые действительно не обращаются. Результаты таких конфликтов могут положительно влиять на детей. Родители показывают на своем примере, как можно отстаивать права. Но случается и так, что родители в конфликте с администрацией школы руководствуются иными мотивами – например, просто выясняют личные отношения.

И как определить, когда нужно вступиться за интересы своего ребенка, а когда – пойти на компромисс?

– Думаю, родители перед тем, как пойти на конфликт, должны спросить себя: а в чьих интересах я это делаю? Тут велика вероятность себя обмануть, так что потребуется кто-то третий. Взаимоотношение ребенка со школой – малая часть жизни. Все остальное время ребенок проводит в семье, с родителями. Смотрит на них, учится у них.

Есть гиперопекающие родители – это люди, которые частично потеряли связь с реальностью, которые не видят истинных потребностей ребенка. Либо они постоянно живут в страхе, либо просто не имеют навыков воспитания. Конфликты они используют, чтобы удовлетворить свои потребности, а ребенка считают продолжением себя. Такие ситуации могут доходить до крайностей: гиперопекающий родитель не заинтересован отпускать ребенка когда-либо, давать ему право выбора и возможность отделиться, став взрослым. Такая «гиперопекающая» связь может закончится только по инициативе одной из сторон, и почти всегда это не родители.

Параллельно нужно говорить ребенку о том, что родитель предпринимает те или иные действия для того, чтобы неприятная ситуация закончилась, что он намерен защищать ребенка и его интересы и что они на одной стороне. Также важно соблюдать границы ответственности и не пытаться за счет ребенка или с его помощью решать взрослые вопросы. Любые виды подлогов, шантажа, обмана – это возложение на ребенка непомерного груза ответственности, что впоследствии может привести к потере его доверия.

– То есть до совершеннолетия ребенок – заложник такой ситуации?

– Да. Но у детей очень пластичная психика – часто они способны выдержать то, на что не способны многие взрослые.

– Что больше детей калечило – школа или родители?

– Покалечить ребенка может как семья, так и школа. «Прививка» от различных психологических травм – открытые и доверительные отношения с родителями или другими значимыми взрослыми.

А если из-за конфликта учителя и родителя началась травля ученика?

– Травля в детском коллективе возникает только тогда, когда окружающие детей взрослые позволяют себе пользоваться силой в достижении своих целей. В школах, где в коллективе педагогов царит взаимопонимание и поддержка, травли нет. Дети усваивают модели поведения взрослых. Ответственность за начало травли лежит и на них тоже. И только взрослый может положить ей конец, поскольку ребенок в одиночку не может противостоять групповому давлению. Нельзя ждать, пока дети разберутся сами. Нужно говорить о проблеме, обращаться к психологам.

В России профилактика буллинга (травли. – Прим. ред.) активно начала вводиться недавно. Пока что психологу приходится объяснять учителям признаки травли. Буллинг – болезнь коллектива. Убрав ребенка из коллектива, проблема не решится. Очень много раз я сталкивалась с тем, что школа пытается «выжить» ребенка, которого травят. Если это происходит, через два-три месяца в учебном заведении появляется новый изгой. Была в моей практике такая ситуация: лидер класса, который ранее травил переведенного в другую школу ребенка, сломал себе ногу и вернулся с больничного в гипсе, после чего сам стал следующим «изгоем» в этом классе.

– Многие взрослые считают, что дети должны сами разбираться в своих проблемах...

– Это еще одно утверждение из разряда мифов о том, что жестокость – это неотъемлемая часть детских отношений. Аналогичный миф: сына забивают на школьном дворе, а отец не спешит вмешиваться – мол, «какой из него мужик вырастет, если он сейчас не может с ребятами разобраться?». А будущему мужику в этот момент почки отбивают. После такого дети вообще начинают всех бояться. От того, как ребенок научится вести себя в таких ситуация, будет зависеть его дальнейшая жизнь. Очень важно, чтобы взрослые смогли направить его. Детей, получивших психологические травмы от травли в школе, тяжело восстанавливать. Иногда учителя склонны игнорировать эти вещи, потому что это ответственность, это страшно, когда в твоем коллективе ребенка так травмируют.

В каких школах процветает травля – в менее статусных или элитных?

– Ни одна школа не застрахована от травли. Ситуации возникают там, где есть социальное расслоение коллектива или где одни ребята позиционируют себя более продвинутыми. В «элитных школах» чаще возникают ситуации, при которых родителям изгоя предлагают перевести ребенка в другую школу. Ко мне часто приходили родители, которые рассказывали, как директор предлагала им «забрать их Василия, потому что на его место претендует двадцать учеников». Тут ни о каком психологическом здоровье коллектива речи идти не может.

– Мальчик, которого не пускают в школу без Манту, сейчас учится дома. Это негативно скажется на его социализации?

– Нельзя однозначно заключить, будет ли домашнее обучение однозначным добром или злом. Класс – это искусственно созданный коллектив из детей одинакового возраста, но разного уровня развития и разными интересами, которых запирают на 11 лет в одном кабинете. Бывает, что все пазлы складываются – у ребенка есть любимые предметы и он дружит с ребятами. То есть присутствует самая главная составляющая – ему интересно в школе. Многие родители, которые переводят ребят на домашнее обучение, чаще всего руководствуются тем, что их чадо попросту теряет там время. Вместо любимых предметов изучает то, что ему не нравится. Ничего не мешает ребенку тратить вместо шести часов два, но с большей пользой, а остальное время распределить на кружки, секции и общение с теми людьми, с которыми им действительно нравится общаться – переходя на такою форму обучения они не теряют связи с внешним миром. Решение – в руках родителей и во многом зависит от уровня их внутренней свободы, веры в себя и свои силы.

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Гость
21 дек 2016 в 09:10

Из интервью понятно, что данный психолог не на стороне детей.

Гость
21 дек 2016 в 09:26

Какие- то чересчур громкие слова: "Пермяков потрясли две истории...", про мам, из- за своих амбиций не могущих найти контакт ни с педагогами ни с другими родителями. Меня лично задело не это, в конце концов каждый выбирает сам свою судьбу: кто- то умрет от Боярышника, а кто- то планирует своему ребёнку ту же судьбу из- за смертельной болезни. Это их выбор. Но они не вправе ставить под угрозу здоровье других детей в школе, хотя настойчиво этого добиваются. Ну и собственно правовой нигилизм возмущает: По правилам нельзя, но если я хочу, значит можно))

Гость
21 дек 2016 в 10:22

В правилах школьных учреждений стоит пункт, что ребёнок может посещать школу при наличии всех прививок, что в это криминального. Если дама живёт по принципу, а я не хочу. Тогда пусть и дорогу переходит на красный сигнал светофора.