20 марта среда
СЕЙЧАС -4°С
  • 11 марта 2019

    Мы обновили мобильное приложение для iPhone

    Вслед за сменой дизайна сайта и его мобильной версии мы изменили дизайн мобильного приложения для iPhone — теперь оно выглядит как мобильная версия, но с небольшими «фишками».

    Подробнее
    28 февраля 2019

    Мы сделали кнопку «Наверх»

    Теперь, если вы ушли вниз любой страницы нашего сайта, вы можете вернуться наверх не с помощью скролла, а легким нажатием на специальную кнопку с голубой стрелкой. Она появляется в правом нижнем углу страницы, как только вы начинаете скроллить вниз. 

    18 февраля 2019

    Кнопки форматов теперь стали кликабельными

    У наших текстов есть обозначения форматов — среди них истории, репортажи, интервью, инструкции, фоторепортажи, мнения и многое другое. Теперь эти форматы кликабельны — например, если вы нажмете на формат «интервью», вы увидите все подобные материалы 59.RU. 

    Подробнее
    Еще

«Мы будем не нужны». Санитарок соликамского санатория хотят сократить в третий раз. Так ли это?

Медперсонал уже год решает «рабочие» вопросы: с невыплатами, дополнительной работой и судами

Поделиться

Санитарки детского санатория уже два раза получали трудовые книжки на руки. Чтобы спокойно работать, им приходится ходить по судам

Фото: Архив 59.ru

Ещё год назад санитарки соликамского детского туберкулезного санатория пожаловались на то, что, по их словам, им периодически не платят зарплату, зато систематически сокращают сотрудников. Дважды за год они выигрывали суды, заручившись поддержкой юристов и общественников. Сейчас ожидают третьего удара. Мы пообщались с самими санитарками, правозащитниками и руководством санатория. И написали полную историю этой проблемы.

О том, что в санатории что-то пошло не так, решил рассказать лидер общественной организации «Здоровье нации» и член общественного Народного фронта Дмитрий Омутных. Общественник организовал в Перми пресс-конференцию по теме здравоохранения. Пригласил журналистов и «пострадавших» героинь этой истории.

Дмитрий Омутных и три санитарки «Росинки», которые не согласились с оптимизацией, проведенной руководством. В суде женщины были дважды. Но это пока

Фото: Наталья Пальникова

— В феврале ко мне обратились несколько санитарок санатория «Росинка». Они пожаловались на то, что получили уведомление о сокращении и о переводе в уборщицы с 9 февраля 2018 года, — рассказал журналистам 59.ru Дмитрий Омутных. — Я обратился в Минздрав — сказали, что это была оптимизация. Меня как врача это не устроило, потому что я знаю, что такое труд уборщиц и труд санитарок. На встрече я предупредил сотрудниц учреждения, что если они подпишут документ, то потом возразить будет нечего, но они боялись, что не найдут работу.

Речь об оптимизации, которую проводят по инициативе министра здравоохранения Пермского края. Суть: разделение обязанностей медиков и работников, занимающихся хозяйством. Для этого создали новую должность — младшая медицинская сестра по уходу за больными. И теперь пермских санитаров либо переучивают на младших медсестер, либо понижают до уборщиц и предлагают другие открытые вакансии. Причина сокращения: обязанности санитарок в каждом медучреждении разные. А чтобы быть младшей медсестрой, не у всех есть необходимые умения.

В Минздраве тогда отмечали: руководство каждой больницы само принимает решение — увольнять или переучивать.

— Зарплата меньше не станет, и должности санитаров не ликвидируются полностью. Они останутся там, где требуются, — ранее пояснили 59.ru в Минздраве. — В отделениях хирургического профиля, интенсивной терапии, неврологии. Каждый перевод на другую ставку рассматривается индивидуально.

В случае с соликамским санаторием, по словам Омутных, оптимизация коснулась 25 медработников, 20 из которых согласились переквалифицироваться в уборщиц, а пять решили «бороться».

Какая она — оптимизация?

О работе подробно рассказала палатная санитарка Регина Кудымова, мать троих несовершеннолетних детей. Её сократили, но получилось это не сразу. Рассказываем, почему.

Всё началось ещё в октябре 2017 года, тогда главный врач санатория объявила об оптимизации — по сути о сокращении. Тогда всем причастным — это касалось санитаров — выдали уведомления. Как объясняет Регина, те пять человек, которые решили восстановить справедливость, более молодые, написали коллективную жалобу в профсоюз, краевой Минздрав и Народный фронт.

— После жалоб организовали встречу с министром здравоохранения, — вспоминает Дмитрий Омутных. — Там присутствовали и санитарки. Тогда им сказали «вы нам не нужны», а я сообщил, что мы идём в суд. Профсоюзы встали на сторону руководства.

И «оставшиеся» подали иски в суд. По словам санитарок, там подтвердили, что основания для сокращения фиктивны, потому что среди уволенных были мамы. Так, одному из детей Регины на момент уведомления о сокращении ещё не исполнилось трёх лет.

Копии этих документов правозащитник Дмитрий Омутных выложил у себя на личной странице в «Фейсбуке» с подписью «Прокуратура г. Соликамска встала на защиту повторно уволенной санитарки детского туберкулёзного санатория "Росинка"».
Фото 1: Дмитрий Омутных/Facebook.com

— В итоге нас уволили через полгода, в феврале. Двое из нас смирились и перевелись в уборщицы — не было выбора. А я в апреле выиграла суд, — рассказывает санитарка «Росинки» Регина. — В мае меня восстановили. Проработала недолго, в этом же месяце меня снова сократили. Вышла на ту же работу только в августе.

«Лишнего персонала там нет»

Руководство же больницы сообщает, что сокращение проводилось один раз — в феврале 2018 года. А с определенными сотрудниками просто возникли «индивидуальные трудовые споры», которые решались в судебном порядке.

— Сокращения проводились, чтобы усовершенствовать организационную структуру учреждения и эффективно использовать кадровый состав, — пояснила 59.ru главврач туберкулезного санатория «Росинка» Анна Пономарёва.

По словам главврача, сейчас санаторий готовят к присоединению к клиническому фтизиопульмонологическому медицинскому центру, по-другому — тубдиспансеру, а в больнице ходят разговоры о том, что вряд ли новое руководство оставит санитарок из Соликамска.

В краевом туберкулезном центре информацию о присоединении подтвердили, но о сокращениях — нет.

— Да, санаторий войдет в состав туберкулезного центра как филиал. «Росинка» будет как реабилитационное отделение, — объяснил 59.ru замглавврача по педиатрии краевого туберкулёзного центра Александр Шурыгин. — Функции будут те же самые — санаторно-курортные. А сокращение никакое не планируется, лишнего персонала там нет. Цель присоединения — улучшение условий обследования пациентов, находящихся в санатории. Отпадает проблема лабораторных исследований. У нас в Березниках и Соликамске есть клинические лаборатории, где будут проводиться анализы.

Санитарки рассказали, что суды работники «Росинки» выдержали благодаря коллективной поддержке. Все пять человек, которых сокращали, каждый раз ходили друг к другу на заседания. Также женщин поддерживали юристы и общественники.

Кстати, ещё одного заседания по вопросу сокращения никто не исключает, по словам правозащитников, санитарок хотят уволить ещё раз. Это будет третий.

Палатная санитарка Регина Кудымова (слева) на пресс-конференции в Перми по теме здравоохранения

«Денег нет»

После второго выигранного суда некоторые работники стали недополучать зарплату. Причина — в больнице нет денег. Однако, по словам активистки, на суде юрист предоставлял данные, что якобы медучреждению выделили на два миллиона больше, чем обычно.

— По дорожной карте мы ни разу денег не видели, — поделилась Кудымова. — По этому поводу мы написали в прокуратуру, в трудовую инспекцию, собираемся отправить жалобу в Москву. Но нам, главное, врач говорит, что денег нет. Мол, не будем получать зарплату, которую должны. Получаем, как по МРОТу, даже меньше.

Предупреждая вопросы читателей, спрашиваем, почему санитарки не меняют работу. Сами медработницы считают, что работа в Соликамске есть и найти её несложно, но их смущает «текучка» кадров — «возможно, там тоже не платят». В общем, сотрудники «Росинки» не видят смысла менять шило на мыло.

— В суде нам удалось не только отстоять должности, но и добиться шикарной компенсации в виде 40 тысяч рублей, — добавляет к вопросу о зарплатах Омутных.

А вот у руководства больницы по поводу выплат совершенно другая информация. Говорят, что таких ситуаций не возникало и всегда платили регулярно, в сроки, установленные коллективным договором.

— Финансовые средства на выплату заработной платы в 2018 году предусмотрены планом финансово-хозяйственной деятельности учреждения в полном объеме, прокомментировала ситуацию главврач санатория. — Отсутствия средств на выплату заработной платы не предвидится. А дополнительных средств учреждению не выделялось.

Детский туберкулёзный диспансер в Соликамске

Фото: tubdisp.medicalperm.ru

«Договоры задним числом»

У некоторых сотрудников «Росинки» есть ещё один повод для недовольства — руководство просит подписывать документы, что называется, задним числом. Уборщицам предлагают подписать дополнительные соглашения на выполнение чужих работ. Например, по таким документам уборщицы должны ухаживать за детьми: кормить их, сопровождать, встречать, одевать, помогать воспитателю и медику.

У уборщиц, подписавших допсоглашение, не было дополнительного отпуска, что называется, «за вредность». Он полагается работникам, которые находятся в условиях труда, признанных вредными или опасными. В основном такое бывает у врачей.

Бывало и наоборот — санитаркам давали соглашения, где указан функционал уборщицы. Они их подписывали, отрабатывали, но денег не видели, пояснила журналистам Кудымова.

— Когда меня в августе, после судов, восстановили в «Росинке», то работы по профилю для меня не оказалось, — рассказала 59.ru Регина. — Мне пришлось мыть стационар, стирать шторы и многое другое. Я делала это одна. А ещё, получается, я работала медсестрой, хотя у меня нет корочек. Сопровождала детей в процедурные кабинеты на забор анализов и прочее… И получила я за это четыре тысячи рублей.

С вопросом «почему так?» Регина пошла в бухгалтерию. Там девушке объяснили, что за весь год вычли подоходный налог. Мол, все судебные издержки «съели» зарплату, говорит санитарка. В прокуратуре девушке на этот счёт ответили, что организация не имела права так делать, должны были заплатить хотя бы прожиточный минимум. Сейчас органы проводят проверку.

— На собраниях нас прямо заставляли подписывать всякие дополнительные документы, не выпускали в это время из кабинета, — поделилась санитарка. — Мы ревели, просили нас оставить на старых должностях. В подтверждение есть аудио. Я его носила в суд.

В общем-то снимать и записывать Регине приходилось не только на собраниях. Говорит, это помогает себя хоть как-то обезопасить. Из-за этого, по словам девушки, её коллеги начали следить за ней и всё докладывать главному врачу, сообщила она. Но давление продлилось недолго. Как только коллеги узнали об общении Регины с журналистами, по её словам, все стали очень вежливы.

— Сейчас решается вопрос не только с пятью соликамскими санитарками. Сокращения идут по всему городу! Для того, чтобы закрыть вопрос по выполнению условий по заработной плате, а это увеличение суммы в два раза, нужно где-то деньги взять, а взять их негде. Больницы больше получать не стали, поэтому они и идут по пути сокращений младшего медперсонала.

Общественники намерены и дальше отстаивать права санитарок на уровне центрального штаба, Народного фронта, национальной медицинской палаты.

Например, 10 октября, прошли слушания в суде по апелляционной жалобе руководства санатория. Об этом на свой странице в фэйсбуке сообщил правозащитник Омутных. По его словам, суд поддержал их в возражениях на жалобу, а администрации «Росинки» отказал в требованиях.

От руководства, к слову, появилась актуальная информация — в санатории сейчас работают четыре санитарки, пока их сокращать никто не собирается.

Подобная оптимизация прошла недавно в музыкальном колледже.