20 октября воскресенье
СЕЙЧАС +1°С

«Я не знала, увижу ли я её ещё раз». История о том, как пермячка подарила почку своей сестре

Мы встретились с двумя сестрами в больнице — недавно одна из них отдала почку другой

Поделиться

Ирина и Елена — родные сёстры. Что-то отдавать ближнему — для них это в порядке вещей

Ирина и Елена — родные сёстры. Что-то отдавать ближнему — для них это в порядке вещей

«Я бы сделала так же», — говорит Ирина, пациентка краевой клинической больницы. Девушке недавно пересадили почку. Донором стала её сестра. Мы навестили родственниц в больнице и написали историю о самоотверженном поступке. Хотя сама донор его таким и не считает.

«Всё было идеально»

О страшном заболевании Ирина узнала ещё в 2014 году. Это было неожиданно: девушка просто пришла сдавать анализы, а результаты оказались плохими. Ей объявили, что её почки будут постепенно отказывать. С того момента Ирине пришлось появляться в больнице регулярно, а с 22 октября 2018 года началась подготовка к операции.

— Как я отреагировала четыре года назад? Хреново отреагировала! Расстроилась. Это было тоже в октябре. Но с момента, когда я заболела, и по сегодняшний день всё было идеально. Эта болезнь не проявляется вообще. Форм очень много. У кого-то отеки, у кого-то давление, а у меня вообще всё было замечательно.

При этом, несмотря на то что Ирина ничего не чувствовала, заболевание прогрессировало.

— Болезнь часто приводит к тому, что почки теряют свою функцию, не выводят шлаки из организма, — рассказывает 59.ru лечащий врач Ирины пермской краевой клинической больницы, уролог, трансплантолог Наталья Федачук. — У кого-то это происходит за год-два, а у кого-то — за 20–30 лет. Теряют функцию именно две почки, не бывает такого, что одна перестает работать.

«Мне это сделать просто. Что там отдают?»

В начале осени 2018 года после очередных обследований стало известно, что Ирине пора пересаживать почку. Об этом врачи краевой клинической больницы сообщили пациентке, а она рассказала своей семье.

Тогда родные Ирины — мама, папа и старшая сестра Елена — начали проходить обследования. Обследования шли несколько недель. Мамина группа крови подошла, но возраст не соответствовал. Зато всё сошлось у сестры, она старше Ирины на восемь лет. По словам Елены, они с родней так и договаривались — кто подойдет, тот почку и отдаст. Ирина от помощи сестры не отказалась, по словам врачей, у доноров осложнений не бывает.

Ещё чуть-чуть и Ирину выпишут из больницы. Правда, в целях безопасности пока придется ходить в общественных местах в медицинской маске

Ещё чуть-чуть и Ирину выпишут из больницы. Правда, в целях безопасности пока придется ходить в общественных местах в медицинской маске

— Многие боятся, отказываются от очереди за почкой. Ну мы тоже боялись, — вспоминает Ирина. — Перед операцией ты сидишь и думаешь: «Интересно, я последний раз смотрю в окно или нет?» Я видела, как Лену увозили в операционную, я не знала, увижу ли я её ещё раз.

Операцию по пересадке сделали 19 ноября. Всё длилось шесть часов. Сестер увезли в операционные практически одновременно, с разницей в полчаса. Сначала почку достали, обработали, а потом, минут через 40, пересадили больной.

— А вообще — очень долго можно всем рассказывать, что мы друг друга любим, — говорит о причинах своей решимости Елена. — Но это просто слова! А бывает, что говорят о любви и смотрят, как человек умирает. Каждый решает сам для себя. Какое понятие любви в это вкладывают люди — не знаю.

Сестры рассказали о случае с пациентом, у которого есть восемь сестер и ему также была необходима донорская почка. История короткая: никто из родственниц не захотел пожертвовать орган. Женщины удивляются тому, что такое бывает.

— Ну для меня это дико — не дать родственнику. Мне это сделать просто. Понятно, что не сердце. Часть печени, почку, костный мозг… Что там отдают? — рассуждает Ирина. И поясняет, — она ожидала такой инициативы от своей сестры, «потому что отдала бы ей тоже». По её мнению, в этом нет ничего удивительного. Наоборот, это норма.

Сейчас Ирина живет с тремя почками, только вот две «свои» плохо работают, а в скором времени и вовсе откажут. Но это уже неважно, ведь сейчас есть хоть и одна, но здоровая сестринская почка. По словам девушки, это вовсе не страшно, потому что её родственница живёт с одной почкой уже более десяти лет и чувствует себя хорошо.

— Сейчас во всём мире отказываются от удаления нефункционирующих почек. Дело в том, что когда начинает работать донорская, нерабочие высыхают, — подтверждает врач.

Елена, после того как узнала, что её младшей сестре нужна почка, сразу же пошла на обследование, чтобы стать донором

Елена, после того как узнала, что её младшей сестре нужна почка, сразу же пошла на обследование, чтобы стать донором

Может ли донором стать не родственник?

Кстати, пересадка почки — самое эффективное, но не единственное решение проблемы. Второй вариант — диализ.

— Если бы не её сестра, то Ира бы просто всю жизнь находилась на диализе — искусственной очистке крови от токсинов, — объясняет лечащий врач Наталья Федачук. — Эта процедура выполняется три-четыре раза в неделю, каждая длится по четыре часа. Забирают кровь, очищают и возвращают — стандартная процедура. В Пермском крае порядка 700–800 человек на диализе — это не мало.

Но искусственное очищение все равно не сравнить с функцией почки. После операции прошло всего десять дней, а у Ирины, по словам врачей, показатели по очищению — как у любого здорового человека. При диализе такого результата не добиться.

В Перми, кстати, пока практикуется только пересадка почки от родственника. Даже если у донора и больного одна группа крови, но они не ближайшие родственники — врачи, увы, откажут. По словам Натальи Федачук, такие пересадки в России делают в Москве, но исключительно в научных институтах.

Сейчас пермские медики настроены развивать трупное донорство — всё же в регионе большой травматизм.

— По сути, завтра его похоронят, и эти почки пропадут, а если нет — могут спасти двух человек, — поясняет Федачук.

Уролог и трансплантолог краевой клинической больницы Наталья Федачук

Уролог и трансплантолог краевой клинической больницы Наталья Федачук

Врач упомянула российскую презумпцию о согласии. Считается, что если человек нигде не написал и никому не сказал о том, что он против забора органов после его смерти, то, по сути, их забрать могут. Кроме случаев, когда родные против. Однако, по словам медиков, 99% соглашаются на такой шаг, понимая, что помогут другим.

«Это всё мелочи»

Сейчас Ирина себя чувствует точно так же, как и до операции, то есть хорошо. Только вот смеяться и чихать сложно — почка трясется и болит. Женщина рада, что сделала выбор в пользу донорства, но её жизнь всё-таки будет отличаться от жизни здорового человека. Девушка смирилась с тем, что придётся одеваться теплее, чтобы не переохладиться, не носить тяжести и не есть некоторую пищу — например, шашлыки.

— Алкоголь пить нельзя, хотя некоторые начинают уже через год. Но как ты будешь пить с одной почкой? С двумя-то вредно! Какая это обычная жизнь? Это не обычная… Но это всё такие мелочи! — рассуждает Ирина.

Ещё в течение полугода людям с пересаженными органами нельзя контактировать с простуженными людьми. Всю жизнь на таблетках — каждый день, утром и вечером.

— А меняется ли как-то сознание, я пока ещё ничего не поняла, — говорит Ирина. — Люди даже рожают, а только потом осознают. Кто-то, может быть, сейчас сидел бы и ревел от счастья. Мы как-то скупы на эмоции, что ли. Возможно, потому что давно знали, что так будет.

Сама донор приехала в больницу специально — на встречу с журналистами. Её уже выписали. Говорит, всё хорошо, только немного болит шов.

— Люди почему боятся отдавать органы? Они боятся, что всё, жизнь закончится. Но это всё ерунда вообще. Практически ничего не меняется в жизни донора. Просто нужно маленько что-то потерпеть и в чем-то себе отказать. А умереть можно от ерунды — кирпич на голову упадет. Просто про это не надо думать, — советует уже состоявшийся успешный донор Елена.

Вот такую медаль вручил Елене главный врач краевой клинической больницы Анатолий Касатов

Вот такую медаль вручил Елене главный врач краевой клинической больницы Анатолий Касатов

— Слезы, обнимашки, фотографии — это всё пошлятина на самом деле. Мы ничего не говорим. Мы делаем, — подводит итог младшая сестра.

А о том, как спасают жизнь ветеринарные врачи, мы написали в дневнике ночной ветеринарки. Для этого нам пришлось посетить пять ночных дежурств. Можем сказать с уверенность: ночная смена — особенная.

Следите за новостями и live-трансляциями с места событий в нашей группе «ВКонтакте».

По теме

оцените материал

    Поделиться

    Поделиться

    Увидели опечатку?
    Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
    Гость2255
    30 ноя 2018 в 13:29

    Трансплантация это здорово! Это шанс на полное выздоровление людей, у которых выход был только один- могила. Сам с трансплантированым сердцем 6 лет. Здоровья обеим девушкам!!!

    Гость
    30 ноя 2018 в 11:33

    Совершенно ужасная история.

    Гость
    2 дек 2018 в 22:23

    С одной почкой живут долго. Примеров знаю много. Даже среди известных в Перми людей. Да и моего соседа с одной почкой в последние пятнадцать лет я ни разу не видел трезвым. И никаких проблем у него не было по здоровью. И это правда.