19 апреля пятница
СЕЙЧАС +2°С
  • 10 апреля 2019

    Быстрый доступ к комментариям в мобильной версии

    Теперь в мобильной версии пользоваться сервисом комментирования стало еще удобнее — кнопка доступа к комментариям «закреплена» внизу экрана. На ней вы можете видеть количество уже оставленных комментариев, а нажав на нее — перейти к ним и оставить свой.

    26 марта 2019

    Теперь фото с 59.RU можно запостить в соцсети

    И сделать это в два клика — открыв фотографию и нажав на кнопку с логотипом соответствующей соцсети в правом нижнем углу. Два клика — и фото у вас на странице. 

    Сейчас опция доступна в десктопной версии, в скором времени она будет работать и в мобильной.

    22 марта 2019

    59.RU стали самым цитируемым СМИ края за 2018 год

    Агентство «Медиалогия» опубликовало рейтинг цитируемости СМИ Пермского края за 2018 год. В нем 59.RU занял первую строчку. Это значит, что в 2018 году наши материалы СМИ цитировали чаще других. Мы благодарим наших коллег за доверие и обещаем и дальше добывать эксклюзивную и интересную информацию.

    Подробнее
    Еще

Обвиняемые по делу о пожаре в шахте в Соликамске просили о домашнем аресте. Суд оставил их в СИЗО

Сегодня рассматривалось продление ареста начальнику участка и горному мастеру

Поделиться

Слева — Максим Канищев, справа — Андрей Купряшкин

Фото: Сергей Федосеев

22 декабря 2018 года в Соликамске произошла трагедия — загорелся ствол шахты. В результате погибли девять горняков. В ночь с 22 на 23 декабря мы следили за происходящим в Соликамске в режиме онлайн

Всего в этом деле сейчас пять обвиняемых, все они сотрудники подрядчика «Уралкалия» —  шахтостроительной компании «УС-30» из Башкирии: начальник участка № 5 объекта шахтостроительного комплекса СКРУ-3 Максим Канищев, горные мастера Андрей Купряшкин и Игорь Чукаев, начальник объекта шахтостроительного комплекса СКРУ-3 Андрей Артюхин и инженер по охране труда I категории в компании «УС-30» Святослав Седов — он стал фигурантом дела в феврале. Все пятеро обвиняются по статье «Нарушение правил безопасности при ведении горных, строительных и иных работ, повлекшее смерть двух и более человек» — сотрудники СМУ-680.

Сегодня рассматривается продление ареста Канищеву и Купряшкину. Корреспондент 59.RU присутствует на заседании суда, мы следим за процессом в режиме онлайн. 

В зале суда сейчас находятся два обвиняемых и их представители. Заседание началось. 

Обвиняемые представляются судье.

Максим Канищев — из Сибая, Башкирия, женат, есть сын, имеет высшее образование. Живет в Березниках. Купряшкин Андрей — 70-го года рождения, из Воркуты, Коми. Женат, есть дочь. Имеет среднее специальное образование. Живёт в Березниках. 

Купряшкин говорит, что у него есть астма, грыжа позвоночника, но инвалидности нет. 

Следователь и адвокаты Канищева и Купряшкина ходатайствуют о продлении ареста, адвокаты при этом просят о домашнем аресте. Адвокат Канищева ходатайствует о допросе его жены, прикладывает письмо о внесении залога в сумме 500 тысяч рублей. Адвокат Куприяшкина тоже говорит про залог, сумма та же. 

Адвокаты спрашивают у следователя, установлена ли причина пожара. Тот говорит, что нет. 

Следователь высказывается против внесения залога. 

Канищев выступил против ходатайства следователя: «Не согласен, злого умысла у меня нет. Скрываться от следствия я не намерен». Обвиняемый просит домашний арест. Он объясняет: «У отца сильная форма рака. Проблем с законом у меня не было. Прошу сменить меру пресечения на домашний арест».

Прокурор отвечает, что Канищев может узнавать все о состоянии отца через адвоката — «это не проблема».

— Я согласен, что имели место быть какие-то нарушения в шахте, но я был до последнего момента в шахте, — говорит Канищев.

— Вы согласны с обвинением? — спрашивает судья.

— Скорее, не согласен, — отвечает Канищев.

Ранее, на прошлом заседании суда, Канищев стал единственным обвиняемым, который частично признал вину. 

Максим Канищев стал единственным обвиняемым, который частично признал вину 

Фото: Сергей Федосеев

Андрей Купряшкин просит домашний арест, говорит, что ему нужно заботиться о родителях

Фото: Сергей Федосеев

Высказывается Андрей Купряшкин. Он не согласен с мнением следователя: 

— Я не скроюсь. Я работал около 20 лет в шахтах. Я зарабатывал на преждевременный выход на пенсию. В этом году собирался оформлять документы на пенсию. У меня хронические заболевания. Престарелые родители. Им надо помогать в огороде. Я остаюсь один у них помощник. Воздействовать на свидетелей я не могу. Нахожусь в дружеских отношениях со своими рабочими.

— Мне нужно обследование сложной медицинской техникой, — говорит Купряшкин. — В СИЗО не могу пройти такое обследование. Уколы в СИЗО поставить могут, но лечение недостаточное. Это мне говорят врачи в СИЗО. 

Судья спрашивает, есть ли у Купряшкина какой-то диагноз под вопросом. Купряшкин отвечает, что да, есть — онкология. 

Купряшкин продолжает:

— С обвинением не согласен. Я собирался спуститься в шахту, но не получилось по многим обстоятельствам. Позже прозвучал сигнал. Я даже не успел пройти проверку на ТБ. Если бы успел, то я с ними бы лежал. Во время спасательных работ я провел спасателей в забой. То есть принимал активное участие в спасении.

Судья выслушал обвиняемых, зачитывает общую информацию. 

Сейчас суд исследует письма от «УС-30» о том, что предприятие гарантирует внесение залога до 500 тысяч рублей. 

В зал суда входит жена Максима Канищева. Она работает ламповщиком второго разряда на предприятии. Оксану Канищеву пригласили, чтобы она охарактеризовала мужа. 

— Как отец он хорош, — говорит женщина. — Занимается ребенком, всю жизнь работает на шахте. О нем в газетах писали... 

— У меня скользящий график, работаю и по ночам, — продолжает женщина. — Иногда не с кем оставить ребенка на ночь. Максим Николаевич не способен скрываться от следствия...

Супругам дают возможность поговорить. 

— Оксана Михайловна, как себя чувствует ребенок? — спрашивает Канищев.

—У него сейчас нервный стресс, — отвечает его жена.

Больше никто вопросов Оксане Канищевой не задает. 

Слово берет адвокат Канищева Оксана Демина. 

— Я против ареста Канищева. Согласно статье 109 задержание не должно превышать два месяца. Статья, по которой он задержан, средней тяжести. Он под стражей уже четыре месяца. Вся документация изъята. Канищев изъять её не может. Сам Канищев пояснил, что скрываться он не намерен. Попыток уехать не имелось. Вместе с семьёй снимает квартиру в Березниках. Он дал подробные показания. Вину признал частично, но по по статье 216 нужно провести причинно-следственную связь между действиями моего подзащитного и пожаром. 

Оксана Демина просит домашний арест для своего подзащитного

Фото: Сергей Федосеев

Слово берет адвокат Купряшкина Фаина Микова. 

— Подзащитный имеет постоянное место проживания, имеет на иждивении 12-летнюю дочь, является несудимым. Он не скроется, не будет препятствовать делопроизводству. Все свидетели опрошены. Все необходимые следственные действия, я считаю, произведены. На экспертизу мой подзащитный не может повлиять. Я полагаю, что все доводы следствия необоснованны. Здоровье моего подзащитного... Понадобилось три месяца, чтобы его госпитализировали. Ему дают таблетки, которые ему передали родственники.

Фаина Микова говорит, что по состоянию здоровья Купряшкин должен быть отправлен под домашний арест

Фото: Сергей Федосеев 

Судья спрашивает мнение обвиняемых. 

— Я уже четыре месяца нахожусь в СИЗО. Для меня семья на первом месте. У меня есть автомобиль. На все следственные мероприятия обязуюсь приезжать, — говорит Канищев. 

— Согласен с адвокатом. Прошу изменить меру пресечения на ту, которую предложила адвокат, — говорит Купряшкин. 

Высказывается прокурор:

— Нет оснований для изменения меры пресечения и для удовлетворения ходатайства защиты. Я полностью поддерживаю те доводы, которые изложены в ходатайстве следствия. Что касается ходатайства об изменении меры пресечения для Купряшкина, поскольку ему ненадлежащим образом проводится лечение, которое не позволяет ему находиться в следственном изоляторе, — сотрудниками медсанчасти не представлено данных о том, что Купряшкин не может находиться в условиях СИЗО. Я поддерживаю ходатайство следствия.

Прокурор против изменения меры пресечения 

Фото: Сергей Федосеев 

В суде объявлен перерыв. 

Мы поговорили с женой Канищева Оксаной. 

— У нас двенадцатилетний сын, и его не с кем оставить. Из Башкирии приезжала моя мама. Завтра она уедет. С кем будем оставлять сына на ночь, не знаю, — говорит женщина. — Наверное, дочку буду просить. Как-то буду выкручиваться. У отца Максима недавно была операция из-за рака, ему назначили инвалидность. Теперь ему нужна поддержка сына — и моральная, и физическая. Нужно каждый день с ним ездить на процедуры.

Пока продолжается перерыв, пытаемся взять комментарий у следователя. Следователь отказывается. 

Перерыв закончился, в зал заседания вернулся судья. Он зачитывает общую информацию по делу. 

Фото: Сергей Федосеев

Арест продляют до 22 июня — и Канищева, и Купряшкина оставляют в СИЗО. Судья посчитал, что они могут скрыться или давить на свидетелей, которые у них в подчинении.

Судья зачитывает решение

Фото: Сергей Федосеев

Адвокат Канищева Оксана Дёмина говорит, что они собираются обжаловать решение. 

— Решение незаконное, оснований содержания под стражей этих лиц с учетом их личностей не имеется, — говорит адвокат. 

На этом мы завершаем наш онлайн, но продолжаем следить за развитием событий.