18 августа воскресенье
СЕЙЧАС +16°С

«Мама, тяжело дышать»: в Перми начался суд над химкомпанией, где от отравления умер рабочий

Семья погибшего предъявила иск к предприятию на сумму девять миллионов рублей

Поделиться

Фото: Сергей Федосеев, архив семьи Тельневых

В Перми начался суд по факту гибели 34-летнего рабочего Руслана Тельнева от отравления ядовитым газом в Пермской химической компании. Молодому человеку стало плохо после ночной смены. Через две недели комы он умер. Согласно судмедэкспертизе, рабочий умер от токсического отравления газом гексафторбутадиеном. Мать, отец и гражданская жена погибшего, у которого остался маленький ребенок, заявили иск на общую сумму девять миллионов рублей. Кроме того, в суд отправили дело в отношении мастера цеха, которого обвиняют в нарушении охраны труда, повлекшем смерть. В деле есть еще один пострадавший — аппаратчик Дмитрий Батуев. От получил тяжелое отравление тем же газом гексафторбутадиеном. Мужчина предъявил иск к химической компании в пять миллионов рублей.

Родители погибшего: «Верните нам сына»

Перед первым судебным заседанием отец погибшего рабочего Александр Тельнев рассказал 59.RU обстоятельства трагедии. Его сын Руслан Тельнев проработал в Пермской химической компании 12 лет. Был аппаратчиком пятого разряда.

— В прошлом году я его просил уволиться, у него уже была выработана вредность на производстве. Но сын хотел еще поработать. 3 августа 2018 года он вышел в ночную смену. В ту ночь он выполнял газоопасные работы, — рассказал отец. — В химкомпании на экспорт производят так называемый электронный газ — гексафторбутадиен. Из цеха сын вышел в коридор и снял противогаз. В коридоре  по технике безопасности не должно быть газа. Сын почувствовал неладное. Но ночную смену он доработал до конца.

После госпитализации Руслан Тельнев несколько дней провел в больнице, даже приходил в сознание и общался с близкими

После госпитализации Руслан Тельнев несколько дней провел в больнице, даже приходил в сознание и общался с близкими

Дома молодому человеку резко стало плохо. Начались головные боли, тошнота. Мужчина думал, что ему нездоровится, потому что он подряд работал две ночные смены, и это просто усталость. Но недомогание не проходило, в 11 часов вызвали скорую помощь. В больнице поставили диагноз — отравление. Позже выяснилось, что мужчина надышался газом гексафторбутадиеном. Руслан несколько дней лежал в реанимации.

— В МСЧ-9 нас пускали к Руслану, мы общались с ним незадолго до смерти, — по лицу отца бегут слезы. — Сын на работу пришел здоровым! В больнице он был на ИВЛ. Он плохо себя чувствовал, но разговаривал с нами. А потом врач сообщил нам, что легкие стали рваться и необходимо проводить жесткое лечение.

После молодого человека ввели в искусственную кому, в которой он пробыл неделю. Потом к Руслану не пускали даже родных. 20 августа мужчина скончался. У него остался маленький ребенок. Согласно справке о смерти Тельнев умер из-за «токсического действия неуточненных газов, дымов, паров, отравления неуточненными химическими и ядовитыми веществами».

По словам отца, сейчас руководство Пермской химической компании обвиняет его сына в нарушении техники безопасности.

— Его обвиняют в том, что он пользовался просроченной коробкой для противогаза от 2015 года, на которой была вмятина. Но при этом на обыск его шкафчика нас не пустили. Я уверен, что старый неисправный противогаз ему в шкафчик подложили. Он менял коробку противогаза на новую. У меня есть свидетель, — рассказал отец погибшего. — А на старой коробке с вмятиной, скорее всего, даже его отпечатков нет. Изначально компания создала для своих работников небезопасные условия труда. Я сам там три года отработал. Мне сын в реанимации сказал: «Папа, я все делал по технике безопасности. Противогаз снял в коридоре, где нет газа».

Мать погибшего рассказала, что Руслан в больнице не подавал вида, что ему плохо.

— Он говорил мне: «Мама, только дышать тяжело, но ничего не болит». Вставал с кровати, — плачет женщина. — А 10 августа нас перестали к нему пускать. Нам очень не хватает его... Он отцу помогал. Был нашей надеждой.

Позиция химкомпании: «Это был несчастный случай»

Общаться с журналистами юристы Пермской химической компании отказались и сообщили перед началом судебного заседания, что «пришли сюда работать, а не раздавать интервью». Уже в начале заседания они попросили судью удалить из зала журналистов, но им отказали. Юристы озвучили свою позицию: случившееся — несчастный случай. После они принесли родителям соболезнования.

— Наше предприятие соблюдает технику безопасного труда. Все сотрудники обеспечены спецодеждой. Все противогазы имеют сертификаты. Мы проводим инструктажи и учения. На безопасность, экологию и улучшение охраны труда предприятие потратит 40 миллионов рублей в ближайшее время, — сообщили адвокаты предприятия. — В ночь своей смены Руслан ни на что не жаловался, ни к кому не подошел, был веселым и жизнерадостным. Дома ему несвоевременно вызвали скорую помощь. Изначально диагностировали нетяжкие последствия: сухой кашель, отек губ, недомогание. Все усугубило лечение и позднее обращение за медицинской помощью. Смерть наступила от осложнений.

По мнению адвокатов, из шкафчика погибшего извлекли противогаз с поврежденной коробкой. На ней была вмятина — а это считается серьезным повреждением, пользоваться такой коробкой нельзя, поэтому мужчина должен был заменить противогаз, но не сделал этого. По словам юристов химической компании, работники должны менять коробки противогазов каждые сутки и взвешивать их на специальных весах — если коробка меняет вес, она неисправна. По данным адвокатов, новую коробку Руслан Тельнев получил в апреле 2018 года. Он должен был самостоятельно произвести замену в противогазе.

Размер иска юристы предприятия считают завышенным и недопустимым.

— На предприятии работает столько сотрудников, всем необходимо выплачивать заработную плату. И иск в девять миллионов рублей — очень серьезная сумма для компании, — сказала на суде юрист химкомпании Галина Шведчикова. — Деньги не утолят ваше горе. Мы возместили траты на похороны, вели переговоры. Мы не отказываемся возместить ущерб. Мы просим назначить иски по миллиону рублей каждому. Этого достаточно. Как мать я вам соболезную.

Второй пострадавший Дмитрий Батуев: «Людей травят»

Продолжается судебный процесс и по второму пострадавшему в Пермской химической компании Дмитрию Батуеву. Мужчина получил отравление газом гексафторбутадиеном. Ранее мы подробно рассказывали об этом.

Дмитрий Батуев тоже судится с ПХК

Дмитрий Батуев тоже судится с ПХК

Мужчина тоже работал аппаратчиком в Пермской химической компании. 23 августа 2018 года Дмитрий Батуев вышел в ночную смену. Его также отправили на работы по синтезу газа гексафторбутадиена.

По словам мужчины, газом он отравился до снятия противогаза. Дмитрию стало тяжело дышать.

— Меня душило, — вспоминает Дмитрий Батуев. — Другому аппаратчику, ученику, я дал понять, что нельзя снимать противогаз. Сказал: «Уходи отсюда!» Сам я снял противогаз в безопасном месте. Но мне становилось все хуже. Я как будто задыхался. Не хватало воздуха. Причем с камер видеонаблюдения удалена вся запись той смены, а это целых 12 часов. Остался только двухминутный фрагмент, где я снимаю противогаз. Журналы аппаратчиков тоже исчезли. 

По словам Дмитрия Батуева, в ту ночь он доработал смену до конца.

— Видимо, у меня произошло привыкание. Я пришел домой, лег спать, — рассказал собеседник. — Потом решил съездить на дачу с ребенком. В автобусе случился приступ. Я был весь синий, губы побелели. Сам себе вызвал скорую помощь. Всех работников химкомпании всегда увозят в МСЧ-9, у них даже договор есть. Меня госпитализировали, позже ввели в искусственную кому. В этой компании это далеко не первое ЧП. Там людей травят, это словно расходный материал. Техника безопасности не соблюдается. Фильтры для противогазов надо менять каждый день, они однократного применения, а их носят по 3–6 месяцев.

К предприятию Дмитрий Батуев подал иск на сумму пять миллионов рублей.

Виноват мастер цеха?

На этой неделе в суд направили уголовное дело в отношении 42-летнего мастера цеха химической компании Сергея Старикова. Он обвиняется по статье «Нарушение требований охраны труда, совершенное лицом, на которое возложены обязанности по их соблюдению, повлекшее по неосторожности смерть человека».

По версии следствия, в ночь на 4 августа 2018 года мастер цеха нарушил требования охраны труда при ведении опасных работ.

— Рабочий предприятия получил острое отравление с развитием множества осложнений, в результате которого скончался через непродолжительное время в больнице, — сообщили в СУ СКР по Пермскому краю. — Сейчас уголовное дело с утвержденным обвинительным заключением направлено в суд.

Сам Сергей Стариков в беседе с корреспондентом 59.RU пока отказался комментировать судебный процесс. Однако отец погибшего Руслана Тельнева не видит в этой истории вины мастера.

— Пытаются переложить вину на крайнего. Этот мастер — такой же работяга, просто на полшага выше по должности, чем мой сын. В первую очередь нарекания были к охране труда и безопасности, — сказал Александр Тельнев.

Мы продолжим следить за ситуацией.

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Ира
2 авг 2019 в 16:13

Ещё один пример хамства, с которым пора заканчивать. Постоянные жертвы, улики уничтожаются, и такое хамское поведение юристов, они собираются потратить 40 млн на безопасность, т.е. собираются а до этого не тратили.

Гость
2 авг 2019 в 15:26

Главный вопрос в другом.
Почему до сих пор у нас люди в таких условиях работают. Естественно это производство можно автоматизировать, что присутствие человека там вообще не требовалось. Однако, дешевле заплатить раз в год 15 тысяч долларов (как хотят юристы химкомпании), чем тратить, к примеру, несколько миллионов долларов на автоматизирование производства.
Жизнь человека, мужчины, отца детей в РФ почти ничего не стоит!

Гость
2 авг 2019 в 18:08

Недавно была новость про контрабандиста, везшего из Казахстана котят азиатских леопардовых кошек. Дак там каждого котенка оценили стоимостью в миллион рублей...
А им за человека 9 много