Владимир Соколов

По ту сторону политического спокойствия

Как в Перми протестное поле зачищают?

Пермь. Воскресенье. Пасмурно, ветрено, холодно. Иногда идёт мелкий осенний дождь. В безлюдном сквере ветер гоняет осеннюю листву. Редкие прохожие спешат по своим делам, хмуро глядя в пространство перед собой. Юноша в чёрной куртке, втянув голову в плечи, уныло меряет шагами дорожку от клумбы до клумбы. В его замёрзших пальцах чёрно-белые, как погода, «Экологические памятки для граждан Перми», которые он молча суёт в руки тем, кто случайно проходит поблизости.

Эта «экологическая акция» — лишь один из примеров того, что происходит или не происходит в том месте, куда хотели, но не смогли попасть другие активисты, неудобные действующей власти. Выплеснувшийся было на улицы протест сегодня загнали в полуподполье, где продолжается невидимая большинству борьба с погонями, засадами, слежкой и конспиративными квартирами. Журналист медиа-проекта «Четвёртый сектор» специально для 59.ru разбирался, как местная власть зачищает протестное поле, кто ей помогает и что с этим делать.
По закону публичные мероприятия можно проводить в любом приглянувшемся вам месте, если только вы не собираетесь рушить здания на головы участников или вредительствовать иными способами. При этом должна быть обеспечена возможность достижения цели мероприятия и транспортная доступность. То есть организаторы должны иметь возможность получить публику, которая должна иметь возможность доехать до места проведения мероприятия.

В теории порядок проведения акций является уведомительным — достаточно подать уведомление в администрацию города и можно выходить на улицу. На практике площадку, которую вы намерены занять, с властями ещё надо согласовать. Например, чтобы случайно не оказаться в одном месте в одно время вместе с другими митингующими.

Отказывать организаторам в согласовании по закону могут только в двух случаях: если у подателя уведомления две и более непогашенных судимости или если цели публичного мероприятия антиконституционны. Организаторы это прекрасно знают и посылают с уведомлениями людей «чистых», с намерениями благими. И всё равно остаются с носом.

В их арсенале — смекалка, законы и 31-я статья Конституции, где говорится о праве российских граждан митинговать, пикетировать, демонстрировать и шествовать мирно и без оружия. В арсенале ставящих преграды властей — примерно то же самое.
В своём противоборстве стороны ссылаются на одни и те же законы и нормативные акты. Только первые проигрывают, а вторые побеждают.
Никаких проблем с предоставлением площадки в центре города под акции в поддержку действий или посылов государственной власти не возникает. На фото — митинг «Вместе против террора» (2017 год) и митинг в честь присоединения Крыма (2016 год). Оба прошли на эспланаде.
История вопроса
Возможности для проведения массовых уличных мероприятий начали ограничивать после событий 2011–2013 гг., когда по стране прокатилась волна массовых акций против фальсификации выборов президента и депутатов Государственной Думы. В федеральные и региональные законы о митингах и демонстрациях стали вноситься поправки, изменения и дополнения.
Городские площадки в Перми при этом негласно распределили. Об этом распределении рассказал член координационного совета ОГрА-Пермь (Организация гражданских активистов) Михаил Касимов. По словам Касимова, он убедился в его существовании во время одного восьмичасового совещания в администрации города. Оно состоялось сразу после публикации расследования Фонда по борьбе с коррупцией и выхода фильма «Он вам не Димон» накануне трёхтысячного митинга, прошедшего в Перми 26 марта 2017 года.

Поначалу власти отказались предоставить организаторам площадку в центре города. Однако протестные настроения в тот момент были сильны, ситуация накалилась, всё могло закончиться массовым несанкционированным митингом и столкновениями с полицией, и чиновники пошли на переговоры. До глубокой ночи представители администрации и пермские общественники обсуждали все места города, подходящие для проведения массовых мероприятий. Тогда выяснилось, что по негласным правилам площадь перед Художественной галереей предоставляется только для городских мероприятий, а, например, площадь перед гостиницей «Урал», у памятника «Легенда о пермском медведе» — только под культурно-досуговые мероприятия.

Что касается трёх на тот момент специально отведённых мест (речь о гайд-парках), расклад был такой, рассказывает Касимов: для ОГрА и ПАРНАСа — Парк камней, для коммунистов и «других патриотов» — площадь у памятника Героям фронта и тыла, а для городских публичных мероприятий — площадь у ДК Солдатова.
Вот мы сидим, обсуждаем площадки последовательно, — вспоминает Касимов. — Дошли до Героев фронта и тыла. И совершенно неожиданно выясняется, что один из участков там не закрыт! [Начальник городского управления по работе с общественностью Андрей] Усов покраснел, покрылся пятнами и пошёл «советоваться с женой». Он постоянно выходил «звонить жене». «Жена» — это администрация губернатора.
В тот раз участок в центре города «выбить» удалось. Согласованный митинг состоялся. Но больше администрация на такие переговоры не шла.
Методы зачистки
Мы определили основные методы, которыми действуют власти, чтобы освобождать улицы города от любых проявлений протестных настроений
Метод 1: мест нет!
Самый популярный способ не допустить проведения публичной акции или сделать её максимально непубличной — отказать в площадке на основании того, что место занято в связи с «поданным ранее уведомлением».
Если вы «из несогласных», будьте уверены, что каждый перекрёсток или двор Перми будет занят, даже если вы придёте к семи утра в первый день возможной подачи уведомления и возьмёте в осаду вход в Управление по вопросам общественного самоуправления (чаще его называют Управлением по работе с общественностью), которое начинает работать с девяти. Это неоднократно проверено опытным путём: другой уведомитель чудесным образом материализуется у двери приёмного покоя раньше вас и всё займёт. Скорее всего, он заявит экологические акции, культурные события или спортивные мероприятия.

Описанный в самом начале пример — из этого разряда. Упомянутая «экологическая акция» проходила 7 октября этого года, в день рождения президента России Владимира Путина. И, судя по «поданным ранее» уведомлениям, в то воскресенье с 07:00 до 22:00 город должна была накрыть волна из 33 акций на 33 площадках до 30 «активистов» на каждой. Не накрыла.

С утра мы колесили по городу, и только в четырех местах из заявленных действительно что-то происходило. Так, у памятника «Единство фронта и тыла» пел ансамбль «Сударушка», пели и в парке на Гайве. Еще в двух местах были замечены юноши, раздающие листовки формата А5 с призывами пользоваться сумками из ткани, покупать энергосберегающие лампы и побольше гулять. Было холодно и сыро. Акции длились недолго. На местах дежурили полицейские УАЗы. Еще на одной «занятой» площадке — на скамейке в театральном сквере — была замечена лишь одинокая экологическая листовка.

Как позже ответили в городской администрации, организатор акций в пятницу, то есть за два дня до 7 октября, предупредил о том, что из-за погоды состоятся не все мероприятия, а те, что всё же пройдут, сократятся по времени. Но пытавшимся согласовать своё мероприятие активистам об освободившихся площадках не сообщили.
Трое и пустота. Экологическая акция в сквере Дзержинского
Одинокая эколистовка на скамейке в Театральном сквере
Сама листовка, которую в день рождения президента активисты раздавали горожанам
Тотальная зачистка городского пространства в день рождения президента, вероятно, была связана с тем, как этот праздник прошёл в прошлом году. Тогда его с размахом отметили несанкционированным массовым шествием с лозунгами, плакатами и шарами, которое чуть было не закончилось открытым столкновением с полицией и ОМОНом.

Свежий пример — далеко не единственный. По словам Юрия Боброва, активиста штаба Алексея Навального в Перми, активное противостояние с властями началось вскоре после открытия штаба, в преддверии губернаторских выборов. Одной из задач было проведение еженедельных уличных информационных пикетов. Ставилась цель — постепенно побывать во всех людных местах города. На каждом пикете планировалось устанавливать информационный куб. За три месяца (июнь-август 2017 года) «навальновцы» подали около 200 заявок. В первые три недели согласовали около 20 пикетов. Затем стали получать отказы. Наиболее частая причина — всё те же поданные ранее уведомления. На «занятых» площадках при этом, как правило, никого не было.
Если взять карту города, — рассказывает Бобров, — и наугад ткнуть в любой перекрёсток, окажется, что именно на это место ранее было подано заявление.
Совсем необязательно быть политической оппозицией, чтобы оказаться отрезанной от возможности проводить заметные уличные акции. Достаточно быть неудобной группой, которую стараются сделать невидимой. Так в 2018 году произошло с пермской ЛГБТ-инициативной группой «Радужный мир».

С 2008 года, раз в год, в день борьбы с гомофобией пермское ЛГБТ-сообщество собирается на «Радужный флешмоб»: люди приходят с шариками, прикрепляют к ним пожелание добра и мира и отпускают в небо. Всё было нормально до 2014 года. После внесения в 2013 году в Кодекс об административных правонарушениях статьи о запрете «пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних» отношение к безобидным акциям ЛГБТ-активистов изменилось.
В 2014 году, рассказала руководительница «Радужного мира» Юлия Бабинцева, полиция впервые задержала нескольких активистов и предложила впредь проводить свои мероприятия с подачей уведомления. В 2015 году флешмоб согласовали в Парке камней. В 2016 году предложили место у бывшего кинотеатра «Искра» на улице Крупской. Место «Радужному миру» даже понравилось — здание кинотеатра было раскрашено в радужные цвета.

На следующий год власти попросили не использовать в уведомлении аббревиатуру ЛГБТ, а подобрать более нейтральную формулировку, после чего согласовали то же место на Крупской.

Радужный флешмоб на улице Крупской
В тот раз всё было не так позитивно, — рассказывает Бабинцева, — там открылся супермаркет. На площадке была парковка, ездили машины. Мы практически стояли между автомобилями.
В 2018-м ЛГБТ-активисты заявились сразу на две площадки — Парк камней и площадь перед ДК Солдатова. К памятнику Героям фронта и тыла проситься не стали, предположив, что там всё равно «ещё позавчера занято». Однако «занято» на этот раз оказалось везде. Заявителям предложили альтернативу — самый конец пляжа у КамГЭС и безлюдное поле в районе улицы Академика Веденеева, 87.

На следующий день активисты вновь подали заявления — на площадки в сквере Уральских добровольцев и сквер им. Субботина. Но им снова предложили тот же пляж и то же поле.
Метод 2:
можно, но нельзя
Федеральный закон гласит, что органы исполнительной власти должны определить «специально отведённые места», где можно коллективно обсудить общественно значимые вопросы, выразить общественное настроение и мнение по поводу проблем преимущественно общественно-политического характера.
Такие места принято называть гайд-парками. Здесь можно собираться без подачи уведомления в МСУ, если на мероприятии будет присутствовать не более ста человек и если не будет использоваться звукоусиливающая аппаратура. Раньше таких площадок в Перми было три — площадь на эспланаде, площадка у памятника Героям фронта и тыла, место перед ДК Солдатова и Парк камней у Перми II.

В августе 2018 года постановление правительства края увеличило число гайд-парков вдвое. Из списка при этом исключили площадку у ДК Солдатова и фрагмент городской эспланады, однако добавили сад имени Гоголя, Сквер Победителей, Парк имени Кирова, пешеходную часть улицы Крупской от ул. Макаренко до ул. Аркадия Гайдара и место у перекрёстка улиц Веденеева и Лянгасова.

Не все отведённые места очень далеко от центра, но все их объединяет малая посещаемость и визуальная изолированность. Самое оживлённое место — Парк камней. Людей там ходит мало, зато рядом есть дорога с интенсивным движением, а значит, некоторая публичность всё-таки возможна.
Синими значками отмечены места первых гайд-парков, красными — места гайд-парков, утверждённых на сегодня
В ответ на запрос «Четвёртого сектора» в администрации города сообщили, что исключение из списка  эспланады и площади у ДК им. Солдатова связано с тем, что «в этих пространствах фактически круглогодично проходят культурно-досуговые, спортивные и детские мероприятия». В администрации подчеркнули, что гайд-парков после внесения изменений в список стало больше.
Увеличение количества специально отведенных мест на территории Пермского городского округа направлено на создание условий для реализации прав жителей города Перми на проведение мирных собраний путем проведения публичных мероприятий, — объяснили чиновники.
Михаил Касимов говорит, что подача заявок на специально отведённые места сегодня — единственный в Перми способ получить площадку под общественно-политическую акцию для оппозиции. По данным мониторинга общественной активности, который проводит Пермская гражданская палата, наибольшее число уличных акций с мая по сентябрь 2018 года действительно состоялось в одном из гайд-парков — Парке камней.
Уличные акции в Перми в мае-сентябре 2018 года, по данным мониторинга общественной активности, проводимого Пермской гражданской палатой. Зелёными значками отмечены места гайд-парков, где проводились митинги и пикеты, красными — места, где состоялись несанкционированные акции, коричневым — прочие места.
По закону преимущество на таких площадках отдаётся акциям общественно-политического характера. Также по закону никакого уведомления об акции в специально отведённом месте в органы МСУ подавать не нужно. Это в теории. На практике оно всё равно требуется: чтобы избежать совпадения по времени нескольких мероприятий в одном гайд-парке, органы МСУ необходимо «проинформировать» о своих намерениях. А дальше — как повезёт.
Наши собеседники затруднились навскидку привести примеры таких совпадений во времени. Нечто подобное происходило на месте бывшего гайд-парка в тот же день, что и 33 экологические акции. На эспланаде, перед памятником Героям фронта и тыла, тогда было чуть веселее, чем у «экологов». Здесь, в соответствии с поданным раньше других уведомлением, проходило культурно-досуговое мероприятие «Воскресные встречи народов Прикамья». Организатор — МАУ «Дворец молодёжи».

Молодёжь пела, плясала, бегала и прыгала с флагами и вслух гордилась Россией. Те, кто уже выступил или ждал своей очереди, исполняли роль зрителей. Они тоже прыгали и приплясывали, накинув тёплые куртки поверх сценических костюмов. Было холодно. Редкие прохожие недоумённо улыбались и шли дальше, не задерживаясь.

Выдержка из ответа администрации Перми на запрос Ленинского райсуда по иску Петра Петрова (ОГрА)
Культурно-досуговое мероприятие «Воскресные встречи народов Прикамья»
Метод 3: война, эпидемия, снежный буран
Если на указанном в уведомлении месте никто ничего не успел запланировать, там может случиться наводнение или коммунальная авария, могут развернуться ремонтные работы или извергнуться вулкан. Это исключает возможность проведения публичного мероприятия из-за грозящей здоровью его участников опасности. Все необходимые подтверждающие документы в администрации города будут наготове.
Так, 7 октября, всё в тот же день рождения президента, в одном из пермских гайд-парков — Парке камней — развернулись масштабные ремонтные работы. Как сообщил начальник внешнего благоустройства администрации Перми Анатолий Дашкевич в своём письме начальнику Управления по вопросам общественного самоуправления Лидии Королёвой, в воскресенье здесь шёл процесс консервации фонтана: «Для обеспечения бесперебойной работы в дальнейшем».

До полудня в Парке камней и в самом деле стояла обещанная Дашкевичем техника: заглушенный экскаватор возле вырытой ямы, автомобиль с откачивающей установкой и дремлющим в нём водителем, автомобиль для обогрева рабочих. Самих рабочих видно не было. Очевидно, обогревались после установки ограждений вокруг фонтанов.

Разумеется, никакие публичные мероприятия здесь были невозможны из соображений безопасности. После обеда ограждения сняли, все уехали, вырытая возле трамвайных путей яма осталась нетронутой.
Ещё один пример. В 2017 году активист ОГрА Борис Ерохин подавал уведомление о проведении 29 апреля митинга в рамках объявленной «Открытой Россией» всероссийской акции протеста «Надоел» у памятника Героям фронта и тыла. Однако получил отказ в связи с тем, что в этом месте будет проводиться уборка мусора и снега с использованием техники. Предложили альтернативный вариант — сквер Авиаторов в районе Куйбышева, 125.

Полагая, что уборка мусора не может быть причиной отказа, заявитель пошёл в Ленинский районный суд. Тот решил, что администрация права. Тогда Ерохин обратился в краевой суд. Там признали, что прав Ерохин. К тому времени, однако, заявленная дата проведения мероприятия миновала. По словам Ерохина, в силу недостаточной убедительности причин запрета, именно 29 апреля возле памятника начались ремонтные работы.

В администрации города сообщили, что асфальтобетонное покрытие заменялось «в соответствии со Сводным планом комплексных мероприятий по приведению в нормативное состояние объектов улично-дорожной сети города Перми в весенний период 2017 года».
Согласно акту приемки законченных работ <…> было осуществлено фрезерование асфальтобетонного покрытия, а также укладка асфальтобетонного покрытия на площади 5952 кв. м. Данные работы были выполнены за счет внебюджетных источников, — сообщили в администрации.
По свидетельству Бориса Ерохина, рабочие снимали верхний слой нормального с виду асфальта и укладывали новый.
Метод 4: задержать и не пускать
По словам Михаила Касимова, есть в администрации и свои уловки для срыва публичных мероприятий. Например, они не дают письменный ответ заявителю в положенные по закону сроки. В этом случае считается, что мероприятие по умолчанию согласовано. Организаторы рассылают анонсы, готовятся. Однако перед самым началом появляется представитель администрации и вручает им подписанный задним числом ответ с запретом.
В целях предупреждения несанкционированных публичных акций подозреваемых в организации могут задержать накануне вероятной даты проведения мероприятия за призывы к участию в нём, за сопротивление полиции или просто «до выяснения...».

По словам сотрудницы штаба Навального в Перми Натальи Вавиловой, в полиции знают адреса всех наиболее активных граждан, марки и номера их автомобилей, места работы. Превентивные меры предпринимаются накануне мероприятия, продолжаются до самого его начала. Всем «неблагонадёжным» под роспись вручают предостережение от участия в несогласованных публичных акциях и предупреждение об ответственности за их организацию и призывы к участию. В случае необходимости этот документ впоследствии будет фигурировать в суде.

Активисты на контакт с полицией идут неохотно, поэтому стражам порядка приходится маскироваться, сидеть в засаде и выманивать их хитростью, чтобы вручить заветную бумажку. Так, по словам активистки штаба Навального Александры Семёновой, ей позвонили в дверь, сказали, что они топят соседей и попросили открыть. Полицейский прятался за углом.

Общественному активисту Денису Галицкому позвонили накануне несанкционированной акции против пенсионной реформы, когда он шёл в магазин.
Заявили, что хотят встретиться, показать мне какие-то фотографии, задать несколько вопросов, — рассказывает Галицкий. — Я сказал им, что в магазин иду, пусть подъезжают, если надо. Они сразу приехали. В общем, встретились мы в магазине. Никаких фотографий у них не было, как и вопросов. Они вручили мне бумажку-предостережение. Это смешно, потому что я никогда ничего такого не организовывал, на митингах не выступал.
«Наверное, это после митинга против коррупции в прошлом году, когда я им примелькался», — смеётся Денис. Он пояснил, что во время прошлогодней акции 26 марта развлекал себя тем, что постоянно старался попасть в объективы видеокамер полицейских крупным планом.

Наиболее «опасных» стараются задержать и изолировать. Так, сотрудника штаба Навального Сергея Ухова задержали в штабе перед несогласованной акцией против пенсионной реформы. Она состоялась 9 сентября. Ухов не призывал к участию в акции, ничего не писал на этот счёт в соцсетях и даже не «лайкал» ничьи посты. Формально задерживать его было не за что, поэтому полицейские решили, что Сергей оказал им сопротивление и заслужил 15 суток административного ареста. Из штаба тогда в очередной раз изъяли все компьютеры и оргтехнику, в том числе принтер, чтобы проверить, не печатали ли на нём листовки с противоправными призывами.

Находящуюся в штабе Наталью Вавилову задерживать не стали. Не было смысла. У неё несовершеннолетние дети, и держать в полиции её могут не более трёх часов. Наталью «скрутили» на следующий день, за 10 минут до начала шествия. Причина: репосты информации о несогласованной акции в социальной сети «ВКонтакте. Доказательством в суде служил скриншот страницы Натальи в плохом качестве. По словам Вавиловой, теперь это распространённая практика — такого доказательства суду достаточно. Дело закончилось 120 часами обязательных работ.

Бывает и так, что в день или накануне публичной акции автомобили активистов привлекают повышенное внимание сотрудников ГИБДД. Так, 9 сентября активист ОГрА Пётр Петров выехал из села Кочёво пораньше, чтобы приехать к двум часам дня в Пермь (в 274 км от Кочёво) и принять участие в акции против пенсионной реформы. Его дорожные злоключения заслуживают отдельного повествования.
Метод 5: связать руки
Один из самых надёжных способов надолго лишить активистов возможности проводить публичные акции — осудить их. По поправкам 2012 года организатором публичного мероприятия не может быть лицо, имеющее непогашенную судимость, а также тот, кто два и более раза привлекался к административной ответственности по некоторым статьям КоАП.
Во втором случае запрет на организацию мероприятий действует в течение года после уплаты штрафа или отбывания наказания.

В ОГрА, например, на сегодня уведомления может подавать только один человек, у всех остальных — по две и более «административки». У «навальновцев» та же картина — ни сотрудники штаба, ни даже волонтёры сегодня не могут подавать уведомления. По словам Натальи Вавиловой, всякий раз им приходится искать новых людей для подачи уведомлений.

Чаще всего привлекают по статье 20.2 КоАП — нарушение порядка проведения публичного мероприятия. Первый раз оно карается штрафом от 10 до 300 тысяч рублей, или от 40 до 200 часов обязательных работ, или арестом на срок от 10 до 20 суток. Повторное нарушение — уже 150–300 тысяч рублей, или 40–200 часов обязательных работ, или арест до 30 суток.
Метод 6: пикет в пику
Есть ещё один способ выразить своё особое мнение по общественно значимым и политическим вопросам — одиночный пикет. Вы можете повесить на себя плакат, на котором в лаконичной форме изложена суть претензий или пожеланий, встать в людном месте и ждать полицию, которая непременно появится, чтобы проверить ваши документы, а затем занять пост неподалёку «в целях вашей же безопасности».
Претензий со стороны полиции к вам быть не должно, если вы никому не мешаете передвигаться, не соорудили быстровозводимую конструкцию, стоите молча, не раздаёте листовки, а на расстоянии ближе 25 метров от вас (такая норма установлена в Пермском крае, она отличается в разных регионах) не проводится другой одиночный пикет.

Однако. Расстояние между пикетами перестаёт иметь значение, если их объединяет общая идея. То есть вы со товарищи можете стоять в разных частях города, выражая мнение по одному и тому же вопросу, и тогда ваши действия будут расцениваться как несанкционированное публичное мероприятие со всеми вытекающими административными последствиями.

Более того, даже одиночные пикеты можно срывать. Те же навальновцы, когда поняли, что на бесполезную подачу уведомлений для проведения так называемых «Кубов Навального» уходит слишком много времени и сил, решили проводить одиночные акции без быстровозводимых конструкций и плакатов. Это называлось «Шары Навального» — стол, стул, шарик с гелием, газеты. Срабатывало всё лето. Однако перед сентябрьскими выборами губернатора Прикамья полиция стала задерживать активистов, заявив, что газеты относятся к агитационным материалам, на шарах и футболках написано «Навальный», следовательно, это несанкционированный пикет. Последовали административные наказания. Стало понятно, что с «шарами» придётся закончить.

С одиночными пикетами без шариков и газет тоже не задалось. Как правило, к активисту подходил человек в гражданском и просто вырывал плакат из рук.
А как у других?
Фото Даниила Соколова
О том, что публично выразить своё мнение по общественно важным политическим вопросам всё сложнее, говорят не только сторонники Навального и члены ОГрА. По словам Виталия Моренко, секретаря по протестной и агитационно-пропагандистской работе Пермского краевого отделения КПРФ, если мероприятие не нравится власти, она идёт по стандартной схеме: даёт ответ, что на это место заявку ранее подало другое лицо, и предлагает перенести туда, где акцию проводить нет смысла. На тех местах, где были якобы заявлены другие мероприятия, обычно ничего не происходит, говорит Моренко.
Мы пока не проводили несанкционированные акции, — говорит член КПРФ, — но, мне кажется, если с нами и в дальнейшем будут так поступать, у нас не останется иного выхода.
То, что все площадки всегда «заняты», подтверждает и Сергей Андреянов, координатор регионального отделения Левого фронта в Пермском крае. По его словам, провести мероприятие в центре города невозможно: даже если успеваешь подать заявление раньше других, на месте акции «сразу начинается ремонт тротуара, какие-то другие монтажно-демонтажные работы».

Не дают выражать свой протест в центре города и тем, кто объединился для решения конкретной, совершенно неполитической проблемы. Любовь Турова, бывший неформальный лидер жильцов частного сектора, чьи дома внезапно оказались в охранной зоне нефтепровода «Каменный Лог — Пермь» и подлежат сносу, также рассказала о том, что в прошлом году им предложили митинговать в Парке камней под предлогом того, что центр занят.

Наталья Трушникова, руководитель общественной организации обманутых дольщиков/пайщиков Пермского края «Общественный контроль!», также отмечает, что со времён предвыборной губернаторской кампании «ранее поданные уведомления» стали обычной практикой.
Хотя мы всё фиксировали, — говорит Наталья, — стояли у кабинета (Управления по работе с общественностью. — Прим. ред.) первыми, и раньше нас никто уведомление подать просто не мог. А нам говорили, что всё занято. Мы проверяли. Там (на «занятых» площадках. — Прим. ред.) полтора человека с шариками стояли и сами себя веселили. Так бывало поначалу. А потом и вообще никого не было.
Ещё совсем недавно жители Перми могли видеть на центральных улицах города пёструю толпу распевающих мантры людей. Они аккуратно согласовывали свои акции и чётко соблюдали все требования закона. Однако и их теперь можно увидеть только в специально отведённом месте — на участке улицы Крупской.
Судя по бейджикам, это религиозная группа «Харинама Пермь». У них даже «ответственный за звукоусиливающие технические средства» носит соответствующий бейдж. Эти люди, как и прежде, распевают свои «Харе-Харе», но теперь в малолюдном месте, в сопровождении двух благодушно настроенных полицейских. Представители религиозной группы дали свои осторожные комментарии по поводу переноса их акций, однако затем, посовещавшись, попросили их не публиковать.

Исключением из всех наших собеседников стал Олег Постников, руководитель фракции ЛДПР в Заксобрании Пермского края. Он говорит, что никаких проблем с согласованиями публичных мероприятий у представителей партии не возникает.
Есть понимание, — говорит Постников, — что администрация губернатора не очень приветствует публичные мероприятия в центре города. Поэтому нам пришлось отказаться от традиционных мест проведения митингов. Большую часть последних мероприятий мы проводим в Сквере уральских добровольцев. Согласование получаем, потому что наши митинги по большей части носят не протестный, а декларативный характер.
Исключением можно считать и, например, акцию представителей НОД (Национально-освободительное движение). В день рождения президента они расположились со своими пикетами на ступенях ЦУМа, у входа в кафе, принадлежащего американской сети точек быстрого питания.

Национально-освободительное движение выступает за национальный курс и территориальную целостность России, что никак не противоречит официальной позиции властей и патриотической идеологии в целом. Люди с плакатами находились на расстоянии меньше положенных 25 метров друг от друга, однако не привлекли внимания полиции и охотно общались с прохожими. Нам они сообщили, что у них всё законно, есть все необходимые документы и разрешения.

Акция НОДовцев в день рождения президента
Как быть?
Активисты пытаются идти на хитрости. Так, по словам Юрия Боброва, в какой-то момент обычная, рутинная работа в рамках избирательной кампании превратилась в спецоперацию: для «кубов» выбирали всё новые места, продумывали запасные варианты на случай отказа, приходили к семи утра в первый день подачи или под конец рабочего дня с большим количеством уведомлений, чтобы в администрации не успели написать все отказы (в случае с пикетами ответ органы МСУ должны дать в день получения уведомления). Чиновники действительно иногда не успевали, иногда допускали ошибки, и тогда пикеты проводились.

Представители ОГРА тоже пробуют применять разную тактику. Например, подавать по нескольку десятков заявок за раз, а потом все отзывать. По их задумке, администрация привыкнет к тому, что ОГрА отзывает заявки, это усыпит бдительность чиновников, они перестанут вовремя присылать ответы и тогда однажды какая-то нужная заявка не отзовётся, и тактика сработает в нужный день и в нужном месте.
Иногда активисты обращаются в суд, пытаясь признать отказы администрации незаконными. В прошлом году суд хоть и редко, но признавал правоту истцов. Сейчас, по словам активистов, он всегда занимает сторону администрации, которая с лёгкостью доказывает, что любое людное место в городе действительно занято именно в этот день и в это время. Для этого достаточно предоставить соответствующий документ. Так, Ленинский райсуд отказал признать незаконными действия администрации по иску ЛГБТ-активистки Юлии Бабинцевой.

Юлия подавала уведомление о проведении публичного мероприятия 17 мая этого года, с 7:00 до 20:00, в Парке камней. Напомним, это — одно из «специально отведённых мест».

Выдержка из решения Ленинского районного суда Перми по иску Юлии Бабинцевой
В администрации тогда заявили, что место уже занято, и предложили провести мероприятие на безлюдном пляже КамГЭС. Представители администрации на разбирательство не явились, однако, «выслушав стороны, их представителей, исследовав доказательства», суд установил, что некий Попов А.А. подал уведомление на проведение пикетов сразу в трёх специально отведённых местах (в том числе в Парке камней) на 43 минуты раньше Бабинцевой.
Из журнала учёта поступающих уведомлений
Своими пикетами (до 10 человек на каждый гайд-парк) Попов собирался с семи утра до десяти вечера привлекать внимание к участию волонтёров в социально ориентированных проектах. Доказательств того, что в середине мая на пляже малолюдно, истец не предоставила, цели у мероприятий разные, нарушений не выявлено.

В случае необходимости администрация может легко доказать в суде и то, что в том или ином месте проводился ремонт или было просто небезопасно.
Лица системы
За последние три года на посту Управления по работе с общественностью администрации Перми сменились три руководителя
Сергей Боталов
До осени 2016 года Управление возглавлял Сергей Боталов. Человек, неизвестно откуда взявшийся и неизвестно куда ушедший после (в открытых источниках не удалось найти почти никакой информации о нём).
Андрей Усов
Затем на пост назначили Андрея Усова, который к тому времени успел отслужить в армии, поработать электромонтёром в Березниках, возглавить ОВД МВД в Нытве и Управление МВД России по городу Перми, получить медаль «За отличие в охране общественного порядка» и поруководить Свердловским районом Перми. В октябре 2017 года Усов вернулся к руководству Свердловским районом.
Лидия Королёва
На место Усова в Управление по работе с общественностью назначили Лидию Королёву. Прежде Королёва строила свою карьеру в Орджоникидзевском районе Перми. С 1980 по 1983 год была вторым секретарём РК ВЛКСМ района. Потом устроилась в администрацию и дослужилась до должности главы. Является членом партии «Единая Россия» с момента её образования.
Впрочем, активисты не связывают всё большее ограничение своих возможностей с личностью главы Управления по работе с общественностью. Упоминают лишь одно новшество, появившееся с приходом на пост Лидии Королёвой — до неё организаторам митингов и пикетов не предлагали пляж КамГЭС в качестве альтернативной площадки. Сегодня проводить свои публичные акции туда отправляют всех недовольных — от ЛГБТ-активистов до сторонников Навального.

Известны нам и те, кто всякий раз умудряется подать уведомление первым. По словам собеседников из числа сторонников Навального, ОГрА, ЛГБТ-сообщества, других активистов, из раза в раз это одни и те же люди. Они молоды, амбициозны и знают, как незаметно для всех оказаться в приёмной Управления по работе с общественностью раньше других.

Как рассказал Михаил Касимов, когда-то таковым был Станислав Швецов. Сегодня он лауреат награды «За выдающиеся достижения в общественной деятельности» и руководитель регионального отделения «Молодой гвардии "Единой России"». По словам Касимова, Швецов перестал подавать уведомления после одного инцидента. В тот день представители ОГрА заняли позицию у администрации задолго до начала рабочего дня, чтобы успеть подать уведомление о своём мероприятии первыми. Но, зайдя в здание, обнаружили у двери Управления общественных отношений упомянутого Швецова со своим уведомлением. Кто-то из «опоздавших» не смог сдержать эмоций и накинулся на молодогвардейца с кулаками. Касимов считает, что после того случая публичная активность Швецова сошла на нет, а на горизонте появился новый проворный активист Андрей Попов. Тоже молодогвардеец, в январе этого года вошёл в состав молодёжного кадрового резерва Законодательного собрания Пермского края.

Другой молодогвардеец, развивший бурную публичную деятельность около года назад, — Роман Суздальцев. Он получил известность после акции, которая прошла 7 октября 2017 года. Тогда Суздальцев успел занять площадку на городской эспланаде, где сторонники Навального хотели собраться по случаю дня рождения президента России.
В этом году ряды общественных активистов, обладающих уникальным навыком раньше других попадать в нужный кабинет, пополнил молодогвардеец Никита Шафиев. Именно он стал организатором 33 экологических пикетов в день рождения президента.

Вместе с Шафиевым в организации акций 7 ноября участвовали ещё 32 человека — так называемые «уполномоченные», которых назначает организатор, если не может присутствовать на общественном мероприятии лично (полный список мы опубликовали выше). В наши руки попал список с их именами. 24 уполномоченных удалось найти в социальной сети «ВКонтакте». Среди тех, чьи аккаунты открыты для посторонних глаз, 17 совершенно точно имеют отношение к «Молодой гвардии "Единой России"». Об этом можно судить по постам о мероприятиях, организуемых провластной молодёжной организацией.

Мы попытались связаться со всеми, у кого открыта возможность обмениваться сообщениями с посторонними людьми. Ответил лишь один юноша. Он сообщил, что сидит на лекции и пока не может писать. На вопрос об удобном для него времени ответа не последовало.

Все уполномоченные молоды. Многие из них не только молодогвардейцы, но также участники «Школы парламентаризма» — площадки для диалога между молодёжью и властью. В рамках «Школы» проходят стажировки в органах законодательной и исполнительной власти, разрабатываются социальные проекты и законодательные инициативы.
Судя по страницам в соцсетях, молодёжь как молодёжь. Кто-то увлекается машинами, кто-то занимается в «Школе молодого предпринимателя», носит георгиевскую ленточку и постит фотографии с бабушкой. На страницах ребят в соцсетях можно найти ссылки на мероприятия, которые организует «Молодая гвардия», а ещё посты гордости — за Россию («Мы гордимся тем, что живём в России, гордимся её историей и невероятным будущим, которое создаём все вместе»), президента («Мы гордимся нашим президентом, который "возглавил страну в самый трудный период... вернул обществу чувство любви к своей родине"») и себя («Сегодня по всей России идут выборы президента Российской федерации, я как гражданин Перми посетил избирательный участок и принял в них участие. Я выбираю будущее!»).

На одной из страниц даже нашли ролик-обращение к Украине, написанный в стиле рэп: «Ты напугана и растеряна и не те говоришь слова... В когтях полосатых воронов... Если хочешь спасти свою страну, то встречай нашу русскую весну... Обиду смахнув украдкою, я тебя к груди притяну».
Куда ушёл протест?
Кандидат политических наук Константин Сулимов полагает, что перенос публичных протестных мероприятий на окраины городов и снижение протестной активности — общероссийская тенденция. Власти регионов перенимают опыт друг друга. Не исключение и Пермский край. «Тем более что у нас с некоторых пор "пугливый" регион», — заключает Сулимов.

Председатель Пермской гражданской палаты Игорь Аверкиев считает, что в последние два-три года активность оппозиции не меняется, хотя и становится менее заметной для обывателей, и Прикамье в этом мало отличается от других регионов.
У нас полиция ведёт себя мягче, чем в других регионах. Мирные, даже несанкционированные, акции у нас не разгоняют, — говорит Аверкиев. — И наши оппозиционеры менее провокативны. Это своего рода неформальная конвенция. Для общей атмосферы, для ощущения свободы важно, что власть насилием на улицах не занимается. Но зато после акций судами давят изо всех сил.
По мнению Аверкиева, уличная активность — важное для обеспечения безопасности режима явление, и в её подавлении просматривается централизованность. Так, в разных регионах примерно в одно время стали сокращать количество гайд-парков или переносить их на окраины городов. Такая синхронность не может быть случайной.

Политаналитик Алексей Чусовитин тоже считает, что протестная активность не снизилась, а скорее приобрела другие формы.
Да, действительно, уличного, озорного, со свистом протеста нет и не предвидится, — говорит Чусовитин. — Это во многом связано с тем, что политика работы власти и силовиков с оппозицией была достаточно мягкой. Здесь, в отличие от многих других городов России, не пытались проехать по оппозиции катком. Полиция работает формализованно, бюрократически. Бьют не цепями, а подушками. А протесту нужны эмоции. Если их нет, он переходит в другие формы.
По мнению политаналитика, попытки общественных активистов организовать свои акции и сопротивление со стороны администрации — это не борьба, а «околобюрократическая игра в поддавки»: «Мы хотим провести акцию. Нельзя? Мы так и знали. Ну, ладно, очень жаль».

При этом, считает Чусовитин, протест сам по себе растёт, и сегодня его энергия потенциально больше, чем несколько лет назад. Только теперь (или пока) у неё нет возможности выплеснуться на улицы. Недовольство тлеет, тщательно скрытое от глаз, а протест переходит в пассивную, выжидательную форму.
В ответ на официальный запрос «Четвёртого сектора» администрация Перми сообщила, что, согласно журналам учета поступающих уведомлений, в 2018 году было подано 684 уведомления о проведении публичных мероприятий. Чиновники проигнорировали вопрос, в скольки случаях мероприятие согласовано не было. О масштабах несогласований можно косвенно судить, сравнивая число поданных уведомлений с количеством реально проведённых акций. Так, согласно мониторингу общественной активности, который проводит Пермская гражданская палата, с мая по октябрь 2018 года в Перми прошла всего 31 уличная акция.

На просьбу прокомментировать заявления гражданских активистов о том, что они не успевают подать уведомления, даже если приходят в первый возможный день подачи ещё до открытия администрации, администрация ответила кратко: «Информация не соответствует действительности».
Просмотров: 5521
Читайте также
Другие материалы рубрики
Город