Close
Close
Запутались?
Дикий Запруд
Нефтяники проложили трубы в городской черте, хотя не имели на это права. Сельскохозяйственный кооператив дал добро на прокладку, хотя не имел на это права. Городские власти продали землю с лежащими в ней трубами, хотя не имели на это права. А расплачиваются за всё рядовые горожане — жители пермского микрорайона Запруд.
РАССЛЕДОВАНИЕ
Для тех, кто совсем не в теме
Часть домов микрорайона Запруд оказалась в охранной зоне и зоне минимально допустимых расстояний магистрального нефтепровода Каменный Лог — Пермь. Владелец нефтепровода, АО «Транснефть-Прикамье», начал подавать иски о сносе строений и последовательно их выигрывать. Жильцы с таким раскладом не согласились и пошли в суды, на улицы и в приёмную президента.

Война длится пятый год. Сейчас исполнение исков о сносе приостановлено, но как надолго — непонятно. «Дорожной карты» решения проблемы до сих пор нет, хотя рабочие совещания на тему проводятся регулярно.

Запруд со своими проблемами не уникален. Всего в Пермском крае владельцы примерно четырёх сотен строений оказались в похожей ситуации, а по России их тысячи. В каждом случае — свои исходные данные и особенности, так что историю Запруда нельзя стопроцентно проецировать на другие территории. Однако для демонстрации бардака она подходит наилучшим образом.
Для большей понятности история изложена сжато. Все подробности скрыты вот в таких ссылках. Кликайте: они открываются поверх основного текста.
Да, примерно так всё это и будет выглядеть.
История основного «действующего лица» нашей истории начинается в 60-е годы прошлого века. Тогда на карте Пермского края появляется нефтепровод Каменный Лог — Пермский нефтеперерабатывающий завод (НПЗ). В эти же годы запускается в эксплуатацию ещё один фигурант повествования — одноимённый газопровод. Для развития конфликта он имеет меньшее значение (по искам собственника этой трубы никого сносить не пытались), но всё же заслуживает упоминания. На момент прокладки обе трубы не входили в черту города. После, когда здесь была уже городская черта, нефтяники проложили новые трубы (об этом мы расскажем ниже).
Кто виноват?
Что происходило с трубами между 60-ми и 90-ми, нам неизвестно. Однако для понимания сути важно лишь то, что когда-то давно они действительно были введены в эксплуатацию. На время оставим нефтепровод и газопровод в покое и перенесёмся в 1992 год. Именно тогда была запущена цепь событий, которая и привела к современной проблеме с запрудскими домами.
В 1992 году совхозу «Мотовилихинский» в постоянное бессрочное пользование выделили 2,66 тысячи гектаров земли в черте города. В границах этого участка сейчас находится та самая земля на трубе, ставшая головной болью для всех причастных.
Позднее права на городские земли кооператив утратил, однако утраченными их не считал и продолжал землёй распоряжаться.
Фрагмент свидетельства о праве бессрочного постоянного пользования 2658 гектарами земли, выданного совхозу «Мотовилихинский» в январе 1993 года. Угодья выделены под пашни, сенокос и пастбища
На фото активистка Запруда Любовь Турова показывает земли совхоза в Пермском районе. Права на них, в отличие от земель в городе, совхоз переоформил


Как именно совхоз утратил городскую землю?
В 1993 году в рамках земельной реформы совхоз был преобразован в товарищество с ограниченной ответственностью (ТОО), а ещё пять лет спустя — в сельскохозяйственный производственный кооператив (СПК). По закону совхоз должен был переоформить земли сначала на ТОО, а затем на СПК. Каждый эпизод переоформления должен был сопровождаться получением соответствующих документов. На земли, расположенные в Пермском районе, СПК такие документы получил. А вот на земли в городской черте — нет.

Факт утраты СПК «Мотовилихинский» права пользования городскими землями подтверждает ряд судебных разбирательств. Одно из них связано со строительством автодороги «Переход Стахановская — "Ива"» на участке Старцева — «Ива» (дело 2010–2011 годов). СПК подал в суд, утверждая, что дорогу проложили по его землям, не возместив при этом убытки.

Суд первой инстанции встал на его сторону. Однако в апелляции решение не устояло: выяснилось, что право на землю при преобразовании совхоза в СПК не было надлежащим образом оформлено и зарегистрировано, и постановление администрации, по которому когда-то давно земли передавались совхозу, более недействительно. Решение первой инстанции было полностью отменено.
    Параллельно в 90-е развивается история с трубами: нефтепровод перестал функционировать, а газопровод был сильно изношен. Почему это важно — станет ясно немного позднее.
    Из протокола технического совещания от 17 марта 1995 года


    Почему мы считаем, что нефтепровод перестал функционировать?
    Согласно протоколу технического совещания, состоявшегося в марте 1995 года (фрагмент на фото), правобережная часть нефтепровода (за рекой Чусовой, в Добрянском районе Пермского края) была передана под газопровод Каменный лог — Пермь. Нефтепровод в документе именуется «бывшим», а теперь уже газовую трубу на свой баланс принимает другая организация — управление «Пермнефтегаз». Затем, в конце 90-х, нефтяная компания её перепродаёт. Подробно об этом мы рассказывали в расследовании «Путин сказал — людей не трогать…».
    Фрагмент приложения к договору купли-продажи газопровода


    Что происходило в 90-е с газопроводом?
    В декабре 1998 года газопровод Каменный Лог — Пермь был продан. Сделка являлась, по сути, «переменой мест слагаемых», в результате которой газовая труба перешла от одного «ЛУКОЙЛа» другому. Но благодаря ей мы узнали важную деталь: на 1998 год износ газопровода превышал 60%.
    В июле 2006 года сельскохозяйственный производственный кооператив (СПК) «Мотовилихинский» — бывший одноимённый совхоз — дал добро на временное занятие участка «Северо-западными магистральными нефтепроводами» под ремонт магистрального нефтепровода Каменный Лог — Пермь.

    Полномочий согласовывать такие работы сельскохозяйственный кооператив не имел, но это  не главное. Судя по всему, в 2006 году труба не ремонтировалась, а под видом капитального ремонта прокладывалась заново.

    Это важно. Права тянуть магистральный нефтепровод через город по нормам, действовавшим на тот момент, нефтяники не имели. Тем не менее он беспрепятственно вошёл в границы Перми, да ещё и не один. Вероятно, вместе с ним параллельно ему и примерно в то же самое время под землёй пролёг одноимённый промысловый газопровод (вместо того, что лежал в земле с 60-х).

    К слову, управляя не своей землёй, СПК получил немаленькую компенсацию от нефтяников — за понесённые убытки и упущённую выгоду.
    Фрагмент соглашения о временном занятии земельного участка, подписанного между СПК «Мотовилихинский» и ОАО «Северо-западные магистральные нефтепроводы» (прежнее название компании «Транснефть-Прикамье»)
    Почему СПК в любом случае не имел права распоряжаться этой землёй?
    Во-первых, потому что утратил право на постоянное (бессрочное) пользование землёй, о чём мы говорили выше. Во-вторых, даже если бы оно утрачено не было (предположим, что СПК искренне заблуждался насчёт своих прав на землю), пункт 4. ст. 20 Земельного кодекса гласит: «Граждане или юридические лица, обладающие земельными участками на праве постоянного (бессрочного) пользования, не вправе распоряжаться этими земельными участками».
    Фрагмент акта проверки нефтепровода Ростехнадзором от 28 декабря 2016 года


    Почему мы считаем, что нефтепровод был проложен в 2000-е годы?
    Собственник магистрального нефтепровода Каменный Лог — Пермь — компания «Транснефть-Прикамье» — утверждает, что труба лежит в земле с 60-х годов. В 2006–2007 годах её ремонтировали, для чего и заключили соглашение о временном занятии участка.

    Однако в публикации «Путин сказал — людей не трогать…» мы доказываем, что действующий ныне трубопровод был проложен в 2000-е годы. Дополнительные подтверждения этой гипотезы были получены уже после выхода расследования. В распоряжении редакции есть несколько актов проверки нефтепровода, проведённых Ростехнадзором в 2016–2017 годы. В одном из них указаны годы ввода нефтепровода в эксплуатацию: ППМН (подводный переход магистрального нефтепродуктопровода) — 2001 год, ЛЧ (линейная часть) — 2007 год.

    В Ростехнадзоре нам пояснили, что данные внесены в акт на основании паспорта линейной части МН Каменный Лог — Пермь 2015 года. «Четвёртый сектор» запросил копию паспорта в компании «Транснефть-Прикамье», однако запрос был проигнорирован. В головном ПАО «Транснефть» предоставить документ отказались, сославшись на коммерческую тайну.

    Реальная дата ввода нефтепровода в эксплуатацию — критически важный момент в этой истории. По правилам, действовавшим на 2006 год, магистральный нефтепровод не мог быть проложен в черте города.
    Может ли так выглядеть труба после 60 лет эксплуатации без ремонта?


    Почему мы считаем, что газопровод также был проложен в 2000-е
    Действующий сегодня промысловый газопровод Каменный Лог — Пермь принадлежит ООО «ЛУКОЙЛ — Пермь». Компания утверждает, что он был введён в эксплуатацию в 60-х годах. Из ответа «ЛУКОЙЛа» на запрос 59.RU следует, что на момент ввода труба проходила только по Добрянскому и Пермскому районам и в черту города не заходила. Позже границы города расширились, и газопровод оказался за ними. Таково официальное объяснение того, как труба оказалась в городской черте.

    Однако у нас есть информация, косвенно её опровергающая.

    В 2018 году «ЛУКОЙЛ» начал ремонтные работы на газопроводе в районе Запруда. Напомним, по документам 1998 года, которые мы упоминали выше, его износ уже превышал 60%. Ранее капремонт этого участка никогда не проводился, сообщили нам в «ЛУКОЙЛе». Однако фрагмент трубы, извлечённой из-под земли в ходе ремонта, совсем не выглядит старым (см. фото). Житель Запруда Сергей Кочергин, который присутствовал на выемке трубы, утверждает, что тогда удивились даже рабочие: «Надо же, а труба-то совсем новая».

    Ещё одно косвенное опровержение содержится в заключении экспертизы промбезопасности проекта по замене трубы магистрального нефтепровода Каменный Лог — Пермь (2006 год). В этом документе зафиксированы трубы, проходящие в недопустимой близости от трассы нефтепровода. Из другой экспертизы* нам известно, что расстояние между газопроводом Каменный Лог — Пермь и одноимённым нефтепроводом — всего три метра (хотя по правилам должно быть не меньше 15). То есть если бы ныне действующий газопровод уже существовал в 2006 году, он бы фигурировал в заключении экспертизы промбезопасности. Однако не фигурирует.

    В Западно-Уральском управлении Ростехнадзора гипотезу о том, что газопровод 1963 года запуска и современный газопровод Каменный Лог — Пермь — это две разные трубы, не подтвердили, но и не опровергли. Здесь ответили, что «установить [этот] факт… не представляется возможным».

    Дата реального возведения газопровода, как и в случае с нефтепроводом, имеет критически важное значение. По правилам (основные — СП 284.1 325 800.2016) прохождение промысловых газопроводов в городской черте также не допускается.

    --
    * Заключение экспертизы промышленной безопасности документации «Капитальный ремонт газопровода Каменный Лог — Пермь», июнь 2017 года.
    Документ об оценке убытков и упущенной выгоды СПК «Мотовилихинский». Всего — 1,76 млн руб.
    2007 год. В отношении земель, в которых лежат трубы, принимается ряд непоследовательных решений

    1
    Застроим?
    В апреле СПК «Мотовилихинский» начинает разработку проекта планировки этой территории. Начинается планирование застройки земли с трубами.
    2
    Сохраним лес?
    В июне Пермская городская дума относит земли к территориальной зоне Р-2. Земля с трубами становится зоной лесопарков, городских лесов и отдыха.
    3
    Лучше продадим!
    В июле администрация продаёт земли СПК. Земля с трубами уходит из муниципальной собственности.
    Фрагмент приказа управления земельных отношений администрации города Перми «О предоставлении СПК "Мотовилихинский" земельных участков в Мотовилихинском районе»
    При этом земли были проданы без торгов и по многократно заниженной цене. Несмотря на то что в приказе о продаже указано назначение земель (сельхозпроизводство), планы СПК и властей в отношении участков были очевидны — задание на разработку документации по планировке территории было продлено до июня 2008 года.

    Позже чиновники будут утверждать, что о трубах на тот момент они ничего не знали. Это неправда.

    По действующей на тот момент ст. 36 Земельного кодекса РФ «исключительное право на приватизацию земельных участков… имеют… собственники зданий, строений, сооружений». Однако никаких строений тогда на проданных землях не было. Более того, согласно ст. 87 Земельного кодекса РФ (в редакции, действовавшей на тот момент) земли промышленности и иного специального назначения не могут быть проданы, а могут быть предоставлены только в безвозмездное срочное пользование.
    Сравнение стоимости участков, прописанной в договоре, с их кадастровой стоимостью (участок 4 и участок 5 — это и есть проблемные запрудские земли)
    О том, насколько была занижена цена, можно судить, сравнив цену, указанную в договорах купли-продажи, с кадастровой стоимостью участков. Так, участок № 4 был продан в октябре 2007 года за 850,3 тысячи рублей . Его кадастровая стоимость на август 2007 года составляла 50,56 миллиона рублей. Участок № 5 ушёл за 2,77 миллиона рублей при кадастровой стоимости в 196,47 миллиона.
    Фрагмент постановления администрации города № 1031 от 23 июня 2006 года


    Почему мы уверены, что власти знали о трубах?
    В одном из официальных ответов на запрос информации пермские власти утверждают, что «Транснефть» уведомила администрацию города о расположении в границах Перми магистрального нефтепровода только в марте 2014 года. То есть город о трубах якобы ничего не знал, поэтому ответственность за произошедшее с землёй с него снимается.

    Однако это не может соответствовать действительности.

    Во-первых, существует акт выбора и предварительного согласования трассы нефтепровода Каменный лог — Пермь, подписанный 1 марта 2006 года департаментом планирования и развития территории Перми.

    Во-вторых, есть постановление администрации города № 1031 (фрагмент на фото), которым предварительно согласовывается место размещения магистрального нефтепровода. Оно подписано в июне 2006 года.
    Планам СПК «Мотовилихинский» по застройке бывших совхозных земель не суждено было сбыться. В июне 2008 года он оплатил второй и последний акт от компании «Пермгражданпроект», на этом разработка проекта планировки встала.

    По стечению обстоятельств сразу вслед за этим, в августе, произошёл рейдерский захват СПК. Точнее, председатель кооператива утверждал, что это был рейдерский захват. На этот счёт есть сомнения (см. схему).
    Так или иначе, часть земель в результате была оформлена на ЗАО «Уралагро» и ЗАО «Уралсибспецстрой», разделена на участки различной площади и перепродана частным лицам.

    Люди, покупавшие здесь участки, с документами на руках доказывают, что ни о каких обременениях и ограничениях в договорах купли-продажи речи не шло, а назначение земли на момент покупки позволяло возводить здесь дачные и гостевые дома.
    Разработку проекта планировки СПК «Мотовилихинский» так и не завершил. Фрагмент справки «Пермгражданпроекта» по договору


    О судьбе проекта планировки территории
    Постановление о подготовке документации по планировке территории по ул. Лядовской администрация Перми выпустила в апреле 2007 года. Чиновники выдали СПК «Мотовилихинский» задание на разработку документации. Позже оно было продлено до июня 2008 года.

    ООО «Пермгражданпроект» начало работы. За первый этап («Планировка улиц») СПК заплатил организации один миллион рублей. За второй этап («Разработка вариантных решений проекта планировки микрорайона») ещё 700 тысяч. На третьем этапе (непосредственно «Проект планировки микрорайона») работы остановились. Акт на 1,3 млн рублей так и не был подписан и оплачен.

    Как следует из справки по договору, выданной «Пермгражданпроектом», всё остановилось на этапе согласования с администрацией города и «заинтересованными инстанциями».

    Добавим, в 2009 году абзац о подготовке документации по планировке территории СПК «Мотовилихинский» из постановления 2007 года был исключён. На этот счёт было выпущено ещё одно постановление №  877.
    Схема связей СПК «Мотовилихинский», ЗАО «УралАгро» и ООО «УралАгро»


    Рейдерский захват или его инсценировка?
    • В октябре 2000 года регистрируется ЗАО «УралАгро». Его владельцем на паритетных началах становятся СПК «Мотовилихинский» и ЗАО «Уралсибспецстрой».
    • В июле 2008 года, со слов председателя СПК «Мотовилихинский» Зураба Дочии, происходит рейдерский захват кооператива. В числе тех, кого Дочия называет причастными к захвату, некие Никита Смирнов и Сергей Каплан. В 2009 году они по очереди возглавляют подконтрольное СПК ЗАО «Уралагро».
    • В июне 2009 года Дочия через суд возвращает себе директорское кресло в компании.
    • В марте 2010 года учреждается ООО «УралАгро». Основной владелец (98% в уставном капитале) — ЗАО «УралАгро». Директором компании становится Дмитрий Селиванов, один из совладельцев СПК «Мотовилихинский».
    • В феврале 2013 года начинается ликвидация ЗАО, в мае 2013 ЗАО выходит из состава владельцев ООО, в январе 2017 года ликвидируется.
    • Основным собственником ООО «УралАгро», которое по-прежнему возглавляет Селиванов, на сегодня является СПК «Мотовилихинский», который по-прежнему возглавляет Дочия.

    При этом Дмитрий Селиванов был промежуточным владельцем сразу нескольких земельных участков, владельцы которых позже получили иски о сносе.

    Газета «Коммерсант — Прикамье» в 2008 году писала: «В ГУВД версию Зураба Дочия о попытке рейдерского захвата предприятия категорически опровергли. Источник издания в ГУВД также отметил, что правоохранительные органы интересует, каким образом часть земель СПК оказалась в собственности ЗАО "Уралагро", подконтрольного Зурабу Дочия, и ЗАО "Урасибспецстрой", а потом перешла в собственность третьих лиц».

    --
    Схема подготовлена с помощью онлайн-инструмента VIS.
    И тем не менее. В 2014 году жители Запруда начинают получать иски от компании «Транснефть-Прикамье». В них говорится о том, что их строения расположены в охранных зонах и зонах минимально допустимых расстояний до магистрального нефтепровода и должны быть снесены.

    Дальнейшее — бесконечная череда судебных разбирательств. Об этих судах пермские СМИ (59.RU в том числе) писали неоднократно, и мы не будем останавливаться на разборе аргументации противоборствующих сторон. Достаточно сказать, что нефтяники во всех судах побеждали, аргументы граждан игнорировались, социальное напряжение росло, протест регулярно выплёскивался в разных формах — от митингов до угроз перекрытия дороги.
    Поимённо. Люди, чьи подписи стоят на документах, имеющих ключевое значение для развития проблемной ситуации.
    Рустям Хисаев. Депутат Пермской городской думы V созыва. С 2005 по 2007 год возглавлял ОАО «Северо-западные магистральные нефтепроводы» (позднее реорганизовано в АО «Транснефть-Прикамье»). В период его руководства проводился «капитальный ремонт» (прокладка) магистрального нефтепровода Каменный Лог — Пермь. Позднее, с 2009 года, возглавлял ООО «Пермнефтегазпереработка» (покупатель магистрального газопровода Каменный Лог — Пермь).

    Зураб Дочия. Совладелец и бессменный председатель СПК «Мотовилихинский». Согласовал прокладку нефтепровода по землям сельскохозяйственного кооператива. Также — бывший директор ЗАО «УралАгро» (ликвидировано) и исполнительный директор ООО «УралАгро» (по настоящее время). ЗАО «УралАгро» в своё время стало собственником части городских земель СПК, которые впоследствии были перепроданы частным лицам.

    Михаил Селиванов. Директор и владелец ООО «УралАгро», совладелец СПК «Мотовилихинский». Промежуточный собственник части земельных участков, владельцы которых позже получили иски о сносе.

    Аркадий Кац. Бывший депутат регионального Заксобрания и городской думы, экс-вице-губернатор Пермской области и первый заместитель губернатора. С мая 2006 года по февраль 2010 года — глава администрации Перми. Подписал ряд документов, связанных с прокладкой нефтепровода Каменный Лог — Пермь в 2006 году (в т.ч. постановление администрации города «О предварительном согласовании ОАО "СЗМН" места размещения объекта…»).

    Татьяна Самойленко. Бывший руководитель департамента планирования и развития территории города Перми (с 2006 по 2009 годы). В 2006 году подписала акт выбора и предварительного согласования трассы нефтепровода Каменный лог — Пермь.

    Михаил Макаровский. Бывший руководитель управления земельных отношений администрации Перми (до 2009 года). В 2007 году подписал приказ, по которому земли были проданы СПК «Мотовилихинский».
    Жизнь налаживается?
    Нет, показалось
    Ситуация требовала внешнего вмешательства, и власти вмешались. Неоднократно за последние полтора года у жителей проблемной территории вспыхивала — и почти сразу гасла — надежда.

    Разработают или нет? 1 сентября 2017 года заместитель главы администрации Перми Андрей Ярославцев подписал постановление о подготовке проекта планировки территории, ограниченной Лядовским трактом, ул. Черемховской и городскими лесами в Мотовилихинском районе Перми. Это, собственно, и есть наша проблемная зона. Решение должно было стать началом пути к легализации — без проекта планировки строения невозможно зарегистрировать. Однако дальше дело не продвинулось.

    Перенесут или нет? В феврале 2018 года на нефтепроводе Каменный Лог — Пермь начались изыскательские работы. Как мы выяснили, они велись с целью выноса трубы из жилой зоны. Однако подтвердить информацию не удалось ни в «Транснефти», ни в правительстве Пермского края даже после вмешательства прокуратуры. В предоставлении документов отказывают, ссылаясь на коммерческую тайну.

    Снесут или нет? Исполнение исков «Транснефти» по сносу рекомендовано приостановить, причём бессрочно. Однако никаких гарантий того, что нефтяники будут бесконечно придерживаться этой рекомендации, нет. Так, в ноябре прошлого года на встрече граждан с представителями «Транснефти» сотрудник компании уклонился от ответа на вопрос о сносе («Это не в нашей компетенции»), однако заявил, что об уменьшении зоны минимально допустимых расстояний до нефтепровода не может быть и речи.
    Фрагмент распоряжения, на которое жители Запруда возлагали большие надежды


    Почему проект планировки территории до сих пор не разработан?
    В сентябре 2017 года СНТ «Черемховское» — формальный инициатор процесса — заключило договор о разработке проекта и частично оплатило работы. В течение 40 дней, согласно договору, проект должен был быть разработан. Однако процесс застопорился.

    Любовь Турова, которая тогда ещё участвовала в делах СНТ (сейчас она вышла из товарищества), рассказала, что тогда ей позвонили из администрации и в неофициальной беседе объяснили: дальнейшее движение пока невозможно, в команду пришли «новые люди», которые «задают вопросы».

    В администрации города нам сообщили, что разработанный проект «неоднократно представлялся» СНТ в городской департамент градостроительства и архитектуры, однако всякий раз отклонялся и направлялся на доработку. Причины, по которым это происходило, чиновники не объяснили. Отметили лишь, что нового доработанного проекта на момент получения нашего запроса в департамент не поступало.
    В Роспотребнадзоре мы узнали, с какой целью «Транснефть» вела изыскательские работы в Запруде. Однако ничего больше выяснить не удалось


    Когда молчание красноречивей документов
    То, что работы велись с целью выноса нефтепровода из жилой зоны, нам сообщили в управлении Росприроднадзора по Пермскому края. Здесь же поведали, что это происходит в рамках соглашения о сотрудничестве, подписанного 13 сентября 2017 года между правительством Пермского края и ПАО «Транснефть».

    Однако выяснить хоть какие-то подробности и получить копию этого соглашения нам не удалось. В правительстве Пермского края ответили отказом, заявив, что документ является конфиденциальным. Министр промышленности региона лишь заверил, что соглашение «не предполагает ограничение конкуренции и предоставление каких-либо преференций "Транснефти"».

    Попытки получить документ у самой «Транснефти» также не увенчались успехом. Компания проигнорировала в общей сложности четыре запроса информации от «Четвёртого сектора». Жалобу на этот счёт мы направили в казанскую прокуратуру. Та вынесла представление об устранении нарушений закона в адрес генерального директора компании и постановление о возбуждении дела об административном правонарушении в отношении начальника службы общественных коммуникаций АО «Транснефть-Прикамье». Однако получить документы это не помогло. «Копий таких документов… в АО "Транснефть-Прикамье" не имеется», — сообщила прокуратура. В ПАО «Транснефть» копию документа предоставить отказались, сославшись на коммерческую тайну.

    В единственном ответе, всё-таки полученном от компании «Транснефть-Прикамье», говорится о том, что реконструировать трубопровод компания не планирует.
    Ещё трубы. Разбираясь в ситуации, мы наткнулись на другие трубы, также проходящие в относительной близости от проблемного посёлка. Восстановить их биографию оказалось делом непростым. Возможно, они не несут никаких рисков для расположенных рядом строений, но сам процесс добычи сведений об этих трубах красноречиво характеризует ситуацию в трубопроводном хозяйстве города в целом.
    Разделяй и властвуй. Жители посёлка, которые поначалу держались вместе и вместе отстаивали свои права, перессорились. Некоторые участники конфликта не исключают, что это произошло под влиянием извне. Всё началось после коллективного иска против «ЛУКОЙЛа». Одной из его целей было в очередной раз обратить внимание властей на Запруд в момент, когда застопорилась разработка проекта планировки территории. Однако вскоре после этого бывшие союзники устроили теперь уже бывшему лидеру протеста Любови Туровой то, что она сама называет «публичной поркой». Затем она получила новый иск о сносе, только на сей раз не от нефтяников, а от районной администрации.
    Ещё одна зона минимально допустимых расстояний. Осенью 2018 года запрудские жители неожиданно узнали, что их участки попали в ещё одну зону минимальных расстояний, на сей раз — лукойловского промыслового газопровода (того самого, что когда-то вошёл в Запруд вместе с нефтепроводом Каменный Лог — Пермь). Её занесли в ИСОГД (информационная система обеспечения градостроительной деятельности) в сентябре, она составила 250 метров. Притом что ранее газопроводу была присвоена лишь охранная зона, всего в 25 метров. После очередной серии возмущений местных жителей зона из ИСОГД исчезла.
    Тревожней, ещё тревожней
    Осадок, однако, остался. Владельцы проблемных участков в Запруде живут в постоянном ожидании новых сюрпризов. Кто знает, что свалится на голову завтра — внеплановая проверка, свежий иск о сносе от «Транснефти», решившей нарушить договорённости, или установление новых охранных зон? Как минимум всё это очень некомфортно, создаёт постоянное напряжение. Масла в огонь подливает репутация территории, из-за которой продать жильё в проблемном районе без перспектив развития очень сложно.
    Фрагмент схемы газоснабжения Перми


    Что за трубы лежат возле «Солнечной долины»?
    По схеме газоснабжения Перми перпендикулярно улице Лядовской, вдоль коттеджного посёлка «Солнечная долина» и улицы Вавилина проходит ещё две трубы. Они обозначены на схеме как магистральный газопровод и газопровод высокого давления. Что это за трубы, в администрации города пояснить не смогли, заявив, что информацией о собственнике не располагают.

    На портале ИСОГД возле посёлка отмечена охранная зона газопровода высокого давления и охранная зона газопровода ГЗУ-ТЭЦ-6, Ярино — Пермь, Каменный Лог — Пермь. Пусть вас не смущает это перечисление: зоны в ИСОГД заносятся пакетом, поэтому при клике по одной может всплыть информация сразу о нескольких. На интересующем нас участке расположена, судя по всему, охранная зона яринского газопровода.

    В Западно-Уральском управлении Ростехнадзора расположение на этой земле газопровода высокого давления подтвердили. По нему, сообщили здесь, газ поставляется потребителям Орджоникидзевского и Мотовилихинского районов Перми. Охранная зона — 20 метров до фундаментов строений. Труба эксплуатируется АО «Газпром газораспределение Пермь».

    Однако то же самое ведомство в ответе на другой запрос, направленный жителем Запруда Сергеем Кочергиным, сообщило, что вблизи посёлка пролегает труба, входящая в реестр опасных производственных объектов — «Участок магистрального газопровода Пермского линейного производственного управления магистральных газопроводов». Он эксплуатируется ООО «Газпром трансгаз Чайковский». В «Газпром трансгазе», впрочем, заявили, что этого никак не может быть, поскольку все их трубы проходят далеко за чертой города («Вы что! Там же такие трубы! Если взорвётся — за 50 километров от города будет видно. Страшная вещь»).

    Наконец, на проекте границ магистрального нефтепровода Каменный Лог — Пермь в районе «Солнечной долины» вы найдёте ещё одну заглушенную трубу. Хотя, как сообщили в Ростехнадзоре, никакой информации о приостановке или консервации труб в этом районе в ведомство не поступало.

    Что всё это значит и как это понимать?
    Произошедшее восстановлено со слов Любови Туровой и Сергея Кочергина. С Любовью Алеевой поговорить не удалось. Однако то, что всё происходило именно так, подтвердил другой местный житель — художник Анатолий Чирцов. На фото запечатлён момент, где Анатолий рассказывает, как толпа пыталась прорваться к дому Алеевой


    Мастер-класс по сливу протеста
    6 ноября 2017 года возле дома Дмитрия Семерикова – одного из учредителей СНТ «Черемховское» – состоялось внеочередное собрание членов товарищества. Как следует из протокола, одним из вопросов повестки был отчёт Любови Туровой «о проделанной работе… по разработке проекта планировки территории».

    «Я подошла к людям и оказалась внутри круга. Почувствовала себя героем фильма "Чучело". Неизвестный мне человек задавал вопросы: почему, мол, я за их счёт решаю свои проблемы с трубами, если с трубами у них никаких проблем нет? [Председатель СНТ "Черемховское" Владимир] Устинов говорил: я вам не верю, меня трубы вообще не касаются, – вспоминает Турова. – Я пыталась что-то объяснить. Но люди были заряжены. Никто не слушал. Это было похоже на публичную порку».

    Через три дня возле дома Семерикова люди начали собираться вновь. Толпа двинулась к дому Любови Алеевой – на тот момент держателя средств, собранных с местных жителей для оплаты работ по подготовке проекта планировки территории. Турова и её гражданский муж Сергей Кочергин, видевшие происходящее из окна, присоединились к собравшимся. Утверждают, что слышали выкрики: «Верните деньги!», «Настроили дома за наш счёт!» и даже чьё-то предложение «пощекотать спину ножичком». Алеева впустила Турову и Кочергина, толпа осталась снаружи. «Она была очень агрессивной, – утверждает Кочергин. – Я думал, через забор начнут перелезать, нешутейно это всё выглядело».

    На следующий день Турова и Алеева написали заявления в полицию об угрозах в свой адрес. Алеева, помимо прочего, упоминает СМС-сообщение, полученное с неизвестного номера. В нём, в частности, говорится: «Все мы под богом ходим. Вы погрешили. Жаль вас». Полицейское разбирательство, впрочем, ничем не закончилось, в возбуждении уголовного дела было отказано.

    Произошедшее Любовь Турова считает травлей, инспирированной извне. Активистка утверждает: 9 ноября толпа действовала под «предводительством» Виталия Старикова – на тот момент члена Общероссийского народного фронта (ОНФ). За несколько дней до начала описанных событий он вдруг объявился в чате местных жителей в Viber и обещал решить все их проблемы.

    Дмитрий Семериков конфликт между жителями посёлка опровергает: «Да не было вроде никакой травли, всё было в рамках закона. Были перевыборы казначея».
    По многочисленным просьбам...
    Конфликт между жителями продолжился в юридической плоскости. В декабре к Туровой пришли с внеплановой проверкой «наличия признаков самовольного занятия земельного участка». Причина – обращение граждан.

    В апреле 2018 года администрация Мотовилихинского района подала иск против Туровой. Основанием вновь послужило обращение граждан. Администрация требовала признания дома Туровой самовольной постройкой, подлежащей сносу. Впрочем, вскоре власти свой иск отозвали без объяснения причин.

    На встрече местных жителей с администрацией города и «Транснефтью» осенью 2018 года одна из участниц пожаловалась, что её дом, в свою очередь, снесли по обращению Туровой – та, де, сообщила в прокуратуру, что строение находится в водоохранной зоне малой реки (сама Любовь пояснила, что жалоба была связана с размещением в посёлке автомобильной свалки).

    «Сказать, что Турова что-то своё решает за счёт других? Ну почему нет. Позиция её мне не совсем понятна», – прокомментировал житель Запруда, один из учредителей СНТ «Черемховское» Дмитрий Семериков. Вдаваться в подробности, впрочем, он не стал: «Я пока отошёл от этих всех дел».
    Скриншот из ИСОГД. Осень 2018


    А была ли зона?
    Зону минимальных расстояний до газопровода в ИСОГД внесла администрация города. Это было сделано «по координатам, направленным в департамент [градостроительства и архитектуры] собственником газопровода ООО «ЛУКОЙЛ-Пермь».

    Позднее, в октябре 2018 года, на основании другого письма «ЛУКОЙЛа» департамент актуализировал границы — зона сократилась до 200 метров в обе стороны.

    В частной беседе представитель «ЛУКОЙДа» пояснил, что это формальность, не более. Она необходима для того, чтобы люди больше не покупали землю на проблемной территории и дома здесь не возводили.
    Выход первый: расселять людей. В январе 2019 года в силу вступил федеральный закон «О внесении изменений в Градостроительный кодекс РФ...». По нему Земельный кодекс дополнен статьей 57.1 «Особенности возмещения убытков при ограничении прав в связи с установлением, изменением зон с особыми условиями использования территории».
    Как пояснили в Министерстве строительства и архитектуры Пермского края, теперь если собственник участка и расположенного на нём имущества лишается возможности их использовать из-за установки зоны с особыми условиями, он вправе рассчитывать на выкуп и участка, и имущества. Однако как эта статья будет реализована на практике, пока неясно.

    Выход второй: переносить трубу. Выше мы писали о том, что «Транснефть» начинала изыскательские работы с целью выноса трубы из жилой зоны. Они, однако, ничем пока не закончились. Учитывая, что нефтяники не единственные причастные к текущему положению дел, «бескровное» решение проблемы может стать предметом ожесточённого торга между ними и властями. Главный вопрос: за чей счёт?
    Впрочем, есть ещё и третий выход.
    Усугублять проблему, пустив всё на самотёк или настаивая на сносе строений за счёт средств горожан, не в интересах властей. Такой сценарий с высокой долей вероятности приведёт к усилению социального напряжения и протестной активности. В конце концов, местные жители виноваты лишь в том, что когда-то не заподозрили неладного в относительной дешевизне земли в городской черте. Цивилизованных выходов из проблемной ситуации два. Но ни один из них до конца не проработан.
    Что делать?
    Фрагмент из официальных пояснений краевого Министерства строительства и ЖКХ


    Как закон будет реализовываться на практике?
    Например, неясно, как будет учитываться то, что статус проблемной запрудской земли неоднократно менялся. Так, после того как в 2013–2014 годах были зарегистрированы права собственности на трубопроводы, из разрешённого использования участков исключили личное подсобное хозяйство и «сады, огороды».

    Формально власти известили жителей об этих изменениях (провели публичные слушания, опубликовали информацию в своём официальном бюллетене). Фактически никто не был в курсе перемен. На чьей стороне будет закон и не позволит ли смена зонирования переложить вину на собственников (незнание не освобождает от ответственности), а на этом основании — отказать им в компенсации?
    Сургутский вариант решения проблемы, или «А что, так можно было?»
    Между тем ещё один возможный вариант решения проблемы сейчас реализуется в Сургуте. В 2017 году ООО «Газпром Переработка» зарегистрировало в Росреестре конденсатопровод Уренгой — Сургут. Его охранная зона покрыла часть Сургута (включая аэропорт города и дачные кооперативы) и ряд посёлков. Через суд дочка Газпрома начала требовать сноса строений, расположенных в охранной зоне.

    Против этих требований выступил мэр Сургута Вадим Шувалов. Администрация города подала в суд на «Газпром Переработку», требуя признать установление границ зон с особыми условиями использования незаконным, и выиграла его. Сначала администрация выиграла в первой инстанции, затем в апелляции. Суд обязал признать незаконным внесение в ЕГРН сведений об установлении зоны минимальных расстояний конденсатопровода и устранить нарушение законных прав и интересов администрации Сургута.

    31 октября 2018 года ханты-мансийский Росреестр сообщил председателю правления ПАО «Газпром» Алексею Миллеру о том, что ведомство начало «работы по исключению из ЕГРН сведений о границах минимальных расстояний до магистральных или промышленных трубопроводов, внесённых в ЕГРН до 4 августа 2018 года». Внесение в реестр сведений при этом называется «технической ошибкой».

    Нет зоны с особыми условиями использования — нет проблемы. Неясно лишь, как быть с безопасностью, угрозами взрывов и пожаров и прочими ужасами, которыми нефтяники пугают на судах и круглых столах?

    Впрочем, чем закончится сургутская история — пока неясно. В ноябре 2018 года Газпрому всё же удалось «сломать» вынесенное решение в кассационной инстанции. Она направила дело на новое рассмотрение.

    Фрагмент письма Росреестра председателю правления ПАО «Газпром» А. Б. Миллеру
    Ясность относительно дальнейшего развития событий может появиться в сентябре. По 342-ФЗ до 1 сентября 2019 года все зоны минимальных расстояний до объектов трубопроводного транспорта должны быть утверждены и внесены в Единый государственный реестр недвижимости. Только после этого Правительство РФ утвердит положения в отношении каждого вида зон. Они и будут определять формальные «правила игры» — требования к размерам зон, перечень ограничений использования земли, порядок принятия решений об установке зон и так далее. Но будут ли при этом учтены обстоятельства возникновения каждой конкретной проблемной ситуации? Большой вопрос.
    «Ситуация находится в подвешенном состоянии. Удалось снять остроту, исполнение решений о сносе приостановлено. Но выхода до сих пор нет. Наверху думают, как быть дальше», — прокомментировал текущее положение вещей собеседник, знакомый с ситуацией.
    P. S. Тем временем в Перми...
    Когда версталась эта публикация, стало известно о гибели председателя СПК «Мотовилихинский» Зураба Дочии, одного из главных фигурантов этого расследования. По предварительным данным, причина смерти — сердечный приступ, сообщила газета «Коммерсант — Прикамье».
    Просмотров: 12430
    Читайте также
    Другие материалы рубрики
    Город