26 мая воскресенье
СЕЙЧАС +16°С
  • 6 мая 2019

    У нас появились страницы авторов

    На сайте появились странички постоянных авторов 59.RU. Для того, чтобы на них попасть, нужно нажать на выделенные синим цветом имя и фамилию автора под новостью или статьей. На странице есть информация о журналисте и тексты, а также контакты и страницы в соцсетях — для быстрой связи. 


    10 апреля 2019

    Быстрый доступ к комментариям в мобильной версии

    Теперь в мобильной версии пользоваться сервисом комментирования стало еще удобнее — кнопка доступа к комментариям «закреплена» внизу экрана. На ней вы можете видеть количество уже оставленных комментариев, а нажав на нее — перейти к ним и оставить свой.

    26 марта 2019

    Теперь фото с 59.RU можно запостить в соцсети

    И сделать это в два клика — открыв фотографию и нажав на кнопку с логотипом соответствующей соцсети в правом нижнем углу. Два клика — и фото у вас на странице. 

    Сейчас опция доступна в десктопной версии, в скором времени она будет работать и в мобильной.

    Еще

«Многие будущие приемные родители думают, что дети рождены от балерины и кандидата наук. Это не так»

Родные дети Ольги и Николая Казаковых давно выросли. Подумав, они взяли десять ребят под опеку

Поделиться

Фото: Андрей Дербенев

Редко встречаются люди-колодцы, из которых черпаешь и утоляешь жажду. Но еще реже — лозоходцы, ищущие воду в глубине земли. Приёмные родители Казаковы из Усть-Гаревой отыскивают таланты детей.

Про снегурочку, курочку и колобка

Ольга Геннадьевна — бывший предприниматель, Николай Геннадьевич – спортсмен. 12 лет назад стали сельскими жителями. Ездили в деревню сначала к родственникам, потом присмотрели дом.

Дом старый. Перенесен на это место за несколько месяцев до перекрытия Камской плотины в 1953 году, да так и поставлен без фундамента. Фундаменты колхозники подготовить не успели: дома переносили вечерами после работы в поле.

Казаковы дом перестроили, залили фундамент под цокольный этаж. В цокольном этаже разместили кухню-столовую. Мы беседуем за кухонным столом, в центре — ваза с луговыми цветами и сиренью. Кухня наполняется тёплыми ароматами. Это Дарья и Маргарита достают из духовки пирожки.

— Знаете, как в сказках про колобка, снегурочку, курочку Рябу, — рассказывает Николай Геннадьевич, — бабушка с дедушкой сидят, в окошко смотрят. Так и мы. Одиноко стало в доме.

К тому времени двое родных сыновей уже выросли, переженились. Родительский опыт был, а силы остались.

— Мы бы не знали, что есть приёмные семьи, но до нас в деревне уже были такие, — продолжает Ольга Геннадьевна. — В деревне сейчас девять семей с опекаемыми детьми. Помогала в клубе шить костюмы и номера ставить, туда приходили приёмные родители. Говорили, мол, вам нужны дети. Мы долго думали.

Дети попадали в семью из приютов. Сейчас под опекой семеро: Иван, Максим, Маргарита, Александра, Мария, Полина и Руслан. Трое выпускников приезжают в каникулы. Дарья оканчивает медицинское училище в Березниках. Виталий учится на каменщика, избрали старостой группы. А раньше не умел решать сложные ситуации, в которые частенько попадал. Из-за этого мог вскипеть. Родители подсказали ему выход: пять минут погулять и отпустить. Как в командных видах спорта — удаление на время, чтобы игрок мог успокоиться.

11-летний Ваня из Братска Иркутской области сначала оказался в приемной семье в Екатеринбурге, не ужился, вернули в детский дом. Казаковым рассказали о нём на форуме приёмных семей. Супруги съездили в соседний регион и забрали Ваню в свой дом.

Разглядели в Ване задатки танцора, показали парня в Пермском хореографическом училище. Там его готовы взять, говорят, приходите в конце августа. Всё бы ничего, но Ваня переживает: «Вы меня снова хотите отдать?».

Кавказская овчарка — охранник. Но совсем не злой. Дети с ним играют

Фото: Андрей Дербенев

10-летнему Руслану за год пришлось труднее всех, у него не было никаких бытовых навыков. Мальчик-маугли не понимал, как столовыми приборами пользоваться. Второй год глаза голодные: боится, что снова не будет еды.

Зашла Полина с букетом, отдает маме: 

— Это вам от тайного поклонника.

В 2012 году родная мама не смогла защитить Полину от пьяного брата. После нанесённых увечий девочка несколько недель провела в коме, прошла курс лечения в детской клинической больнице и реабилитацию. В приёмной семье продолжает восстанавливаться, стала лучше ходить, писать от руки. В её тетради запись: «Семья — это очень хорошо, когда вместе играем».

Полине предстоит несколько лет реабилитации, и, возможно, от последствий она до конца не избавится. Спортсмены после травмы быстро восстанавливаются, но и в спорте нужна мотивация. Нет мотивации — начинается падение. С детьми так же. Полина мотивирована счастьем. За счастье она дарит приёмным родителям цветы.

Цветы в руках Ольги — подарок Полины

Фото: Андрей Дербенев

От балерины и кандидата наук

Каждый месяц в семью приезжает психолог, нужно, чтобы кто-то обязательно смотрел со стороны. Всё, что Казаковы рассказывают, психолог подтверждает теорией и статистикой.

— Психологическое сопровождение особенно нужно кандидатам в приёмные родители, — говорит Николай Геннадьевич. — Многие из них думают, что дети родились от балерины и кандидата наук, а это не так. Психологи открывают глаза, и сразу идёт отсев. И это хорошо. Родители должны знать, на что они идут.

— Вернуть ребёнка обратно в детский дом — ничего не может быть хуже, — поддерживает Ольга Геннадьевна.

— Прежде чем усыновить, я бы рекомендовал взять под опеку, пожить вместе год-два, понять ребёнка, проверить психологическую совместимость. Подходите ли вы друг другу, хорошо ли ему с вами? Это как с саженцами: вырос, прижился, значит, ему хорошо, его всё устраивает. Задача — чтобы ребёнок почувствовал себя в семье, чтобы ему было комфортно.

Казаковы уверены, что у каждого ребёнка должна быть биологическая память. Вопрос «Кто мои родители?» рано или поздно всплывёт, а корни должны сохраняться.

Однако отношения кровных родителей с детьми холодные. Сидит мама в тюрьме — пишет слезливые письма. Выйдет — пропадёт, не слышно и не видно.

— Папа Дарьи общается с дочкой, но ему тяжело, постоянной работы нет, делает шабашки, дрова поколет, — говорят супруги.

Обязанность требовать алименты с кровных родителей возложена на приемных. Но какие алименты — им самим надо помочь, чтобы семья восстановилась.

Казаковы узнали, как это делают в Екатеринбурге. В соседнем регионе работает социальный патронат, позволяющий восстановить кровную семью. Мама, у которой социальные службы «забрали» ребёнка, проводит с ним в приюте несколько часов. При условии, если она трезвая. Каждый день появляться трезвой на пороге приюта — дисциплинирует. Родители находят работу, приводят в порядок жильё. Это интересный опыт, его можно распространить и на Пермский край, считают Казаковы.

Мы никого не злобим

Задний двор охраняет кавказская овчарка. Лежит безмолвно в тени берёзы, тяжело дышит, высунув язык. Рядом кролик.

— Не злая? — спрашиваем о «медвежонке».

— Нет, мы никого не злобим, — отвечает мама.

Руслан с «незнакомкой» из сада

Фото: Андрей Дербенев

Руслан приобнял садовую скульптуру — неизвестную античную тётю с амфорой. Разузнали про «своё» место: за теплицей дети устроили кафе-магазин с посудой, плитой и мойкой.

Любопытства ради обошли дом: на бревнах висит подкова, старый керосиновый фонарь, цепь от бензопилы, бобина для кинопленки. Около окна прикручено зеркало заднего вида от грузовика. Вместо домофона с камерой.

На лужайке поставили стулья для интервью родителей. За стульями на траве делает сальто Александра.

— Дети подрастают, и наша задача становится шире. Теперь мы стараемся помочь с профессией, — говорит Николай Геннадьевич. — Если он хочет быть каменщиком, то пусть будет каменщиком по вдохновению, принесет пользу, и чтобы сам с удовольствием ходил на работу.

Казаковы наблюдают, к чему дети проявляют интерес. Поощряют, подсказывают, помогают и направляют. Казаковым нравится открывать в детях способности:

— Это то, ради чего мы работаем. Иногда огорчаешься, когда у детей что-то не получается, но уж если получается то, чему ты научил, то для любого родителя это счастье.

Дети попадают в приёмные семьи с багажом негативного опыта, эмоциональных переживаний, иногда вспоминают неприятные моменты прошлого.

— Я в такие минуты им говорю: не оглядываемся назад, идём вперёд, — рассказывает Ольга Геннадьевна. — Я сразу перевожу тему разговора.

Нормальные лабутены

После серьёзных разговоров перешли в клуб на репетицию. Клуб украшен флажками. Над залом растянут плакат «С праздником!». Отмечали всем селом День России, концерт вели Казаковы.

Дети убежали в гримерку наряжаться. Примеряли треуголки, крылья бабочки, уши Чебурашки, короны мисс красоты, кокошники.

— Я буду двухшляпочным человеком, — сказала Маргарита.

— Каким-каким?

— С двумя шляпами на голове.

При двух должностях, значит.

— А я фея, — кричит Полина.

Саша примерила туфли на высоченном каблуке:

— Нормальные лабутены.

— Ну всё, в школу в них пойдёшь, — пошутил Николай.

Старшие принесли ноутбук, подключили к усилителю, нашли минусовку.

— Раз, раз, — проверила микрофоны Ольга Геннадьевна.

Фото: Андрей Дербенев

Дети спели «Шумную семью», «Солдат», а на «Моей России» хлынул дождь, сбивая цвет яблони и сирени. Дорогу к дому преградил ливень.

— Я хочу ездить в дома престарелых, дома инвалидов, больницы, делать детские концерты, — поделилась Ольга, пока мы пережидали дождь в полутёмном зале клуба. Напротив у стены балетный станок. — Но ездить всем составом мы не можем, у нас легковая машина.

Перебежали по лужам и под навесом дома фотографировали детей с букетами. Наше путешествие началось и закончилось цветами.

Ребята платят за счастье быть в семье, даря родителям цветы