12 декабря четверг
СЕЙЧАС -9°С
Фото пользователя

Ольга Нугуманова

врач-маммолог
Фото пользователя

Ольга Нугуманова

врач-маммолог

«Можно я сама решу, что делать со своей грудью?»: как на женщин давят общество и близкие

Маммолог Ольга Нугуманова рассуждает о том, кому принадлежит женская грудь

Поделиться

Окружающие нередко навязывают женщине отношение к ее собственной груди

Окружающие нередко навязывают женщине отношение к ее собственной груди

«Кому принадлежит женская грудь?» — такой манифест представила на пермском фестивале о женщинах We-fest Ольга Нугуманова. Сфера деятельности Ольги напрямую связана с темой — она хирург, маммолог и специалист по грудному вскармливанию. Поэтому очень хорошо знает, с каким давлением сталкиваются женщины, если речь заходит о питании младенцев или внешнем виде груди. Публикуем размышления Ольги Нугумановой.

Когда бы ни зашла речь о груди и о том, что и как с ней делать, все всегда и всё знают об этом лучше самой женщины. Как только женщина рожает, все наперебой начинают командовать: сколько, где и как кормить. Религия, социальный статус, страна проживания — вот что определяет срок и обстоятельства кормления. Чувства, желания и мнения женщины? «Бред какой-то».

Например, Средние века, Европа. Ты из богатого сословия и родила? Не вздумай кормить — это неприлично. Плюс ты должна сопровождать мужа на все приемы. Да, сразу после родов. Да, у тебя должна быть кормилица. Твое мнение об этом? Кого это волнует?! Ты бедного сословия, родила и твоя внешность подходит тем, кто ищет кормилицу? Будешь кормилицей. Семье нужен этот заработок, даже если он будет стоить жизни твоему собственному ребенку, как это нередко бывало. Выбор? О чем вы вообще говорите!

Во многих религиях определен срок кормления ребенка. В иудаизме — ровно два года. В мусульманстве 30 месяцев должна женщина должна носить ребенка во чреве и кормить его. То есть отлучать тоже в возрасте около двух лет. Это, конечно, сильно повышало выживаемость младенцев в догигиеническую эпоху. Позволяло выдерживать перерыв между беременностями и родами. Сокращало смертность женщин. Это даже соответствует рекомендациям XXI века. Но женщину опять не спросили!

О репрезентации груди в современном обществе, я думаю, вы знаете и без меня. В рекламе женская грудь продает все: гамбургеры, машины, обои, кредиты, сериалы, стройматериалы, игры для интеллектуалов… С другой стороны, если женщина в XXI веке выйдет с младенцем и попытается его покормить в мало-мальски людном месте, она огребет либо от окружающих («Вывалила тут свое хозяйство!»), либо от своих. Я лично знаю женщину, которой муж запрещает кормить вне дома. Считает это неприличным и вообще «Не для моей жены».

Ольга Нугуманова выступила с манифестом на фестивале We-fest

Ольга Нугуманова выступила с манифестом на фестивале We-fest

Facebook банит за фотографии груди в самых суперзакрытых профессиональных сообществах для консультантов по грудному вскармливанию. Туда никто посторонний не может зайти — нужны рекомендации двух и более человек. Но он даже там банит за выкладывание фотографий груди с какой-либо патологией, по которой консультантки хотят посоветоваться.

При этом общество во главе с мужчинами кричит в комментариях к некоторым фото: «Не мешайте этой женщине показывать свою грудь, не ограничивайте ее свободу!» Надо ли говорить, насколько привлекательна грудь на этих фото? И, конечно же, рядом с этой грудью нет никаких младенцев, которые прямо или косвенно намекают на ее непосредственную функцию.

Так, может быть, все-таки позволим выкладывать фото груди? И для медицинских консультаций тоже — у женщин всегда берут на это согласие.

Женская грудь в медицинском аспекте — это моя личная больная профессиональная мозоль. Первый момент — осмотр груди. Сколько я слышала и читала историй о том, что женщина, сходив единожды к маммологу, не обращается к нему три, пять, даже пятнадцать лет! Потому что на первом приеме ей сделали жутко больно. Не рассказали, что будет происходить. Резко, без предупреждения сжали сосок до брызг слез из глаз. На самом деле боль во время обследования не нужна, она вредна и не позволяет оценить женщину нормально. Дополнительной информации она не дает.

То же самое иногда происходит в роддомах. Заходит медработник в палату и говорит: «Подними рубашку». Без предупреждения нажимает на сосок и, не получив оттуда ничего (одной рукой вообще сложно сцедить молоко), выносит вердикт: «Молока у тебя нет, кормить не сможешь, а с такими сосками вообще». При этом все роддома на словах поддерживают грудное вскармливание.

Второй момент — моя боль как консультанта по грудному вскармливанию. Женщинам, настроенным кормить грудью, навязывают смесь. В роддоме, в больницах, на этапах выхаживания детей. На ровном месте без показаний к докорму. Угрозами и манипуляциями: «Не мучай ребенка, дай бутылку», «Ты на смеси выросла — и ничего». Но женщинам, настроенным не кормить, подсылают делегации — нет, не с информированием, а с теми же самыми запугиваниями и угрозами. «Родила — должна кормить», «Ребенку нужно молоко», «Грудь с молоком принадлежит ребенку». Ой ли? Ребенку принадлежит право на оптимальное питание — это грудное молоко. Но грудь принадлежит женщине.

Здесь две стороны — ребенок и женщина. Никакой врач — ни детский, ни взрослый — не вправе решать за женщину, когда ей рожать или завершать грудное вскармливание. Задача врача — информировать женщину, почему он считает, что грудное вскармливание нужно прекратить. За женщиной всегда остается право получения второго мнения. Мы всегда надеемся, что второй врач назначит ей совместимое с грудным вскармливанием лечение (которое есть практически при любом широко распространенном диагнозе). Также за ней остается право на проверку информации, которую донес врач, и право решать, отлучать все-таки ребенка от груди или нет.

Решение о переводе ребенка на смеси принимает женщина, врач может ее проконсультировать, но не вправе заставлять это сделать

Решение о переводе ребенка на смеси принимает женщина, врач может ее проконсультировать, но не вправе заставлять это сделать

Есть и обратные советы. Вы, наверное, встречали рассказы о врачах, которые говорят женщинам с диагнозом мастопатия: «Родишь — и грудь перестанет болеть». Я у своих нерожавших пациенток всегда спрашиваю, говорили ли им такое. Далее следует как минимум короткий разговор о том, что эта рекомендация не имеет права на существование.

Только женщина решает, когда настанет время для зачатия и рождения детей и настанет ли оно вообще. Да, у всех у нас есть пальцы. Но каждый из нас не обязан становиться пианистом. Тело женщины принадлежит женщине.

Я своей деятельностью реализую право женщины на выбор вскармливания детей, выбор того, как и что именно женщина может сделать со своей грудью. Я помогаю тому, чтобы их выбор был максимально информированным и свободным. Бытует мнение, что консультантки по ГВ приходят и категорично заставляют женщину кормить грудью. Это не так. Первое, чему обучают на курсах консультирования по грудному вскармливанию, — это работа по запросу. Мы выясняем, с чем пришла женщина, и именно по этому запросу работаем. Часто консультантки работают с женщинами, помогая им завершить лактацию.

Если вы не разбирались в вопросе глубоко, то 90% того, что вы знаете о грудном вскармливании, — это мифы разной степени изумительности. Я такой фокус проделываю с женщинами на курсах для беременных, говорю: «Давайте вы мне назовете десять фактов о грудном вскармливании». Восемь-девять таких фактов оказываются мифами.

Еще один аспект моей работы — маммопластика. Женщины перед операциями (увеличение груди, подтяжки и так далее) обязаны получить справку маммолога о том, что с их грудью все хорошо и нет противопоказаний. Я очень надеюсь, что с развитием идей бодипозитива у пластических хирургов работы убавится. Но пока конца и края этому не видно. На приеме я вижу женщин с разной грудью, все они для меня как для врача нормальны и прекрасны. Почти всегда я спрашиваю, что привело женщин к решению об операции или что именно их не устраивает в их груди. И часто, слишком часто я слышу ответ: «Меня устраивает все, мужа не устраивает. Он мне дал денег на операцию». В этот момент я начинаю глубоко дышать, делать вид, что увлечена осмотром груди или написанием истории болезни, чтобы не выругаться. Грудь женщины ее мужу не принадлежит!

И последнее: феминизму грудь женщины не принадлежит тоже. Я о той распространенной в фемсообществах идее, что рождение детей и кормление их грудью — это способы угнетения женщины. Считается: раз матки искусственные придумали, но так и не усовершенствовали, то так уж и быть рожайте сами, можете из детдома взять. А вот уж кормить настоящая феминистка (тут должен стоять значок ТМ) не должна. Она должна выбрать смеси. Подруги, сестры, ну только не от вас! Можно я сама решу, что мне делать со своей грудью? Она принадлежит мне.

Ранее мы публиковали другой манифест с фестиваля We-Fest: пермячка Анастасия Норова размышляла о причинах возникновения расстройств пищевого поведения. А также рассказывали о круглом столе на том же фестивале, посвященном недавним скандалам — когда педагогов увольняли из-за фото в купальнике.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

оцените материал

  • ЛАЙК 6
  • СМЕХ 2
  • УДИВЛЕНИЕ 0
  • ГНЕВ 0
  • ПЕЧАЛЬ 0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Гость
28 ноя 2019 в 08:47

Еще одна фемка нарисовалась...

Человек
28 ноя 2019 в 14:00

Тпичное бабьё. на 59.ру только о таких и пишут.

А в чём прроблема?
28 ноя 2019 в 12:39

Никаких проблем нет. Кто как хочет, тот так своими молочными железами и распоряжается. Я, к примеру, первого кормила до 2х лет, вторую до года. Это моё личное дело, и ничьё больше. Танцы с бубном вокруг неуместны.