9 апреля четверг
СЕЙЧАС -1°С
Мальчик умер, когда ему было всего три года

Мальчик умер, когда ему было всего три года

Мама трехлетнего воспитанника центра помощи детям, который умер в больнице 16 декабря, считает, что сотрудники добрянского отдела опеки и соцучреждения вводили ее в заблуждение, говоря, что она не может забрать сына домой. Женщина хочет привлечь их к ответственности за превышение полномочий. Об этом и о других своих претензиях к чиновникам женщина написала в заявлении, которое подала в следственный отдел. Также жительница Добрянки написала следователям письмо, где просит признать ее потерпевшей по делу о смерти мальчика.

Трехлетний Николай (имя изменено. — Прим. ред.) умер в краевой детской больнице 16 декабря. Его привезли в стационар из семейной воспитательной группы — подразделения добрянского центра помощи детям, где он временно жил. Ребенок не был сиротой — у него есть мама, папа, тетя, родные и двоюродные сестры и братья. Но, по словам официального представителя мамы Коли, руководителя пермского отделения  «Родительского всероссийского сопротивления» Алексея Мазурова, изъяли его из семьи обосновано — однажды женщина отлучилась из дома более чем на сутки, оставив детей на старшего 16-летнего сына. В отношении него она ранее была лишена родительских прав. Молодой человек живет с сестрой мамы — своей тетей — и ее детьми.

Но вопросы к органам опеки, центру помощи детям и их работе у мамы умершего мальчика остались. Сейчас, спустя полтора месяца со дня кончины сына, она при помощи официального представителя заявила в следственный отдел Добрянки о том, что сотрудники этих учреждений ее дезинформировали, запретив ей забрать сына из соцучреждения.

— Мама мальчика попросила привлечь сотрудников отдела и центра помощи к ответственности за превышение должностных полномочий. Мы считаем, что ей обязаны были вернуть сына, а не выдвигать требования по улучшению жилищных условий и поиску официальной работы. Дочь женщине отдали, с девочкой все в порядке. Поэтому остается непонятным, что помешало чиновникам вернуть ей и младшего сына, — заявил Алексей Мазуров. — Женщина не отрицает, что могла подписать документы о временном помещении сына в учреждение и семейно-воспитательную группу, но утверждает, что сделала это из-за того, что в опеке и центре помощи ее убедили, что других вариантов нет — ребенка ей сейчас не отдадут. Мать уверена, что, если бы ребенок был с ней, он бы остался жив.

По словам Алексея Мазурова, в заявлении женщина также указала, что ее вводили в заблуждение, утверждая, что она не имеет права проживать вместе со старшим сыном, в отношении которого лишена родительских прав.

— В квартире, где живет 16-летний сын женщины, ее сестра и племянники, ей принадлежит доля. Это дает ей право жить в помещении. Но в опеке и ЦПД утверждали, что это запрещено, так как там живет ребенок, на которого моя доверительница лишена прав. Это неправда: по закону лишение прав автоматически не влечет за собой запрет на совместное проживание. Для этого нужно, чтобы мать была признана опасной для сына или дочери судом. В этом случае такого судебного решения не было, — сообщил Алексей Мазуров. — По сути, опека вынудила женщину скитаться по съемным углам, а потом не отдавала ей сына из-за того, что у нее нет жилья.

Алексей пояснил, что у его доверительницы нет официальных документов от отдела опеки и центра помощи детям, о запретах ей говорили устно.

— Мама Коли — простой человек, она не догадалась попросить у чиновниц бумаги с печатью и поверила их словам, — пояснил Мазуров.

Также мама умершего мальчика и ее представитель считают неприемлемым то, что добрянский отдел опеки не оказывал семье материальной и юридической поддержки.

— К женщине приходил психолог, но его визиты не принесли ей никакой пользы. Мама мальчика воспринимала их как способ контролировать ее, — рассказал Алексей Мазуров. — Самое главное, что мы хотим донести сейчас до власти — это мысль о том, что с семьей, даже если она неблагополучная, нужно работать, а не решать её проблемы методом изъятия из неё детей. В этом смысле опека всё сделала ровно наоборот.

Сегодня, 1 февраля, женщина обратилась в следственный отдел Добрянки еще раз. Она направила туда заказное письмо, в котором просит считать ее потерпевшей по делу о смерти сына. Сейчас она является свидетелем. Заявление матери приобщено к материалам уголовного дела по статье «Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей», которое было возбуждено после того, как ребенка не стало.

В отделе опеки Добрянского района отказались комментировать заявление мамы Николая, сославшись на то, что это нарушит тайну следствия. 59.ru направил запрос в Министерство социального развития Пермского края с просьбой подтвердить или опровергнуть сведения, которые описала в заявлении мама мальчика. В ведомстве обещали предоставить ответ в ближайшее время. Пока в Минсоце сообщили, что семьи, находящиеся в социально-опасном положении, действительно имеют право на получение разных видов помощи, а запрет на проживание родителя с ребенком, на которого он лишен прав, налагает суд.

Подписывайтесь на нашу страничку в Facebook, чтобы не пропустить самые важные события Перми и края.

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!